понедельник, 19 мая 2008 г.

ЧТО БЫЛО НА НЕДЕЛЕ (12-18 мая)

Завершились перестановки в Кремле и правительстве

Главной темой политологических спекуляций в Москве остаются многочисленные перестановки в правительстве и администрации президента, проведенные на прошлой неделе вступившим в должность президента Дмитрием Медведевым и новым премьером Владимиром Путиным. За разговорами о том, чьи позиции укрепились, а чьи ослабли, в общем-то, скрывается одно: Путин сохранил своих людей и в правительстве, и в администрации президента, и в силовых структурах, непосредственно подчиненных президенту, и фактически продолжает держать в своих руках все рычаги власти.
Если посмотреть на нынешних членов кабинета и ближайших помощников Медведева в администрации, то практически все они – выдвиженцы Путина и лояльны именно ему. Это отнюдь не означает, что у них плохие отношения с Медведевым, но ориентироваться они, судя по всему, будут по-прежнему на такой мощный центр власти, как Путин и его ближайшее окружение.
Сама фамилия Медведева уже давно дает повод для политических остряков проводить аналогии между нынешним президентом и его лесным «однофамильцем». Примечательна в этом плане большая статья в «Известиях», формально написанная с чисто бихейвиоралистских позиций – то есть, описывающая обычное поведение медведей в природе. Однако некоторые оценки, по признанию автора статьи, звучат весьма двусмысленно, если их перевести в политическую плоскость: «Первые 4 года своей жизни медвежонок очень пугливый и абсолютно не самостоятельный зверь. Он боится всего – даже своих сородичей. При малейшей опасности сразу забирается на дерево. Ни на шаг не отходит от мамочки. Но потом он входит в силу и становится серьезным и самостоятельным животным».
Действительно, в московском экспертном сообществе допускают, что со временем Медведев может стать самостоятельной и сильной политической фигурой. Однако до этого пока далеко. И вопрос еще в том, позволят ли ему это сделать.
Разросшийся состав кабинета министров при значительном увеличении количества вице-премьеров – до семи – говорит не только о провале административной реформы начала 2000-х гг. (тогда президенту Путину хватало одного вице-премьера). Это, в общем-то, возврат к структуре совета министров эпохи Советского Союза с десятками министерств и ведомств при их чрезвычайно размытой ответственности и минимальной подотчетности. В этом же русле находится и воссоздание президиума правительства – узкого круга лиц в кабинете, которые, собственно говоря, и будут принимать решения.
Все происходит в полном соответствии с известными законами Паркинсона. Как он констатирует в своей известной книге, «кабинет становится бесполезным, когда число его членов доходит до двадцати или двадцати одного». Тогда узкий круг наиболее влиятельных членов начинает собираться отдельно и принимать решения независимо от остальных. В российском кабинете сейчас 25 членов, и ясно, что этот орган как эффективный центр принятия решений себя исчерпал.
Распределение функций внутри правительства говорит об усилении позиций тех лиц, которые отвечают за расходы государственного бюджета, и ослаблении позиций тех, кто объективно заинтересован в их сокращении. Такие влиятельные деятели, входящие в ближайшее окружение Путина, как первый вице-премьер Зубков, отвечающий за сельское хозяйство, вице-премьеры Игорь Сечин, курирующий промышленность, и Сергей Иванов, занимающийся оборонкой, безусловно, будут иметь больше возможностей для лоббирования и получения ассигнований на свои отрасли, чем вице-премьер-министр финансов Алексей Кудрин – для ограничения лавинообразного роста государственных расходов.
Пока незаметно, чтобы новое правительство адекватно воспринимало инфляцию как реальную и главную угрозу экономической и социальной стабильности в стране. Уже первые заседания кабинета свидетельствуют о том, что правительство намерено наращивать государственные инвестиции в экономику и увеличивать социальные расходы. В этих условиях бессмысленно рассчитывать на снижение инфляции. Судя по всему, путинский кабинет намерен бороться не с ней, а с ее последствиями – путем увеличения и индексирования зарплат и пенсий. Для любого грамотного экономиста понятно, что это прямой путь к дальнейшему галопирующему росту цен.
Пока что президент Медведев высказывается по экономическим вопросам немного, но в целом разумно. Так, на заседании правительства на прошлой неделе он вновь, как и во время своей предвыборной кампании, осудил продолжающееся удушение малого и среднего бизнеса бюрократическим произволом и коррупцией. Медведев ставит цель, чтобы на долю малых и средних предприятий приходилось около 50 процентов ВВП. Сейчас их доля составляет менее 20 процентов.
Идеи Медведева о сокращении числа проверок этих предприятий со стороны правоохранительных органов и иных контролирующих ведомств весьма созвучны тем рекомендациям, которые российское представительство Фонда «Наследие» неоднократно формулировало на заседаниях своего дискуссионного клуба «Форум реформ» и доводило до сведения кремлевской администрации, правительства и парламента.
Точно так же, отпечаток разумных подходов, которые рекомендовали участники нашего дискуссионного клуба в отношении борьбы с незаконным захватом собственности – рейдерством – просматривается в антирейдерском законопроекте, поддержанном Путиным для внесения в Государственную Думу. Он предусматривает совершенствование судебной процедуры рассмотрения и разрешения споров по сомнительным коммерческим сделкам.
Однако эти здравые элементы пока носят декларативный характер и далеки от практического воплощения. Всесилие бюрократии, которая укоренилась при Путине, практически невозможно ограничить путем декларативных законов, не подкрепленных конкретными механизмами реализации. Очевидно, что мощный российский бюрократический аппарат будет противиться любым попыткам уменьшить его влияние, так как это будет угрожать его существованию и благополучию.

Россия ссорится с соседями

Обозначившийся было сдвиг в направлении урегулирования российско-грузинских противоречий вновь оказался под угрозой срыва. Российские власти арестовали по обвинению в шпионаже гражданина РФ – уроженца Грузии и обвинили Тбилиси в оказании помощи боевикам на Северном Кавказе. Вновь произошло обострение обстановки в зоне действий российского миротворческого контингента в Абхазии, выступающего под эгидой СНГ. Напряженность вновь накалилась, и это прямой путь к эскалации конфликта.
По-прежнему не складываются у России отношения с Евросоюзом. Никак не удается начать переговоры о новом соглашении о партнерстве и сотрудничестве. Главным препятствием остается позиция Литвы, недовольной прекращением российских нефтяных поставок на литовские нефтеперерабатывающие заводы. Они прерваны Москвой в июле 2006 г. якобы по техническим причинам – в связи с неисправностью нефтепровода на российской территории. С тех пор нефть попадает в Литву танкерами по Балтийскому морю, что невыгодно для Вильнюса.
На прошлой неделе масла в огонь подлил новый вице-премьер Игорь Сечин, курирующий, в том числе, и нефтяную отрасль. Он фактически признал политический характер проблемы, задав риторический вопрос: «Почему мы должны отдавать наши ресурсы?». Подобные заявления, безусловно, только еще больше раздражают партнеров России и ухудшают ее переговорные позиции.

Комментариев нет: