вторник, 22 декабря 2009 г.

Что было на неделе (14-20 декабря)

Как складываются отношения Путина и Медведева

Прошедшая неделя вновь дала пищу для размышлений тем экспертам, которые внимательно наблюдают за политической ситуацией в российских верхах и, в частности, за отношениями в тандеме Путин-Медведев. К примеру, многие обратили внимание на то, что Государственная Дума приняла во втором чтении закон о регулировании торговой деятельности в том варианте, который предлагался правительством и против которого возражала администрация президента. Это было воспринято как явная победа Путина и его ближайшего соратника первого вице-премьера Виктора Зубкова, поддерживающего аграрное лобби, и как поражение кремлевских чиновников, выступавших в интересах продовольственных ритейлеров. Этот факт, хотя бы и косвенно, вновь подтверждает доминирующую роль Путина как в сфере исполнительной, так и законодательной власти.
Разногласия между президентом и премьером, как уже не раз отмечалось, проявляются в основном не явно, а, скорее, в стилистических тонкостях. Так, например, Медведев и Путин по-разному отреагировали на безвременный уход из жизни бывшего исполняющего обязанности премьер-министра и главного либерального реформатора России 1990-х гг. Егора Гайдара. Медведев откликнулся на это событие эмоциональным заявлением о том, что «память о Егоре Гайдаре навсегда останется в наших сердцах». Тогда как реакция Путина была более отстраненной: «Светлая память о Егоре Гайдаре навсегда останется в сердцах его родных и близких». Это опять-таки косвенно свидетельствует о различиях в оценках не только деятельности Гайдара, но и всего периода реформ 1990-х гг.
Что же касается конкретных экономических решений, связанных с ключевым вопросом о собственности, то здесь доминирование Путина не вызывает сомнений. На прошлой неделе правительство разрешило Геннадию Тимченко, известному своей личной близостью к Путину, увеличить до 23 процентов долю во втором по величине производителе газа в России «Новотеке». Теперь у него больше акций в «Новотеке», чем у «Газпрома» (19,4 процентов).
Став крупнейшим акционером «Новотека», Тимченко не только укрепил свои экономические позиции, но и серьезно усилил свое политическое влияние. Ведь, помимо «Новотека» Тимченко еще владеет третьей по величине в мире компанией по транспортировке нефти «Ганвор». Подобная диверсификация бизнеса Тимченко отвечает интересам Путина и его группы.
Не обделены и другие бизнесмены, близкие к этому клану. Партнер Тимченко нефтетрейдер Петр Колбин получил блокпакет в проекте разработки одного из крупнейших в России Южно-Тамбейского газоконденсатного месторождения. Примечательно, что заплатить за эти акции ему придется всего 78,5 млн. долларов – в пять раз меньше рыночной цены. Таким образом, консолидация контроля над сверхприбыльным энергетическим сектором в руках приближенных к правительству бизнесменов продолжается.

Чем завершились переговоры с генсеком НАТО

На прошлой неделе после длительного перерыва, вызванного резким охлаждением отношений между Россией и НАТО после вооруженного конфликта на Кавказе в августе 2008года, состоялся визит генерального секретаря НАТО Андерса Фог Расмуссена в Москву. Его итоги более чем скромные. Главной целью с обеих сторон было, скорее, продемонстрировать возобновление диалога, чем достичь конкретных договоренностей.
Со стороны генсека НАТО была проявлена особая заинтересованность в более активном участии Москвы в военной миссии блока в Афганистане. Речь идет об увеличении транзита через российскую территорию натовских грузов в эту страну, причем, включая и так называемые летальные, то есть вооружения и боеприпасы. Кроме того, генсек просил Россию увеличить количество вертолетов, принимающих участие в операциях в Афганистане, а также обеспечить подготовку афганских военных и полицейских кадров и снабжение военной техники запчастями и топливом.
В Москве проявили некоторый интерес к предложениям НАТО по Афганистану, поскольку они могут принести России немалую экономическую прибыль. Однако Кремль совсем не хочет глубоко вовлекаться в афганские дела, памятуя о печальном опыте советской интервенции в этой стране в 1980-х гг. Во всяком случае, Москва намерена обменять свое потенциальное согласие теснее сотрудничать с НАТО по Афганистану на принципиальные уступки со стороны Североатлантического альянса по тем проблемам, которые являются приоритетными для Кремля.
В настоящее время главной из них является предлагаемый Москвой договор о европейской безопасности, который направлен на узаконивание лидирующей роли России в системе обеспечения мира и безопасности в евроатлантическом пространстве и на ослабление позиций США и НАТО в этой сфере. Москва также добивается от Брюсселя согласия взаимодействовать с подконтрольной ей Организацией Договора о коллективной безопасности, которую НАТО пока не видит в качестве равноправного и перспективного партнера.
В свою очередь, Расмуссен в целом подтвердил линию НАТО на дальнейшее расширение блока, в том числе, путем включения в обозримой перспективе Грузии и Украины. Эта позиция по-прежнему остается неприемлемой для Москвы.
В ходе визита Расмуссена в Москву никаких официальных соглашений и договоренностей оформлено не было. По существу, стороны лишь ограничились декларациями о намерениях и обещаниями изучить предложения друг друга. Переговоры Расмуссена с российскими лидерами показали, что при имеющихся некоторых точках совпадения интересы НАТО и России в том, что касается будущего безопасности в евроатлантическом пространстве, весьма различны.

понедельник, 14 декабря 2009 г.

Что было на неделе (7-13 декабря)

Что кроется за конфликтом вокруг закона о регулировании торговли

На прошлой неделе вновь проявил себя конфликт между правительством и администрацией президента вокруг внесенного в Государственную Думу проекта закона о государственном регулировании торговли. 9 декабря Госдума должна была принять правительственный проект, который предусматривает значительное ужесточение норм регулирования торговой деятельности. В частности, ограничиваются размеры бонусов, которые платят производители за объемы продаж продовольствия крупными розничными сетями, вводятся лимиты на доли этих сетей на локальных рынках. На прошедшей неделе окончательное принятие этого закона дважды откладывалось по инициативе администрации президента, и теперь голосование намечено на 16 декабря.
Чем объясняется этот конфликт? Правительственный законопроект содержит ряд таких дискриминирующих мер в отношении розничных торговых сетей, которые отражают интересы мощного аграрного лобби. Персональной движущей силой этого законопроекта выступал вице-премьер Виктор Зубков, известный своей близостью к главе правительства Владимиру Путину. Более того, премьер личным авторитетом поддержал этот проект, чем обеспечил прохождение его через Думу в первом чтении.
Примечательно, что вся эта работа над этим, по сути, антирыночным законопроектом была сосредоточена в аппарате правительства, который при Путине получил чрезвычайно большие полномочия. А отраслевые министерства – Минпромторг и Минсельхоз - фактически были отстранены от активного участия в работе над документом.
Цель нового закона, в общем-то, предельно ясна: установить жесткий государственный контроль над еще одной весьма прибыльной отраслью экономики. Ведь объем продовольственного ритейла составляет примерно 250 млрд. долларов в год, то есть одну шестую валового внутреннего продукта страны.
Администрации президента в силу различных причин этот закон не нравится. Он ущемляет интересы потребителей, ограничивает права собственности торгово-розничного комплекса и серьезно вредит инвестиционному имиджу России. Кроме того, ключевые экономические фигуры в администрации президента, в частности, его главный советник Аркадий Дворкович, явно не хотят чрезмерного усиления роли аппарата правительства в экономической политике и менеджменте в стране. Это стремление объективно совпадает и с позицией самого Медведева.
Разумеется, конфликт вокруг одного закона неправомерно выдавать за серьезный кризис в отношениях между президентом и премьером. Однако очевидно, что по ряду вопросов, связанных с конкретными взаимоотношениями между соперничающими отраслевыми лоббистскими группами, их позиции не совпадают. То же самое можно сказать и о нюансах в отношении степени государственного регулирования под вывеской «антимонопольной политики». Однако эти разногласия, по существу, не выходят за рамки укоренившейся в России этатистской модели экономического развития.

Очередная неудача «Булавы»

На прошлой неделе неудачей закончился очередной пуск межконтинентальной баллистической ракеты морского базирования «Булава». Он проводился в обстановке повышенной секретности, однако ее отклонение от траектории и зафиксированное многими появление над территорией Норвегии публично обнажило очередной срыв в этом амбициозном проекте Москвы. В конечном итоге, российский оборонно-промышленный комплекс вынужден был признать факт проведения испытательного пуска «Булавы» и его неудачу.
Это событие – чрезвычайно серьезный сигнал для будущего ракетно-ядерного потенциала России и стратегии национальной безопасности в целом. Мирвированная «Булава», способная забросить шесть ядерных боеголовок на дальность до 8 тыс. км, могла бы стать весьма эффективной и современной системой оружия. Однако она разрабатывается уже почти 15 лет, а ее испытания проводятся с сентября 2005 г. Из 12 проведенных пусков семь оказались неудачными, а еще три были признаны «частично успешными». Это говорит о том, что принятие «Булавы» на вооружение российского стратегического подводного флота откладывается на неопределенный период, что осложнит задуманную Кремлем радикальную модернизацию ядерных сил.
С точки зрения обеспечения эффективного ядерного сдерживания «Булава» имеет принципиальное значение для Кремля. При слабости конвенционального потенциала и уязвимости МБР наземного базирования отсутствие «Булавы» снизит убедительность политики ядерного сдерживания и ослабит переговорные позиции Москвы визави Вашингтона.
Кроме того, неудачи с «Булавой» наносят и ущерб личному имиджу Медведева как верховного главнокомандующего. Следует ожидать новых кадровых перестановок среди лиц, ответственных за разработку, производство и принятие на вооружение этой ракеты. После предыдущей неудачи в июле 2009 года в отставку ушел Юрий Соломонов - директор Института теплотехники, разрабатывающего эту ракету. Сейчас наверняка последуют другие увольнения. Однако они вряд ли помогут. В экспертной среде бытует мнение, что в самой концепции «Булавы» имеются изъяны, которые препятствуют ее живучести и эффективности.

понедельник, 7 декабря 2009 г.

Что было на неделе (30 ноября – 6 декабря)

О чем рассказал народу Владимир Путин

После обнародованного две недели назад послания Дмитрия Медведева Федеральному Собранию в московском экспертном сообществе заговорили о том, что нынешний президент открыто обозначил свои намерения баллотироваться на следующих выборах в 2012 г. Однако многочасовое выступление премьера Путина в прямом эфире на прошлой неделе наглядно показало, кто действительно является, образно говоря, хозяином в доме и будет реально претендовать на президентский пост на следующих выборах.
Лейтмотивом четырехчасового эфира Путина стала его фраза «Не дождетесь!» в ответ на вопрос, не хочет ли он оставить политику, пожить для себя и для семьи и отдохнуть. Все содержание и стиль выступления нынешнего премьера были призваны продемонстрировать населению, что именно он контролирует ситуацию в стране, вникает во все детали и не намерен уступать свои лидерские позиции.
С формальной точки зрения каких-либо принципиальных расхождений с медведевским посланием в выступлении Путина не было. Однако определенные нюансы дают основания полагать, что видение некоторых проблем у них неодинаково, или, во всяком случае, имеет место распределение ролей в плане формирования имиджа обоих российских лидеров. Характерно, например, что Путин ни словом не обмолвился о модернизации, которой была посвящена значительная часть медведевского послания Федеральному Собранию. Это наводит на мысль о том, что лозунг модернизации в большей мере остается именно приемом из области имиджмейкерства, чем реалистической и долгосрочной линией государственного руководства.
Ряд заявлений Путина вызвал определенное недоумение и оживленные комментарии. Его заявление о том, что в России нет выборов, можно прямо-таки назвать оговоркой по Фрейду. Некоторые утверждения Путина, новые и уже известные, вызывали серьезные сомнения. Очень уж неправдоподобно звучит для мало-мальски знающих людей, что банкротство «Юкоса» инициировали-де западные банки, а на совести его руководителей – доказанные следствием убийства. Стоит вспомнить в этой связи, что банкротили «Юкос» именно российские власти и подконтрольные им бизнес-структуры, а главный руководитель «Юкоса» Михаил Ходорковский находится в тюремном заключении по приговору, никак не связанному с убийствами.
Заметили лукавство Путина и в вопросе о протекционизме. Он уверял, например, что после закрытия Черкизовского рынка в Москве, где преобладали торговцы и товары из Китая, произошел заметный рост производства и продаж продукции российской текстильной промышленности. Однако данные Роскомстата это не подтверждают.
Журналисты, которые вели прямой эфир с Путиным, были тщательно отобраны из числа наиболее лояльных Кремлю представителей этой древнейшей профессии. И в целом, создавалось впечатление максимальной отрежессированности всего этого ток-шоу. Дело доходило до курьезов. Путин обращался по имени-отчеству к женщине, которая задала свой вопрос, вообще не представившись. То есть ее вопрос был запрограммирован и отработан заблаговременно.
Путин вновь дал сигнал обществу, что он является наиболее вероятным и единственным реальным претендентом на президентский пост в 2012 г. И если в предыдущих своих выступлениях он как-то намекал, что этот вопрос будет решаться вместе с Медведевым, то сейчас упоминания об этом даже не было.

Что стоит за идеей Договора о европейской безопасности

На прошлой неделе Россия внесла на рассмотрение международного сообщества проект договора о европейской безопасности. Ключевая идея этого документа, по утверждениям российского руководства, заключается в создании новых механизмов европейской безопасности с участием всех государств евроатлантического и евроазиатского пространства и с учетом интересов безопасности всех стран региона. Однако в реальности, что бы ни говорилось на официальном уровне, смысл этого договора состоит в ослаблении роли НАТО как главного и наиболее эффективного инструмента обеспечения безопасности в Европе в течение многих десятилетий и в маргинализации процесса ОБСЕ, в котором Россия в последние годы утратила влияние. Взамен Россия стремится к созданию таких механизмов, где она могла бы активнее использовать имеющиеся у нее политические и экономические рычаги, а также союзников на востоке, формально не относящихся к Европе, для продвижения своих интересов.
Очень многие страны континента небезосновательно восприняли этот проект как возрождение попыток установить российскую гегемонию в Европе - наподобие тех, которые существовали у Советского Союза, и максимально уменьшить военное и политическое влияние Соединенных Штатов на континенте. Именно такое восприятие новой российской инициативы и обусловливает более чем сдержанное отношение к ней со стороны большинства стран НАТО.
Поскольку в новом договоре главный акцент делается, как и в советские времена, на военно-политическую составляющую безопасности, а ее гуманитарные и экономические аспекты находятся на заднем плане, становится ясно, что у нынешнего договора чрезвычайно мало шансов на воплощение в жизнь. Среди тех, кто поддерживает «план Медведева», - Белоруссия, Казахстан, Киргизия, то есть те страны, которые не обладают мощным весом в европейских международных отношениях, но зато сами являются проблемными с точки зрения соответствия общепринятым критериям демократии, гражданского общества и правового государства.
Нам уже приходилось писать, что новая инициатива Кремля весьма напоминает прежние советские предложения типа Договора о неприменении силы в международных отношениях, обязательств о неприменении первыми ядерного оружия и т.п. Сейчас об этих провалившихся инициативах мало кто помнит. Не исключено, что подобная судьба ожидает и «план Медведева».

понедельник, 30 ноября 2009 г.

Бюллетень Фонда "Наследие" №11 (115)

ДЕСЯТЬ ФАКТОВ О КИТАЕ И ИЗМЕНЕНИИ КЛИМАТА

В преддверии копенгагенской встречи по глобальному изменению климата в декабре с.г. Фонд «Наследие» опубликовал ряд информационно-аналитических материалов, посвященных этому событию и полемике вокруг него. Один из них посвящен Китаю. Старший эксперт в области азиатской экономической политики Центра азиатских исследований Фонда «Наследие» Д. Сизорс отмечает, что глобальные экологические дискуссии уже многие годы концентрируются на Китае. Раньше в центре внимания были кислотные дожди, которые зарождались в Китае и выпадали в других странах. Со временем дебаты переключались на дефицит воды и отвод рек, которые уже вызвали вынужденное переселение миллионов людей и чреваты конфликтом с некоторыми соседями Китая. Сейчас, когда международное сообщество готовится к конференции по изменению климата в Копенгагене, главная тема – это выбросы углерода и изменения климата. И Китай опять окажется в центре дискуссии.
Размеры страны предполагают одновременное существование конфликтующих процессов. Критики китайской экологической и экономической практики отмечают непрерывное опустошение, в то время как ее сторонники указывают на важные восстановительные программы. Однако жизненно важные статистические данные, которые необходимо учитывать в любой дискуссии, указывают на Китай как на мощнейший источник углеродных выбросов в настоящее время и в обозримом будущем. Причина – уголь.

Цифры не лгут

1. Китай почти наверняка лидирует в мире по использованию «зеленой энергии». КНР выделяет впечатляющие по размерам суммы средств на очистительные работы, строит ветряки, гелиоустановки и другие подобные объекты.
2.Китай также занимает первое место по добыче и потреблению угля. По официальным данным, в 2000 г. производство угля в Китае составляло 880 млн. тонн и постепенно снижалось. Однако в 2008 г. добывалось уже 2,62 млрд. тонн, и добыча продолжает расти. Экологический след КНР часто характеризуется как естественный результат многочисленного населения и растущей экономики. В отношении угля эти аргументы не срабатывают. Доля Китая в мировом ВВП составляет свыше 40 процентов и возрастает. В то же время доля Китая в мировом населении - около 20 процентов и снижается. Доля Китая в мировом использовании угля достигает свыше 40 процентов и продолжает расти.
3. Диверсификация с целью снижения потребления угля провалилась. Сейчас уголь обеспечивает 70 процентов потребности КНР в электроэнергии и почти 80 процентов производства электроэнергии. Обе цифры выше, чем десять лет назад. Такое соотношение вряд ли изменится в ближайшие десятилетия. Факторы транспортировки не слишком важны для энергопотребления Китая, поэтому нефть значит для страны гораздо меньше, чем уголь. И хотя Пекин поставил перед собой широко разрекламированную цель получать 15 процентов электроэнергии из возобновляемых источников, в 2030 г. доля электроэнергии, произведенной при сжигании угля, по прогнозам правительства США, останется на уровне 75 процентов.
4. Мощность китайских электростанций, работающих на угле, будет возрастать - от 350 гигаватт в начале 2006 г. до 950 гигаватт в конце 2030 г. В 2006 г. потребление угля в китайском энергетическом секторе было на 20 процентов выше, чем в энергетическом секторе США. По прогнозам, в 2030 г. потребление угля в китайской электроэнергетике будет на 135 процентов выше, чем в Соединенных Штатах.
5. Даже принимая во внимание запланированный вывод из эксплуатации устаревших электростанций и их замену новыми, немного более экологически чистыми предприятиями, использование угля будет иметь предсказуемый эффект с точки зрения парниковых газов. Перед нынешним финансовым кризисом они были почти на 15 процентов выше, чем в Соединенных Штатах, и продолжали расти опережающими темпами.
Китай был в состоянии уменьшить уровень своих выбросов в 2000-2007 гг. наполовину и достичь заявленной цели их резкого уменьшения на единицу ВВП. Однако он все равно перевыполнял параметры худшего сценария, составленного теми, кто призывает Китай к ответственности. Согласно недавнему докладу банка «Креди Лионнез», в ближайшие десять лет на долю одного лишь Китая будет приходиться 63 процентов роста мировых выбросов СО2.
6. Руководитель Агентства охраны окружающей среды США Л. Джексон заявила в этой связи, что деятельность одних Соединенных Штатов не окажет отрицательного воздействия на уровни СО2 в мире.
7. Нет оснований ожидать, что КНР последует примеру США в вопросе об изменении климата. Китай отверг американское лидерство в сфере безопасности в Иране и Северной Корее и по вопросам прав человека в Судане и Мьянме. В экономике существующая и предполагаемая зависимость КНР от угля значительно превосходит американскую, что затрудняет любое серьезное регулирование.
Более того, Китай конкурирует по большинству товаров и услуг не с Соединенными Штатами, а с другими поставщиками на американский рынок, например, с Мексикой. Ограничения в отношении изменения климата, установленные в этих странах, более значимы для принятия решений Пекином, чем американские. И КНР всегда упорно уклонялась от западного эксперимента ограничения промышленных выбросов с помощью квот (что было мудрым решением, так как Евросоюзу не удалось уменьшить выбросы без урона экономике). Китай не последует за Соединенными Штатами в сокращении парниковых газов, об этом говорят все имеющиеся факты.
8. Для КНР и всего мира недостаток воды и загрязнение окружающей среды важнее, чем парниковые газы. Почти две трети китайских городов и свыше 200 млн. сельских жителей сталкиваются с недостатком воды. В конце 2008 г. почти половина важнейших участков рек и каналов была загрязнена настолько, что они квалифицировались как непригодные для использования человеком, а в некоторых случаях даже для ирригации.
В отсутствие каких-либо радикальных мер перспективы представляются мрачными. Попытки снизить выбросы СО2 потребуют более дорогостоящего отвлечения ресурсов от более неотложных экологических проблем.
9. Когда статистика не нравится Коммунистической партии Китая, ее изменяют и подвергают цензуре. Политическая статистика искажается (например, в отношении размаха и характера волнений в Тибете), экономическая статистика подтасовывается (например, руководители китайских провинций утверждают, что их рост происходит быстрее, чем в среднем по стране), а экологическая статистика подвергается цензуре (например, утаиваются иностранные доклады, а публикуются лишь официальные сводки).
10. Тема Китая показывает, что те, кто требует от США решительных действий, не верят собственным словам об изменении климата. Объективно серьезно настроены лишь те, кто говорит, что любые действия бессмысленны, если Китай не согласится на принудительные и крайне жесткие ограничения на выбросы при международном мониторинге. Те, кто бормочет об исторических обязательствах, «особой ответственности» развитых стран и тому подобном, возможно, и серьезны в чем-то, но только не в отношении ограничения парниковых газов.

Последствия

В отсутствии технологического прорыва единственный путь сдерживания парниковых газов – это радикально изменить практику использования угля Китаем. Неумолимые цифры говорят о том, что все остальное – не более чем уловка. Это имеет прямые последствия для политики США, в частности, в отношении нынешних глобальных переговоров.

• Односторонние действия США по сдерживанию парниковых газов по сути бесполезны. Даже если Соединенные Штаты готовы оплатить экономические издержки, односторонние действия не помогут.
• Парниковые газы невозможно сдерживать без введения ограничений на Китай, которые Пекину трудно будет выполнить. Поэтому любое соглашение должно отводить важнейшее место международному мониторингу и конструктивному механизму исполнения обязательств.
• Если какое-либо соглашение по этому принципу окажется дипломатически возможным, оно подвергнется экспертизе с точки зрения его воздействия на экономику и суверенитет США.
• Если выбросы парниковых газов рассматривать как серьезную угрозу, исследование должно почти полностью сконцентрироваться на поглощении углерода и технологиях по уменьшению выбросов от угля, а не превращаться в напрасный труд по использованию альтернативных источников энергии.
• Если выбросы СО2 и дальше будут рассматриваться как мало приоритетная проблема, Соединенные Штаты все же должны стремиться к расширению сотрудничества с КНР по ряду экологических и энергетических проблем, например, по совершенствованию технологий сбережения и очистки воды.


СОДЕРЖАТЕЛЬНАЯ ПОВЕСТКА ДНЯ ДЛЯ ВСТРЕЧИ ПРЕЗИДЕНТА ОБАМЫ С ЛИДЕРАМИ СТРАН ЮГО-ВОСТОЧНОЙ АЗИИ

В связи с прошедшем в ноябре в Сингапуре саммитом АСЕАН директор Центра азиатских исследований Фонда «Наследие» В. Ломан напоминает, что предыдущая администрация США внесла существенный вклад в улучшение отношений Соединенных Штатов с Ассоциацией государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН). Она разработала «План сотрудничества с АСЕАН», программы поддержки инициатив АСЕАН и совершенствования партнерства между АСЕАН и США, «Рамочное соглашение по торговле и инвестициям между США и АСЕАН». Она также начала переговоры о соглашении по свободе торговли (ССТ) с Малайзией и Таиландом и добилась успешного завершения ССТ между США и Сингапуром, которое обеспечило 73-процентный рост американского экспорта в Сингапур. Именно президент Буш назначил первого в истории представителя США в АСЕАН.
К сожалению, публичная дипломатия администрации Буша не была столь же успешной. Решение Буша об отмене саммита США-АСЕАН в 2007 г., нерегулярное участие госсекретаря США К. Райс в региональных мероприятиях и видимое безразличие помощника госсекретаря К. Хилла к Юго-Восточной Азии привели к формированию вредного впечатления об уходе Соединенных Штатов из региона. Этот вывод не был ни справедливым, ни точным, но его трудно опровергнуть.
Президент Обама столкнулся с противоположной проблемой. Его внимание к этому региону помогает скорректировать впечатление об ослаблении вовлеченности США. Посещение госсекретарем США Х. Клинтон Индонезии в качестве ее первого зарубежного визита и ее участие во встрече министров иностранных дел государств АСЕАН в июле с.г. были важными, политически значимыми шагами. Сейчас президент принял участие в саммите государств АСЕАН. Однако пока что его вовлеченности не хватает содержательности.
Никто не ожидает, что Обама немедленно добьется успехов наподобие тех, которые были достигнуты предыдущей администрацией за целых 8 лет. Однако президенту следовало воспользоваться саммитом США-АСЕАН для того, чтобы четче обозначить и выделить важнейшие проблемы в отношениях между США и АСЕАН: свободу торговли, Мьянму и усиление Китая.

Свобода торговли

Ничего нет важнее для АСЕАН, чем торговля. Именно в этой сфере у Ассоциации самые реальные достижения: зона свободной торговли АСЕАН и ССТ с Китаем, Индией, Южной Кореей, Японией и др. Президент Обама должен, как минимум, продемонстрировать интерес к заключению ССТ между Соединенными Штатами и АСЕАН. Он должен поддержать намерение администрации Буша вести переговоры о вступлении США в «Транстихоокеанское партнерство», которое уже объединяет Сингапур, Бруней, Чили и Новую Зеландию. Он должен поощрять интересы стран АТЭС к зоне свободной торговли в АТР.
Президент Обама также должен поддержать традиционный интерес США к всеобъемлющим и высококачественным соглашениям о свободе торговли. Высокое качество предполагает жесткие переговоры. Однако странам этого региона не требуется катализатора для ускорения их продвижения к управляемой торговле. Да и Соединенным Штатам не нужна торговая политика, которая воюет с рынком за право отбирать победителей и неудачников.

Мьянма

Политика администрации Обамы в отношении Мьянмы – это, по сути дела, продолжение прежней политики санкций в сочетании с новым уровнем и темпом охвата. В октябре помощник госсекретаря по делам Восточной Азии и АТР К. Кэмпбелл отметил на слушаниях в комитете по иностранным делам палаты представителей, что «налаживание принципиально иных отношений между Соединенными Штатами и Мьянмой потребуют реального прогресса в сфере демократии и прав человека». Среди факторов, составляющих «прогресс», он выделил освобождение «всех» политзаключенных, «безоговорочное» освобождение Аунг Сан Суу Кий, прекращение конфликта с национальными меньшинствами и искренний диалог между правительством, демократической оппозицией и меньшинствами.
Важно, чтобы президент Обама лично прояснил лидерам стран АСЕАН эти условия для отмены санкций. Они прислушаются к его словам скорее, чем к официальным заявлениям госдепа. А если он этого не скажет, они решат, будто позиции госдепартамента и президента не стыкуются. Президент Обама может сесть за один стол с премьер-министром Мьянмы Тейн Сейном и остальными девятью лидерами АСЕАН, как планировалось. Однако если то, что скажет Обама о Мьянме, не вызовет дискомфорта у присутствующих лидеров, значит, он подобрал не те слова.
Мьянма – эта проблема, которая лежит в сердцевине борьбы за будущее АСЕАН. Будет ли эта организация привержена демократии, верховенству закона, правам человека и фундаментальным свободам, как это записано в ее уставе, или станет просто форумом для общения? Помогая АСЕАН найти правильный ответ, президент не только поможет Мьянме и делу свободы в недемократических режимах АСЕАН, но и усилит аргументацию в пользу вовлеченности Соединенных Штатов.

Китай

Возвышение Китая – это негласный подтекст саммита США-АСЕАН. Обе стороны осознают роль, которую энергичное дипломатическое присутствие Соединенных Штатов в Юго-Восточной Азии может сыграть так, чтобы сбалансировать растущее влияние Китая.
В отношениях с Китаем на кон поставлены главные экономические интересы стран АСЕАН. Они очень хотят быть уверенными в том, что Соединенные Штаты не планируют все это взорвать. Когда у власти в Вашингтоне были республиканцы, страны АСЕАН были озабочены «убийцами панд» - теми, кто был настолько встревожен геополитическим положением и быстро растущей военной мощью Китая, что требовал от союзников США сделать четкий выбор – на чьей они стороне. Теперь, когда правительство контролируют левые, эти государства озабочены протекционизмом в отношении профсоюзов и экологических организаций. Возможно, что лидеры АСЕАН также проявят озабоченность в отношении Китая.
Экономическая роль Китая в этом регионе не совсем позитивна, в особенности в плане валютной политики. Во время азиатского финансового кризиса китайцев сильно критиковали за отказ от девальвации валюты, последствия которого подорвали способности Юго-Восточной Азии выйти из экономического кризиса при помощи экспорта. В реальности тогдашняя политика КНР не имела никакого отношения к благосостоянию ее соседей. Она была направлена на обеспечение стабильности и контроля. Сегодня то же самое стремление и привязка к падающему доллару оказывает давление на другие региональные валюты.
Президент Обама также должен постараться расслышать общую обеспокоенность в отношении наращивания Китаем военной мощи и его ползущей агрессивности в Южно-Китайском море. Суть речи, с которой премьер-министр и отец сингапурской государственности Ли Куан Ю выступил в Вашингтоне, заключалась в приглашении США помочь региону в поддержании баланса в отношении Китая. Он публично выразил недоумение в отношении целей демонстрации военной техники на параде в связи с 60-летней годовщиной КНР. Он допустил, что эта цель не сводится к простому сдерживанию иностранного вмешательства в конфликт между Тайванем и материковым Китаем. Он упомянул масштабные претензии Китая в Южно-Китайском море и отметил, что китайцы построили на ряде островков рыболовецкие аванпосты и патрулируют их кораблями береговой охраны. Позже за этими патрульными средствами может оказаться глубоководный флот.
Выражение подобной озабоченности – это обычное занятие вашингтонских политиков, скептически настроенных в отношении Китая. Ли Куан Ю, верховный жрец внешнеполитического реализма, расширил их аудиторию.
Президент Обама должен ясно дать понять, что хотя американо-китайское экономическое сотрудничество очень важно для его администрации, он надеется, что становление Китая как великой державы будет протекать конструктивно и что, для страховки, Соединенные Штаты будут стоять наготове, не умаляя своей традиционной роли гаранта мира и безопасности в регионе.

Концентрация на самом важном

Столицы стран АСЕАН очень терпимы в отношении ведения диалога ради самого диалога. В сущности, они часто выступают в защиту его сомнительной ценности. Однако американцы не так терпимы к бесплодным дискуссиям. Если не будет результатов, взаимодействие с АСЕАН не будет воспринято в Вашингтоне серьезно. Наихудшим вариантом для США была бы серия бесплодных дебатов, которые только подтверждают репутацию АСЕАН как «говорильни» и девальвируют американское участие. Президент может принести прямую пользу национальным интересам и оказать воздействие на стратегическое положение страны на долгосрочную перспективу, помогая АСЕАН доказать свою значимость. Он может добиться этого только в том случае, если сконцентрируется на ключевых вопросах.


«БЕЛАЯ КНИГА» ФОНДА «НАСЛЕДИЕ»: ВАЖНЕЙШИЕ
АЗИАТСКИЕ ИНДИКАТОРЫ

Коллектив авторов Фонда «Наследие» во главе с директором Центра азиатских исследований У. Ломаном подготовил «Белую книгу», содержащую основные характеризующие индикаторы для Азии. Следует сразу оговориться, что под «Азией» авторы понимают пространство от границы с Ираном на западе до Тихого океана на востоке и от России на севере до Австралии, Новой Зеландии и Океании включительно. Государства Ближнего и Среднего Востока, Центральной Азии и Закавказья, а также Россию авторы в данном контексте к Азии не относят.
В «Белой книге» отмечается, что Соединенные Штаты являются тихоокеанской нацией в такой же степени, как и атлантической. Штат Гавайи, Гуам, Северные Марианские острова и Американское Самоа находятся в Тихом океане. В этом регионе Соединенные Штаты имеют пять договорных альянсов (с Японией, Южной Кореей, Австралией, Филиппинами и Таиландом), флот и крупные военные базы. Они также связаны договорными обязательствами по обеспечению безопасности Тайваня, развивают экономические отношения с материковым Китаем.
В Южной Азии США формируют многогранное партнерство с Индией, имеют важнейшего партнера в лице располагающего ядерным оружием Пакистана, ведут войну против глобального терроризма в Афганистане.
Американское присутствие в Азии крупномасштабно и целенаправленно. Это продукт более чем столетней вовлеченности и жертв, включая войну с Испанией, первую мировую войну, войны в Корее, Вьетнаме и Афганистане.
Соединенные Штаты останутся в Азии. Прилагаемые таблицы наглядно показывают, почему. Достаточно одного взгляда на них, чтобы понять динамизм региона. Здесь проживает более половины мирового населения. Свобода и деспотизм, экономическая свобода и бедность сосуществуют в этом регионе. В Восточной и Южной Азии самые лучшие и худшие в мире места для бизнеса. Здесь находится ряд самых нестабильных и опасных государств в мире, но также и некоторые наиболее стабильные и надежные страны. В Азии расположена единственная страна в мире, способная стать равным конкурентом Америки в борьбе за глобальное влияние – Китайская Народная Республика.
Азия находится в непрерывном движении. Одни лишь размеры региона делают его развитие определяющим фактором в защите и продвижении американских интересов и ценностей. Его экономический рост обусловливает возрастание его значения. А динамизм здесь означает, что ничто в его развитии нельзя принимать как должное.
В «Белой книге» содержатся следующие таблицы.

1. Политическая нестабильность

Несостоявшиеся государства – это синоним угроз национальной безопасности. К сожалению, в соответствии с «Индексом несостоявшихся государств», который издается американским фондом «За мир» и журналом «Форин полиси», большая часть нестабильных стран находится в Азии.

2. Состояние политической свободы

В соответствии с классификацией «Фридом хаус», Азия представляет собой экстраординарную смесь политических систем – от самых свободных до самых деспотичных. Чем свободнее государство, тем больше вероятность того, что оно является другом Соединенных Штатов.

3. Рыночная привлекательность

Китай привлекает больше прямых иностранных инвестиций, чем любая другая страна региона. Вместе с Гонконгом на его долю приходится свыше 10 процентов мировых суммарных величин.

4. Прямые инвестиции

Соединенные Штаты инвестируют в физические активы за пределами своих границ больше денег, чем 23 крупнейших инвестора этого региона в совокупности.

5. Процветающая торговля

На долю Азии приходится более четверти глобальной торговли товарами и услугами – больше чем на долю США и Евросоюза вместе взятых.

6. Рост благосостояния

В 2008 г. Австралия стала самой богатой страной в регионе, обойдя даже Соединенные Штаты. За последние 20 лет ВВП на душу населения во многих странах Азии удвоился или утроился.

7. Экономические ставки

Экономика США с ВВП в 14,2 триллиона долларов почти в три раза превосходит экономику Японии (крупнейшую в Азии) и сравнима с суммарным показателем всех экономик региона (15 триллионов долларов). Велика вероятность того, что Китай в 2010 г. обойдет Японию и станет второй по величине экономикой в мире.




8. Состояние экономической свободы

Ее оценка проводится в соответствии с методологией, разработанной Фондом «Наследие» и газетой «Уолл-стрит Джорнэл», по 10 факторам: свобода ведения бизнеса, свобода торговли, налогово-бюджетная свобода, размеры государства, кредитно-денежная свобода, свобода инвестиций, финансовая свобода, права собственности, свобода от коррупции и свобода труда.

9. Военная мощь Китая доминирует в регионе

Китайская армия больше вооруженных сил любой другой азиатской страны. По численности она превосходит ВС США.

10. Северная Корея – самое милитаризированное государство в регионе

Почти пять процентов населения КНДР состоит на действительной воинской службе. Это в два раза больше, чем в других азиатских государствах.

11. Индия будет самым многонаселенным государством в мире

В 2030 г. Индия может обойти Китай как самое многонаселенное государство в мире. В совокупности у них почти в два раза больше населения, чем в остальной Азии. А на ее долю приходится 60 процентов мирового населения.

12. Поддержка Соединенных Штатов в ООН

В таблице показано, как азиатские и некоторые другие члены ООН голосовали по 88 важнейшим резолюциям на сессии Генеральной Ассамблеи в 2008 г. в плане совпадения с позициями Соединенных Штатов. Даже некоторые лучшие друзья Америки чаще голосовали не вместе с США, а против них.

понедельник, 23 ноября 2009 г.

Что было на неделе (16-22 ноября)

Копенгагенский саммит по изменению климата и Россия

В преддверии копенгагенской встречи по изменению климата в развитых странах Запада кипят страсти и ожесточенные дискуссии о том, имеет ли место глобальное потепление, чем оно вызвано, как с ним бороться и во что это обойдется национальным экономикам.
Ничего этого не происходит в России. Создается впечатление, что правительство и общественное мнение полностью разделяют вывод в духе классического либерального laisser-faire, что глобальное потепление носит умеренный и прецедентный характер, его воздействие на здоровье человека и дикую природу в целом позитивно, а углекислый газ – не главный фактор в формировании климата. Поэтому это не кризис и нет необходимости в чрезвычайных мерах по сокращению выбросов парниковых газов.
Почему в современной России с сильным этатизмом возникла такая парадоксальная ситуация? Неужели объективно существующие глобальные изменения климата ее не затрагивают? Объяснений здесь сразу несколько.
Во-первых, в России чрезвычайно слабы экологические организации любой ориентации, будь то алармистские группы или объективные исследовательские центры. Практически отсутствуют независимые исследования по проблеме изменения климата, которые могли бы дать импульс и направить общественную дискуссию по этим вопросам. Государство не заинтересовано в их существовании, поскольку они критикуют сложившуюся практику.
Исследования по проблеме климата проводятся в основном научными центрами, которые финансируются государством и тесно связаны с международными структурами, занимающимися этой проблемой, прежде всего, Межправительственной группой экспертов ООН по изменению климата (МГЭИК). Так, в начале 2009 г. под эгидой Федеральной службы по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды (Росгидромет) опубликован "Оценочный доклад об изменении климата и его последствиях в Российской Федерации". Многие авторы доклада – члены того же ооновского органа, и естественно полагать, что их выводы идут в русле базовых концепций МГЭИК. Утверждается, например, что полученные данные представляют убедительные свидетельства в пользу антропогенного характера наблюдаемого потепления климата. Однако и этот доклад не получил широкой огласки и практически не повлиял на общественное мнение.
В условиях отсутствия публичной дискуссии большое значение приобретают взгляды и действия правительства. И здесь мы сталкиваемся с тем, что можно назвать экологическим нигилизмом. Правящая элита в России не то чтобы разделяет взгляды определенных научных кругов об ограниченной угрозе изменения климата, а просто склонна игнорировать эту проблему как таковую, вне связи с результатами и выводами научных исследований. В недавнем послании президента Медведева Федеральному Собранию эта проблема вообще не затрагивалась. А премьер Путин известен своими многочисленными шутками на тему глобального потепления. Так, он в позитивном ключе отозвался об этом процессе, поскольку благодаря ему россияне смогут тратить меньше денег на меха. Шутят в верхах и на тему о том, что при потеплении в Подмосковье можно будет выращивать бананы.
Парадоксальная ситуация существует в сфере государственного экологического регулирования. В современной науке устоялась концепция целостности окружающей среды и в более широком понимании – ноосферы, которую в начале ХХ века выдвинул выдающийся российский ученый Владимир Вернадский. Однако в российской практике эта концепция грубо попирается. Существует два ведомства, одно из которых – Федеральная служба по надзору в сфере природопользования (Росприроднадзор) – следит за чистотой воды, а другое – Федеральная служба по экологическому, технологическому и атомному надзору (Ростехнадзор) – отвечает за воздух. Хотя из их названий следует, что их функции дублируются. Кроме того, есть и уже упомянутый Росгидромет, который осуществляет мониторинг окружающей среды, но лишен каких-либо реальных полномочий.
В ответ на обвинения в экологическом нигилизме могут выдвинуть контраргумент, что Россия в свое время подписала, а затем и ратифицировала Киотский протокол. Однако парадокс здесь состоит в том, что, приняв этот документ, Москва фактически ничего не делала для его выполнения. Решение о ратификации было принято тогдашним президентом Путиным в 2004 г. под давлением Евросоюза в качестве непременного условия принятия России в ВТО. Когда же процесс вступления России в эту организацию зашел в тупик, Москва просто потеряла интерес к этому документу и его выполнению.
Возможно, такая отстраненность России от глобальной дискуссии по изменению климата и имеет право на существование. Всё-таки объем выбросов парниковых газов у России гораздо меньше, чем у США и Китая. Однако экологический нигилизм ведет к игнорированию действительно важных внутренних проблем, связанных с загрязнением окружающей среды и его влиянием на климат. Достаточно вспомнить что, по международным оценкам, из десяти наиболее загрязненных городов мира три находятся на территории РФ. Сжигание огромного количества попутного газа при добыче нефти – тоже существенный фактор воздействия на климат, который по-прежнему игнорируется.
Как представляется, одна из причин пренебрежительного отношения к опасным факторам загрязнения среды лежит в чрезвычайной монополизации российской экономики и, прежде всего, тех ее отраслей, которые наиболее вредны с экологической точки зрения. Отсутствие какой-либо реальной конкуренции в сфере нефте- и газодобычи при наличии огромной персональной заинтересованности многих госчиновников в сверхприбылях от добычи нефти и газа ведет к игнорированию минимальных требований защиты природы.
Более того, в российских правящих кругах широко распространено мнение о том, что глобальное потепление может быть весьма полезным для России. Так, в вышеупомянутом докладе Росгидромета к числу таких факторов относятся: распространение зоны комфортабельного обитания на север, сокращение отопительного периода, увеличение сельскохозяйственного потенциала благодаря увеличению водных ресурсов, расширение возможностей для морского судоходства в арктических морях и для строительных проектов на арктическом шельфе.
Разумеется, на копенгагенском саммите российские представители будут выступать с заявлениями о важности проблемы глобального потепления, о необходимости решительных мер борьбы с ним. Однако в практическом плане Россия вряд ли сможет внести какой-либо существенный и реальный вклад в решение этой проблемы.

понедельник, 16 ноября 2009 г.

Что было на неделе (9-15 ноября)

О чем не сказал Дмитрий Медведев

В послании президента Дмитрия Медведева Федеральному Собранию России, с которым он выступил на прошлой неделе, содержится немало здравых идей и предложений. Кто же будет спорить с необходимостью модернизации и реструктуризации российской экономики? Или с преодолением ее сырьевой ориентации? Или с борьбой против коррупции?
Проблемы, которые поднял в своем послании Медведев, действительно актуальны и требуют неотложных решений. Главный вопрос – в том, каким образом будут реализовываться эти идеи, кто будет их осуществлять? И вот тут послание президента страдает многочисленными изъянами, на что обратили внимание практически все независимые комментаторы.
В послании очень неясно, в самых общих чертах, обрисованы пути и механизмы реализации поставленных задач. Нет ответа на главный вопрос: кто конкретно будет осуществлять назревшие перемены. Впрочем, из послания Медведева отчетливо следует, что он намерен опираться на сложившуюся в России мощную бюрократическую машину. Все поручения, которые он обозначил в своем выступлении, относятся к правительству, сфере государственного управления. Что касается поощрения частной инициативы, опоры на частное предпринимательство в качестве средств преодоления экономической отсталости страны, то об этом в послании Медведева не сказано ни слова.
Вызывает определенные сомнения его тезис о том, что всю страну объединяет осознание необходимости перемен. В российской правящей элите – как политической, так и экономической – и во всевластном бюрократическом аппарате существуют мощные силы, заинтересованные в сохранении статус-кво. Сырьевая ориентация экономики и экспорта при условии сохранения высоких цен на энергоносители их вполне устраивает, ибо является источником их власти и благополучия. А вот модернизация и реструктуризация экономики чревата для них серьезными политическими и экономическими издержками. Очевидно, что они будут сопротивляться таким переменам, которые повлекут за собой ослабление их позиций и перераспределение государственных полномочий и ресурсов не в их пользу.
Медведев правильно диагностирует катастрофическое состояние коррупции в стране, приводит вопиющие цифры. Однако и в этом случае его предложения мало конкретны. Он вполне разумно выступает за большую открытость судебной системы, но обходит молчанием специфические меры в отношении борьбы с коррупцией в исполнительной власти.
Естественно, что в условиях кризиса население нуждается не только и не столько в стратегических перспективах, но и, главным образом, в конкретных мерах социальной поддержки. В этом плане Медведев старался быть максимально детальным, делая упор на выполнении социальных обязательств государства. А вот загрязнение окружающей среды, которое во многих регионов России приобрело катастрофический характер, оказалось за скобками его выступления.
В целом, послание Медведева оставляет противоречивое впечатление. Правильные замыслы сочетаются в нем с весьма неясными перспективами их выполнения. Вспоминается в этой связи диалог в 1920-е гг. между главным коммунистическим идеологом СССР Николаем Бухариным и нобелевским лауреатом, физиологом Иваном Павловым, который без всяких симпатий относился к коммунизму. Когда Бухарин нарисовал радужную перспективу коммунистического общества, каким оно станет через 15-20 лет, Павлов скептически заметил: «А что если все будет наоборот?» Теперь уже известно, кто был прав, а кто нет.
Медведев любит позиционировать себя как политика нового поколения: он «дружит» с Интернетом, имеет свой блог, пропагандирует идею «электронного правительства». Однако кое в чем он и его команда остаются в плену сталинских мифов. Вот, к примеру, в этом послании он, оправдывая нынешнее отставание России, ссылается на наследие царского режима, когда страна была якобы "отсталой и неграмотной". Однако общеизвестно, что накануне первой мировой войны экономика тогдашней России была на более высоком месте в мире, чем теперь, а темпы ее роста – выше, чем у других развитых стран. Грамотность же вполне соответствовала общеевропейскому уровню. Догму об отсталости царской России придумали большевики для оправдания Октябрьского переворота и последующих жертв. Странно, что Медведев к ней возвращается.
Из послания Медведева следует, что в России будет сохраняться ориентация на государственное регулирование и управление как основное средство реализации экономических перемен, а механизмы свободной экономики вновь окажутся отодвинутыми на задний план. Это неминуемо будет мешать политическому и экономическому развитию страны.

вторник, 10 ноября 2009 г.

Что было на неделе (2-9 ноября)

Об инвестиционном климате в России

На состоявшейся вчера встрече премьера Владимира Путина с ведущими иностранными инвесторами в России представители многих западных корпораций высказали острую критику в отношении инвестиционного климата в стране. Так, председатель совета директоров и исполнительный руководитель Ernst & Young Дж. Терли заявил, что существующая система выдачи лицензий, разрешений и сертификатов наносит вред инвестиционной привлекательности России. К числу других препятствий на пути иностранных инвестиций в России были отнесены проблемы с транспортом и инфраструктурой.
Путин был вынужден согласиться с этой критикой, но отнес существующие проблемы на счет «тяжелого наследия плановой экономики». Почти через 20 лет после краха этой системы такие оправдания звучат не очень убедительно. Ведь все эти бюрократические препоны появились не при Советской власти, а в последние годы.
События прошедшей недели указывают на то, что в новой российской экономике отчетливо проявляется не столько наследие плановой системы, сколько возврат к ней при отказе от рыночных достижений 1990-х гг. К примеру, сейчас в правительстве обсуждается план принудительного финансирования НИОКР в области передовых технологий. Речь идет о том, чтобы в приказном порядке обязать крупнейшие корпорации выделять установленные правительством объемы средств на проведение НИОКР. Разумеется, эта антирыночная мера не будет способствовать инвестиционной привлекательности России.
Или другой пример нарастания бюрократического произвола. Депутаты от «Единой России» в Государственной Думе предлагают еще больше ужесточить регулирование рыночной торговли со стороны государства. Согласно их законодательной инициативе, правительство может получить право устанавливать пределы для розничных цен, торговых надбавок и минимальных закупочных цен на отдельные виды «социально значимых товаров» и сельскохозяйственных продутов. Под предлогом борьбы с монополизмом предполагаются также ограничительные меры против крупных торговых сетей.
Ведущие российские либеральные экономисты – Егор Гайдар, Евгений Ясин, Андрей Илларионов и др. – призвали блокировать этот законопроект, представляющий реальную угрозу свободной экономике. В случае принятия этого закона инвестиционный климат в стране только ухудшится.
Несмотря на многочисленные заявления российских руководителей об их стремлении устранить барьеры для иностранных инвестиций и обеспечить благоприятные условия для их притока, зарубежные инвесторы, судя по всему, имеют свой взгляд на ситуацию. Они не склонны доверять этим обещаниям. Так, за первую неделю ноября западные инвесторы вывели из фондов, работающих с российскими ценными бумагами, рекордную сумму в 244 млн. долларов. Это самый высокий показатель с июля прошлого года. Западные инвесторы не очень верят в стабилизацию российской экономики и пока не собираются увеличивать свои вложения в Россию.

понедельник, 2 ноября 2009 г.

Что было на неделе (26 октября -1 ноября)

Судьба госкорпораций в России

В последнее время заметно усилилась роль высших государственных чиновников, входящих в ближнее окружение Владимира Путина, в управлении экономикой страны. Особенно укрепились позиции вице-премьера Игоря Сечина, который курирует в правительстве проблемы энергетики и многие другие промышленные вопросы. Формально не являясь первым заместителем главы кабинета, Сечин, тем не менее, сконцентрировал в своих руках огромные полномочия.
В середине месяца премьер Путин одобрил предложение Сечина как вице-премьера о передаче акций генерирующих компаний, находящихся в собственности у государства, в распоряжение нового энергогиганта «Интер РАО ЕЭС». Деликатность момента – в том, что совет директоров этого монополиста по экспорту и импорту электроэнергии возглавляет именно Сечин. Цена передаваемых активов составляет 3,3 млрд. долларов, что почти в полтора раза больше нынешней цены самого «Интер РАО ЕЭС». Тем самым роль этого энергетического гиганта на российских и международных рынках существенно возрастает.
Помимо «Интер РАО ЕЭС» Сечин также возглавляет другую монопольную структуру - он является председателем совета директоров Объединенной судостроительной компании. Хотя ОСК около 70 процентов своих доходов получает от оборонных заказов и должна была бы относиться к сфере компетенции другого вице-премьера – Сергея Иванова, она по-прежнему находится в орбите влияния Сечина.
В последние недели вице-премьер предпринял шаги по укреплению своих позиций в ОСК путем кадровых перемен. По инициативе Сечина на должность ее президента назначен Роман Троценко, имеющий опыт работы в большом бизнесе. Этим вице-премьер не ограничился. В конце прошлой недели он потребовал уволить Александра Бузакова, генерального директора региональной дочки ОСК – «Западный центр судостроения», который объединяет крупные предприятия Санкт-Петербурга и прилегающих регионов. На смену ему также прочат одного из приближенных Сечина.
В условиях продолжающейся концентрации экономических рычагов в руках госчиновников выпады президента Дмитрия Медведева против госкорпораций выглядят весьма неубедительно. На прошлой неделе, выступая перед руководителями большого бизнеса, президент заявил о необходимости либо изменить правовой статус этих компаний, либо закрыть их. По словам Медведева, они вышли из-под контроля.
Многие эксперты восприняли эти заявления как начало конца государственных «мамонтов». Однако, на наш взгляд, эти ожидания явно преждевременны. Госкорпорации в России обладают не только экономической мощью, но и огромным политическим влиянием. Их сопротивление попыткам ограничить их роль будет ожесточенным. Ведь предлагаемая президентом ликвидация госкорпораций может привести к тому, что некоторые руководящие должности в бизнесе и правительстве окажутся просто ненужными. Поэтому можно предположить, что путь от деклараций Медведева до их воплощения в жизнь будет трудным, а шансы на успех невелики.
Отдельно следует сказать о новых планах приватизации, вынашиваемых российским правительством. В начале октября первый вице-премьер Игорь Шувалов заявил, что в течение ближайших трех лет приватизации могут подвергнуться до 5,5 тыс. компаний. А министр финансов Алексей Кудрин высказался за то, чтобы госсобственность составляла не более 30 процентов, а не свыше 50-ти, как сейчас.
Формально поводом к новым замыслам в области приватизации является необходимость пополнения бюджета. Однако, по мнению ряда аналитиков, за этим скрываются более глубокие причины. За последние годы многие государственные чиновники обогатились в такой степени, что могут позволить себе вкладывать деньги в привлекательные отрасли и предприятия с тем, чтобы обеспечить свое благосостояние на случай ухода из власти. Поэтому они и стремятся, пока существует возможность, как можно скорее воплотить свои властные полномочия в конкретные частные, принадлежащие лично им активы. Однако следует полагать, что конкуренция за прибыльные предприятия тоже будет острой, а сам процесс приватизации, как было и в 1990-е гг., весьма трудным, противоречивым и далеким от стандартов экономической свободы.

четверг, 29 октября 2009 г.

Бюллетень Фонда "Наследие" №10 (114)

БЛИЗОРУКАЯ ПОЛИТИКА США В ОТНОШЕНИИ АФГАНИСТАНА СОЗДАСТ ПРОБЛЕМЫ НА ДОЛГОСРОЧНУЮ ПЕРСПЕКТИВУ

Сотрудники Фонда «Наследие» Л. Кертис и Дж. Филипс полагают, что результаты нынешних дискуссий по Афганистану в Белом доме будут иметь огромное значение для жизненно важных интересов национальной безопасности США. Для подобных дебатов в прошлом был характерен самообман в отношении способности Соединенных Штатов в краткосрочной перспективе достичь политического решения в вопросе об отношениях «Аль-Каеды» с мятежниками Талибана. Близорукий взгляд на закоренелые проблемы в Афганистане и Пакистане несет в себе опасность ввергнуть этот регион в еще большую нестабильность и тем самым свести на нет недавние успехи в борьбе против «Аль-Каеды» и пакистанских талибов.
Успехи, достигнутые в последний год благодаря возросшему числу ударов с беспилотников по «Аль-Каеде» и руководящей верхушке Талибана в трайбалистских пограничных районах Пакистана, судя по всему, привели некоторых американских официальных лиц к ошибочному выводу, что одних таких операций вполне достаточно для отражения угрозы со стороны «Аль-Каеды» и ее экстремистских союзников. Однако анализ действий Талибана и его эволюции за последние 15 лет показывает, что его идеология, оперативные возможности и тесные связи с «Аль-Каедой» и другими экстремистскими организациями, действующими на территории Пакистана, позволяют ему пользоваться огромным влиянием как в Афганистане, так и в Пакистане. Поэтому США не могут искоренить экстремизм в регионе, пока не лишат талибов способности вновь утвердить свою власть в Афганистане.

Голоса в Пакистане

В последние годы в Пакистане произошел ряд благоприятных событий. Вооруженные силы Пакистана провели операцию в долине Сват, вытеснив проталибские элементы. Повысилось качество совместных американо-пакистанских операций вдоль афгано-пакистанской границы. Это привело к уничтожению Байтуллы Мехсуда а августе с.г. Более того, как сообщается, пакистанские войска готовятся к наступлению в южном Вазиристане, который превратился в оплот «Аль-Каеды» и других экстремистов.
Однако недавние успехи в Пакистане не должны приводить американских политиков к ошибочному заключению, будто США могут ослабить внимание к Афганистану. На самом деле сейчас самое время продемонстрировать военную решимость в Афганистане таким образом, чтобы сжать «Аль-Каеду» и ее союзников с обеих сторон границы. Если сейчас, когда талибы рассчитывают на победу, США уменьшат масштабы своей военной миссии в Афганистане, вполне вероятно, что все последние успехи там будут безвозвратно утрачены. Антиэкстремистские силы в Пакистане, которые борются за свою жизнь и будущее Пакистана, умоляют Соединенные Штаты «не менять курса» в Афганистане. Эти люди хорошо понимают, что отступление США вдохновит экстремистов во всем регионе. Вашингтон должен прислушаться к этим призывам.

Переговоры с позиции слабости равносильны капитуляции

Похоже, что администрация Обамы принимает желаемое за действительное в отношении способности США в ближайшем будущем договориться с талибами о политическом решении. Опыт неудачных попыток американских дипломатов в конце 1990-х гг. убедить Талибан улучшить свою репутацию в отношении прав человека и выдать Усаму бен Ладена должен убедить тех, кто сейчас отвечает за эти вопросы, в полной неэффективности таких попыток вовлечения талибов.
После восьми лет беспрерывной войны с силами коалиции идеология талибов стала еще более антизападной и примитивной, чем в 1990-х гг., а связи между «Аль-Каедой» и верхушкой Талибана стали прочнее. Помимо тесных связей, выкованных на поле боя, и совпадающих идеологических целей отношения симбиоза между двумя исламистскими организациями были упрочены семейными узами. Сообщалось, например, что верховный лидер талибов Мулла Мохаммед Омар женился на одной из дочерей бен Ладена.
Несмотря на эти прочные связи, в Вашингтоне стремятся провести разграничение между руководством талибов, с одной стороны, и «Аль-Каедой» и ее глобальной программой, с другой. Это стремление оторвано от реальности. Цели, которые преследуют верхушка Талибана и «Аль-Каеда», не так уж разнятся, чтобы оправдать дифференциацию этих двух организаций с точки зрения угрозы, которую они представляют для интересов национальной безопасности США. Когда Талибан усиливает свое влияние в Афганистане, то же самое относится к «Аль-Каеде».
Некоторые лица в администрации Обамы рекомендуют позволить талибам контролировать отдельные территории Афганистана или включать их лидеров в структуры управления. Опасность проведения этих «вертикальных переговоров» прямо сейчас заключается в том, что Талибан обладает относительно сильными позициями в Афганистане и в состоянии запугать умеренных афганцев, поддерживающих демократический процесс.
Вертикальные переговоры с бескомпромиссными элементами в Талибане в данный момент также означали бы отказ от поддержки афганских партнеров Америки, которые борются за лучшее будущее для своей страны. Они сражаются для того, чтобы предотвратить возврат власти талибов, которая полностью игнорировала права граждан, в особенности, женщин (включая запрет на образование для девочек), и систематически разрушала богатые исторические и культурные традиции страны с целью навязать афганскому народу варварскую интерпретацию ислама. Если Соединенные Штаты отступят перед талибами, Америка будет восприниматься во всем мире как слабый и ненадежный партнер, не желающий защищать те самые идеалы, на которых в свое время были основаны сами Соединенные Штаты.
Нет признаков того, что верхушка Талибана готова к компромиссу в отношении политического решения или к разрыву отношений с деструктивной глобальной программой «Аль-Каеды». Однако существуют определенные преимущества в том, чтобы добиваться примирения на местном уровне, что поможет вовлечь неидеологизированных «рядовых бойцов» Талибана в политический процесс. Цель этой стратегии – оказать военное давление на руководящую верхушку Талибана и защитить население от запугивания со стороны талибов. Одновременно необходимо убеждать мятежников в том, что на местном уровне они поддерживают проигравшую сторону и что им будет выгоднее сложить оружие и присоединиться к «мейнстриму» в политическом процессе.

Не бросайте друзей и не поощряйте врагов

Президент Обама должен дать своим военачальникам шанс добиться успеха, удовлетворив их просьбы в отношении войск и средств, необходимых для полной реализации стратегии борьбы с мятежниками, принятой его администрацией в марте с.г. Как предупредил в своей речи 1 октября генерал МакКристал, «мы должны продемонстрировать решимость. Неопределенность лишает наших союзников мужества и придает смелости нашим врагам».
Если администрация Обамы предпочтет отклонить просьбу командующего о дополнительных силах, а вместо этого будет стремиться к вовлечению талибов в переговорный процесс в тщетной надежде, что боевики порвут со своими союзниками из «Аль-Каеды», результаты, скорее всего, будут катастрофическими. Многие афганцы, которые в настоящее время поддерживают правительство в Кабуле, поддадутся соблазну перестраховаться и установить связи с Талибаном, а колеблющиеся афганцы, скорее всего, перейдут на сторону талибов. Президент Обама должен иметь видение долгосрочной перспективы и избегать близорукой политики отказа от друзей и поощрения врагов.


ОБЗОР СТРАТЕГИИ ГОСДЕПАРТАМЕНТА США
ОШИБОЧЕН С САМОГО НАЧАЛА

Презентация первого при администрации Обамы проекта «Четырехлетний обзор дипломатии и развития» (ЧОДР) была проведена 14 октября «Глобальной коалицией лидерства» - новой неправительственной организацией, основанной бывшими госсекретарями США Колином Пауэллом, Мадлен Олбрайт и др. Если считать дискуссии на презентации показательными, то окончательный продукт ЧОДР будет повторением прошлых ошибок. Он по-прежнему будет концентрироваться на традиционных государственных инструментах оказания помощи иностранным государствам и не сможет обеспечить подлинную интеграцию всех инструментов американской внешней политики и политики безопасности.
ЧОДР сознательно скопирован с «Четырехлетних обзоров военной политики» министерства обороны США, которые составляются в начале каждого нового президентского срока. Цель ЧОДР – представить обоснованную аргументацию в поддержку обязательства президента Обамы «удвоить» бюджет содействия развитию путем углубления степени детализации бюджетов Агентства международного развития (АМР) США, начиная с представления конгрессу бюджета 2011 финансового года. Представления бюджета минобороны стали «золотым стандартом» для членов и сотрудников комитета по ассигнованиям. Однако, если цель – улучшить ясность изложения и представление бюджета, то ЧОДР вряд ли этого добьется.
Список участников и повестка дня презентации ЧОДР администрации Обамы говорят сами за себя. С одной стороны, зал был заполнен сотрудниками АМР, представителями традиционных НПО и его подрядчиками. В то же время, наблюдалось примечательное отсутствие каких-либо чиновников Пентагона, корпорации «Вызов тысячелетия» или «Президентского чрезвычайного плана по предоставлению помощи больным СПИДом». Две последние организации были созданы при администрации президента Дж. Буша и получили высокую оценку за свои инновационные подходы, ориентированные на конкретные результаты.
Организаторы презентации ЧОДР похвалялись, что «начали новую кампанию с целью повысить значимость невоенных инструментов дипломатии и развития». И поэтому, видимо, не пригласили никого из министерства обороны. Однако участие представителей Пентагона было бы вполне уместным. Усилия Пентагона в Ираке и Афганистане включают в себя содействие развитию в рамках общей стратегии борьбы за сердца и умы и набирают обороты с тех пор, так как они стали значимыми факторами успешной стратегии генерала Д. Петреуса по наращиванию сил США в Ираке. Гражданские агентства по содействию развитию рассматривают этот перекос в сторону Пентагона как угрозу. Тем не менее, если подразумевается, что «умелая сила» предполагает интеграцию всех инструментов политики в единый инструментарий государства – что заявлено в качестве второй задачи ЧОДР, - тогда ВС США должны быть частью этой формулы.
На вышеупомянутом мероприятии один из заместителей госсекретаря и председатель ЧОДР Дж. Лью заявил, что администрация Обамы намерена «предоставить гражданским лицам инструменты, чтобы делать то, что они умеют лучше всего, и дать возможность военным вернуться к тому, что они умеют делать лучше всего».
Однако подход военных пока работает лучше, чем старая модель АМР. Их успех частично обусловлен тем, что Пентагон ставит более достижимые краткосрочные задачи и может обеспечить собственными силами безопасность своим партнерам, что необходимо в связи с частыми актами насилия в нынешних несостоявшихся государствах.
Эти краткосрочные успехи помогли Соединенным Штатам достичь более крупных внешнеполитических целей. Профессионалы Агентства международного развития слишком часто стремятся ставить более широкие и общие задачи, которые можно достичь не ранее чем через 5-10 лет, и которые слабо связаны с текущими внешнеполитическими вызовами.
Не менее поразительно отсутствие понимания необходимости реформировать средства публичной дипломатии и стратегических коммуникаций. И президент Обама, и госсекретарь Х. Клинтон говорили о том, что эти аспекты внешней политики США будут играть ключевую роль в деятельности нынешней администрации США. Однако, несмотря на личную заметность президента и его Нобелевскую премию мира, он не смог указать, в каком направлении пойдут эти реформы и перемены, если они вообще состоятся. Заместитель госсекретаря по публичной дипломатии Дж. МакХейл будет всего лишь председательствовать в одном из подкомитетов ЧОДР, что полностью лишает ее какой-либо роли в формулировании стратегии.
На презентации ЧОДР примечательно отсутствовали те инакомыслящие, которые могли бы поставить под сомнение превалирующую конвенциональную мудрость программы государственного содействия развитию. Проницательные наблюдатели в развивающемся мире начинают осознавать ее деструктивность. Например, на дискуссию следовало бы пригласить замбийскую писательницу, бывшего сотрудника Всемирного банка Дамбису Мойо. В своей последней книге «Бесполезная помощь» Мойо приходит к выводу, что иностранная помощь Африке со стороны развитых стран способствовала формированию культуры коррупции, препятствовала частным иностранным и внутренним инвестициям и привела к росту нищеты. Именно по этой причине корпорация «Вызов тысячелетия» считает борьбу с коррупцией своим главным приоритетом.
На презентации ЧОДР также не присутствовали представители министерства торговли, которые могли бы обосновать, что частная торговля и инвестиции в развивающихся странах имеют значительно большее значение, чем программа государственного содействия развитию. Это также относится к экономическому росту в американском частном секторе посредством расширения экспортных возможностей. Американская политика развития должна концентрироваться в первую очередь на расширении частной торговли и инвестиций в развивающихся странах.
Наконец, особенно бросалось в глаза отсутствие нового руководителя АМР. Учитывая то значение, которое администрации придает ЧОДР, это существенное упущение. Администрация Обамы до сих пор не назначила нового руководителя АМР, и это породило среди сторонников Агентства опасение, что госсекретарь Клинтон ведет дело к полной интеграции АМР в состав Госдепартамента США, которая началась в середине 1990-х гг. и получила развитие при госсекретаре К. Райс. Если этот процесс будет завершен, это будет самым лучшим результатом ЧОДР.
ЧОДР должен сконцентрироваться на стратегических взаимосвязях помощи США в интересах развития, публичной дипломатии/стратегических коммуникаций, традиционной дипломатии и аппарата национальной безопасности США для достижения актуальных внешнеполитических целей. Даже сейчас самые большие расходы через структуры государственного содействия развитию американское правительство несет в тех странах, где Соединенные Штаты сражаются против радикального ислама.
ЧОДР также должен признать важность программ помощи, основанных на конкретных результатах и хорошем управлении, например, как у корпорации «Вызов тысячелетия», чье финансирование было урезано администрацией Обамы, а также огромную важность соглашений о свободной торговле.
Администрация США должна использовать результаты ЧОДР для того, чтобы убедить конгресс восстановить финансирование корпорации «Вызов тысячелетия» в 2009 финансовом году и увеличить запрос на финансирование в 2010 финансовом году, даже если это будет означать сокращение других программ АМР. Финансирование традиционных программ государственного содействия развитию должно быть постепенно уменьшено или переадресовано на программы корпорации «Вызов тысячелетия». Остальные программы АМР следует перепрофилировать в соответствии с более конкретными приоритетами во внешней политике и национальной безопасности США.
Администрация США также должна закончить работу, начатую предыдущей администрацией, по интеграции АМР в госдепартамент и вновь сделать его инструментом политики национальной безопасности США.


50 ПРИМЕРОВ ГОСУДАРСТВЕННОГО РАСТОЧИТЕЛЬСТВА

Специалист по проблемам федерального бюджета Института экономических исследований им. Т. Роу Фонда «Наследие» Б. Ридл отмечает, что резкий рост госрасходов и бюджетный дефицит в размере триллиона долларов вернули проблему финансовой ответственности – и снижения ненужных затрат со стороны государства – в национальную повестку дня. Не так давно президент Обама узнал, что 0,004 процента федерального бюджета – это пустые траты, и предложил изъять 140 млн. долларов из проекта бюджета в размере 3,6 триллионов долларов на 2010 г. Президент пошел еще дальше и предложил частично компенсировать расходы на новую дорогостоящую программу выплат на здравоохранение, уменьшив на 662 млрд. долларов «убытки и потери» в программах медицинского страхования «Медикейд» и «Медикэр» в течение следующего десятилетия. Налогоплательщики, вероятно, зададутся вопросом, почему в настоящее время снижение потерь используется как козырь в дебатах в конгрессе.
Сокращение расточительности – непростое дело. Даже самые бесполезные программы находят защитников в лице целой армии реципиентов, администраторов и лоббистов, которые получают от них выгоду. Идентифицировать потери и злоупотребления намного проще, чем придумать систему для их исправления. Многие законодатели больше концентрируются на получении ассигнований, чем на менее увлекательной работе государственного надзора. Раздраженные налогоплательщики видят, что государство обходится им все дороже и дороже и конца этому не видно.
Понятно, что устранение потерь не может сбалансировать бюджет. Законодатели также должны сдерживать расходы, которые становятся не по средствам. Тем не менее, государственная расточительность – это как низко висящий фрукт, который законодатели должны сорвать, чтобы добиться доверия общественности в отношении более крупных реформ.
Конгресс разрешил госслужащим расходовать налоговые средства на плейеры марки «iPod», ювелирные изделия, азартные игры, клубы экзотических танцев и ужина со стейками за 13 тыс. 500 долларов. Если законодатели не могут сократить даже такие расточительные траты, мошенничество и злоупотребления, маловероятно, что налогоплательщики доверят им реформирование системы социального обеспечения и программы страхования здоровья «Медикэр».
Можно выделить шесть категорий расточительных и нецелесообразных расходов.
• Программы, которые следует передать властям штатов и местным администрациям.
• Программы, которые частный сектор осуществил бы лучше.
• Ошибочно нацеленные программы, на чьих реципиентов государственные пособия распространяться не должны.
• Устаревшие и ненужные программы.
• Взаимодублирующие программы.
• Неэффективность, бесхозяйственность и мошенничество.

Первые четыре категории большей частью субъективны, и здравомыслящие люди могут разойтись во мнении о том, находится ли данная федеральная программа в их компетенции. Однако последние две категории – дублирование, неэффективность, бесхозяйственность и мошенничество – сравнительно легко выявить и ликвидировать. Ниже приводятся многочисленные примеры именно такого расточительства.

1. В 2008 г. федеральное правительство осуществило незаконные выплаты на сумму не менее 72 млрд. долларов.
2. Вашингтон расходует 92 млрд. долларов на корпоративные льготы (исключая Программу помощи банкам с проблемными активами). Для сравнения: на внутреннюю безопасность выделено всего 71 млрд. долларов.
3. Вашингтон ежегодно расходует 25 млрд. долларов на поддержание неиспользуемой и незанятой федеральной собственности.
4. Государственные аудиторы потратили последние пять лет на изучение всех федеральных программ и обнаружили, что 22 процентов из них, которые обходятся налогоплательщикам ежегодно в 123 млрд. долларов, не оказывают никакого позитивного воздействия на население, которому они призваны служить.
5. Бюджетное управление конгресса опубликовало серию документов «Варианты бюджета», в которых определило, что потенциальное сокращение расходов может быть обеспечено в размере 100 млрд. долларов.
6. Примеры из многочисленных докладов Главного бюджетно-контрольного управления США о разорительном дублировании включают 342 программы экономического развития, 130 программ помощи нетрудоспособным, 130 программ помощи молодежи категории риска, 90 программ содействия детям раннего возраста, 75 программ, финансирующих образование за рубежом, культурные и учебные обмены, и 72 программы, направленные на обеспечение чистой воды.
7. Вашингтон израсходует 2,6 млн. долларов на обучение китайских проституток умеренному потреблению алкоголя на работе.
8. Аудиторская проверка, проведенная Главным бюджетно-контрольным управлением, классифицировала почти половину всех приобретений, сделанных по государственным кредитным картам, как нецелевые, жульнические или воровские. К примерам таких покупок, оплаченных налогоплательщиками, относятся азартные игры, оплаты ипотеки, алкоголя, нижнего белья и ювелирных украшений. Вот один удивительный пример: почтовая служба израсходовала 13,5 тыс. долларов за один ужин в ресторане, включавший свыше 200 закусок, и алкоголь на сумму свыше 3 тыс. долларов, в том числе более 40 бутылок вина по цене свыше 50 долларов за штуку и марочные алкогольные напитки типа «Курвуазье», «Бельведер» и «Джонни Уокер Голд». На каждого из 81 гостей было истрачено в среднем по 167 долларов.
9. Федеральные агентства являются правонарушителями почти в 20 процентов случаев использования платежных карт для командировочных, и это ежегодно обходится налогоплательщикам в сотни миллионов долларов.
10. Комиссия по ценным бумагам и биржевым операциям израсходовала 3,9 млн. долларов на переоборудование рабочих мест и офисов в своей штаб-квартире в Вашингтоне.
11. Недавно Пентагон израсходовал 998 тыс. 798 долларов на поставку двух 19-центовых смывателей из Южной Каролины в Техас и 293 тыс. 451 долларов за отправку смывателя за 89 центов из Южной Каролины во Флориду.
12. Свыше половины всех сельскохозяйственных субсидий поступает коммерческим фермам со средним доходом на семью в 200 тыс. долларов.
13. Мошенничество в сфере здравоохранения обходится налогоплательщикам приблизительно в 60 млрд. долларов ежегодно.
14. Аудиторская проверка, проведенная Главным бюджетно-контрольным управлением, выявила, что на 95 систем оружия Пентагоном было перерасходовано 295 млрд. долларов.
15. Отказ многих госслужащих летать экономическим классом и соответствующее повышение класса обслуживания ежегодно обходится налогоплательщикам в 146 млн. долларов.
16. В 2009 г. Вашингтон потратит 126 млн. долларов на продвижение наследия семьи Кеннеди в Массачусетсе. Кроме того, сенатор Дж. Кэрри (демократ, шт. Массачусетс) настоял на выделении 20 млн. долларов из оборонного бюджета 2010 года на финансирование нового Института им. Эдварда Кеннеди.
17. Сотрудники ФБР начали более 20 уголовных расследований по эпизодам мошенничества, связанных с предоставлением финансовой поддержки по «Программе помощи банкам с проблемными активами».
18. Несмотря на бюджетный дефицит в триллионы долларов, отдельные статьи ассигнований в прошлом году включали 200 тыс. долларов на программы выведения татуировок в Мишн Хиллс в Калифорнии; 190 тыс. - на исторический центр Буффало Билла в г. Коди, шт. Вайоминг; 75 тыс. долларов - на создание специальной зоны для тинэйджеров в Олбани, шт. Джорджия.
19. Федеральному правительству принадлежит более 50 тыс. пустующих домов.
20. Федеральная комиссия по коммуникациям израсходовала 350 тыс. долларов на спонсирование автогонщика Дэвида Гиллиланда.
21. Члены конгресса израсходовали сотни тысяч долларов, приобретая для своих офисов автоматы для попкорна, плазменные телевизоры, оборудование для DVD, ионные освежители воздуха, видеокамеры и другие технические приспособления, а также 24 тыс. 730 долларов на аренду автомобиля марки «Лексус», 1 тыс. 434 долларов на цифровой фотоаппарат и 84 тыс. долларов на именные календари.
22. Помощь Ираку на сумму более 13 млрд. долларов классифицируется как растраченная или украденная. По растрате еще 7,8 млрд. отчетные документы не предоставлены.
23. Мошенничество, связанное с расходами по ликвидации последствий урагана «Катрина», оценивается на сумму свыше 2 млрд. долларов. Кроме того, дебетовые карты, предоставленные жертвам урагана, были использованы для оплаты отдыха на курортах Карибского моря, билетов на матчи Национальной футбольной лиги, покупку шампанского «Дом Периньон», порновидео и, по крайней мере, одну операцию по смене пола.
24. Аудиторы обнаружили, что 900 тыс. из 2,5 млн. реципиентов чрезвычайной помощи, пострадавших от урагана «Катрина», предоставили фальшивые имена, адреса и номера карточек социального страхования или многократно подавали заявки на помощь.
25. Недавно конгресс выделил авиакомпании «Аляска эрлайнс» 500 тыс. долларов для изображения на ее самолетах «Боинг-737» эмблемы в виде чавычи.
26. Министерство транспорта предоставит субсидии на сумму свыше 2 тыс. долларов на прямые рейсы между Вашингтоном и родным городком конгрессмена Х. Роджерса (республиканец, шт. Кентукки). Роджерс является членом комитета по ассигнованиям палаты представителей, который утверждает бюджет министерства транспорта.
27. Вашингтон израсходовал 3 млрд. долларов на пополнение пляжей песком, хотя этот песок смывается в океан.
28. Министерство сельского хозяйства призналось в своем отчете, что значительные суммы из 2,5-миллиардного стимулирующего пакета на финансирование широкополосной сети Интернета будут израсходованы впустую.
29. Министерство обороны растратило 100 млн. долларов на неиспользованные авиабилеты и даже не потрудилось вернуть себе их стоимость, хотя билеты подлежали компенсации при возврате.
30. Вашингтон расходует 60 тыс. долларов в час на фотографирование президентского самолета на фоне национальных достопримечательностей.
31. За последние полтора года военнослужащие ВВС и ВМС потратили по кредитным картам, профинансированным государством, 102 тыс. 400 долларов на азартные игры, 69 тыс. 300 на морские круизы и 73 тыс. 950 долларов на клубы экзотических танцев и проституток.
32. Члены конгресса установили себе дополнительные выплаты в размере 90 млн. долларов на бесплатные почтовые отправления в 2010 г., когда пройдут выборы.
33. Конгресс проигнорировал рекомендации министерства здравоохранения и социального обеспечения по повышению эффективности, что позволило бы сэкономить ежегодно до 9 млн. долларов.
34. За счет налогоплательщиков финансируется изготовление портретов высокопоставленных государственных чиновников. Это 50 тыс. долларов за каждый.
35. Администрация штата Вашингтон разослала однодолларовые продуктовые чеки 250 тыс. семей с целью улучшить показатели деятельности и добиться дополнительных федеральных ассигнований в 43 млн. долларов.
36. Семьям, проживающим в сельской местности, выделяются большие сельскохозяйственные субсидии на покос травы. Многие семьи не нуждаются в них и никогда за ними не обращались.
37. Конгресс ассигновал 20 млн. долларов на «празднование успехов» военных кампаний в Ираке и Афганистане.
38. Покупки сотрудников министерства внутренней безопасности включают плазменные телевизоры с 63-дюймовой диагональю, плейеры марки «iPod» и оборудование для минипивоварен ценой в 230 долларов.
39. Две ошибки в проекте закона о сокращении дефицита обошлись налогоплательщикам в 2 млрд. долларов.
40. Северный Риджвиль, штат Огайо, получил 80 тыс. долларов из стимулирующего пакета на проект, который, по словам мэра этого города, «находится в конце списка приоритетов».
41. Национальный институт здравоохранения ежемесячно расходует 1,3 млн. долларов на аренду лаборатории, которой он не пользуется.
42. Недавно конгресс потратил 2,4 млн. долларов на 10 новых самолетов, которые, по оценке Пентагона, ему не нужны и не будут использоваться.
43. Законодатели выделили 13 млн. долларов из средств на преодоление последствий урагана «Катрина» на строительство музея инженерного корпуса сухопутных сил США – агентства, которое частично несет ответственность за прорыв дамбы, приведшей к затоплению Нового Орлеана.
44. Сотрудники государственной программы медицинского страхования «Медикэр» растратили 50 млн. долларов, ошибочно направив денежные компенсации 230 тысячам реципиентов.
45. Аудиторские проверки обнаружили в контрактах министерства внутренней безопасности растраты, случаи мошенничества и злоупотреблений на сумму 34 млрд. долларов.
46. Недавно Вашингтон израсходовал 1,8 млн. долларов на содействие в оборудовании частного поля для гольфа в Атланте, шт. Джорджия.
47. По программе передовых технологий ежегодно расходуется 150 млн. долларов на субсидии частному бизнесу. 40 процентов этих средств поступают фирмам, входящим в список 500 компаний журнала «Форчун».
48. Следователи конгресса сумели получить 55 млн. долларов в качестве федерального студенческого кредита на фиктивную комиссию, которую они создали для проверки министерства образования.
49. Программа Резервного фонда исключенных из сельскохозяйственного оборота земель ежегодно платит фермерам 2 млн. долларов за то, чтобы они не обрабатывали свою землю.
50. В 2001 г. в министерстве торговли потерялось 1 тыс. 137 компьютеров. Во многих из них содержались личные данные граждан США.

Многие эти примеры накладываются друг на друга, и поэтому невозможно точно определить потери. Тем не менее, очевидно, что Вашингтон ежегодно тратит сотни миллиардов долларов на нужды, которые большинство американцев наверняка воспринимают как расточительные. Законодатели, стремящиеся обуздать расходы и бюджетный дефицит, должны начать с ликвидации этих неоправданных трат.

понедельник, 26 октября 2009 г.

Что было на неделе (19-25 октября)

Россия наращивает давление на партнеров по ближнему зарубежью

Последние события показывают, что Кремль усиливает давление на своих партнеров по СНГ с целью заручиться их абсолютной поддержкой линии Москвы и предотвратить их сближение с Западом. На прошлой неделе увенчались успехом усилия Москвы по присоединению Белоруссии к коллективным силам оперативного реагирования (КСОР) в рамках Организации Договора о коллективной безопасности. Президент Лукашенко после четырехмесячной паузы подписал, наконец, соответствующие договоренности.
В течение нескольких месяцев белорусский лидер занимал подчеркнуто вызывающую позицию в отношении Москвы. Это было обусловлено отказом Кремля предоставить Минску дешевые кредиты и энергоресурсы и протекционистскими мерами против белорусского сельскохозяйственного экспорта. Лукашенко демонстративно флиртовал с Западом и пошел на вступление Белоруссии в «Восточное партнерство» Евросоюза.
По главному политическому вопросу отношений с Россией – о признании независимости Абхазии и Южной Осетии – Лукашенко занял выжидательную позицию, на словах обещая это признание обеспечить, но реально ничего не делая в этом направлении. В довершении всего, в прошлом месяце Лукашенко обрушился с личными обвинениями в адрес российского премьера Владимира Путина, возложив на него всю ответственность за ухудшение отношений между Москвой и Минском.
Конфронтационная линия Лукашенко вызвала негативную реакцию в Кремле, и российские руководители практически прекратили какие-либо содержательные контакты с ним. Недавние переговоры в Москве между Путиным и его белорусским коллегой Сергеем Сидорским прошли так, будто Лукашенко как национальный лидер вообще не существует.
Что же побудило Лукашенко изменить позицию и пойти на уступки Кремлю? Это, безусловно, тяжелая экономическая ситуация в Белоруссии. Крупнейшие промышленные предприятия находятся на грани остановки. Банковская система близка к катастрофе, а очередной транш от МВФ так и не поступил. Лукашенко рассчитывает, что, уступая Кремлю, он получит жизненно необходимую ему экономическую поддержку.
Действительно, для Кремля вступление Белоруссии в КСОР – это важный политический момент. Оно придаст этим силам большую мощь и стратегическую значимость. Минск предоставит в их распоряжение около 5 тыс. военнослужащих и дополнительно сотрудников спецслужб. Этот контингент станет в КСОР вторым по величине после российского.
Стремясь облегчить экономическое положение своей страны за счет дотаций Москвы, Лукашенко, вроде бы, готов и на большее – признать, наконец, независимость Абхазии и Южной Осетии. Во всяком случае, послушный ему белорусский парламент принял этот вопрос к рассмотрению для ратификации. Ясно, однако, что за такое признание Лукашенко попытается выторговать у России максимум возможного.
Успехом Кремля можно назвать и проведенное в Москве «выкручивание рук» президенту Таджикистана Эмомали Рахмону. Он ехал в Москву с твердым намерением высказать российским лидерам целый ряд требований и претензий. В частности, в планы официального Душанбе входило ввести ежегодную плату в размере 307 млн. долларов за пребывание в Таджикистане 201-ой российской военной базы.
Рахмон также собирался выразить Москве недовольство медленными темпами строительства энергетических сооружений, осуществляемых российскими компаниями. Накануне своего визита он публично назвал «неудовлетворительным» ход строительства трех ГЭС в Таджикистане и раскритиковал «Газпром», который ведет там разведку и добычу газа. В свою очередь в Москве обвиняют Душанбе в неуплате долгов за электроэнергию.
Конфронтационные элементы в двусторонних отношениях наметились и в гуманитарной сфере. Недавно таджикский лидер внес в парламент законопроект, запрещающий использование русского языка в государственных учреждениях. Ранее в Таджикистане была прекращена трансляция передач ряда российских телеканалов. Все это вызвало серьезное охлаждение между Москвой и Душанбе.
Однако переговоры на прошлой неделе между Медведевым и Рахмоном, судя по официальным сообщениям и комментариям СМИ, прошли так, как будто вышеупомянутых проблем и не существовало. Таджикский лидер по существу отказался от всех своих требований и во всем согласился с Медведевым. Не будет взиматься плата за российскую базу. Таджикистан вернет России долги за электроэнергию. Рахмон пообещал «не обижать» русский язык и вернуть российское телевещание.
Как и в случае с Лукашенко, вновь возникает вопрос: почему лидер суверенного государства резко пошел на такие уступки? Ответ, как и в случае с Белоруссией, тоже весьма прост. Таджикистан в политическом и экономическом плане сильно зависит от Москвы, а рассчитывать на поддержку со стороны Запада не может.
Вместе с тем, есть у Рахмона и свои специфические соображения. Зимой в Таджикистане предстоят парламентские выборы, и внутренняя ситуация для Рахмона может оказаться угрожающей. В этих условиях ему жизненно необходима политическая поддержка Москвы, которая к тому же располагает в Таджикистане крупным воинским контингентом. Поэтому ссориться с Кремлем ему сейчас никак нельзя. Но и до полноценного выполнения обещаний, данных в Москве, дело может и не дойти...
События последней недели показывают, что пока что Москве удается держать под контролем своих партнеров по ближнему зарубежью и добиваться от них уступок с помощью мощного политического и экономического давления. Однако это отнюдь не означает, что Белоруссия и Таджикистан являются верными и последовательными союзниками России. Вполне вероятные в обозримой перспективе изменения режимов в этих странах способны поставить вопрос об их отношениях с Россией в совершенно иную, невыгодную и даже опасную для Москвы плоскость. А соперничество с Западом, прежде всего США, за влияние в СНГ только усилится.

понедельник, 19 октября 2009 г.

Что было на неделе (12-18 октября)

Скандал вокруг местных выборов в России продолжается

Политический скандал в связи с фальсификацией местных выборов 11 октября получил на прошлой неделе новый поворот. Три фракции Госдумы, считающиеся оппозиционными, – ЛДПР, коммунисты и «Справедливая Россия» - демонстративно покинули зал заседаний в знак протеста против нарушений, имевших место на выборах. Лидер либерал-демократов Владимир Жириновский потребовал отмены результатов выборов по всей стране. Оппозиционеры попросили об экстренной встрече с президентом Дмитрием Медведевым.
Руководство Госдумы, представляющее «Единую Россию», осудило эту акцию. Ее спикер Борис Грызлов сразу назвал покинувших зал заседаний "саботажниками", а позже недвусмысленно намекнул, что их действия были результатом происков неких внешних сил, стремящихся «поставить Россию на колени».
Демарш «оппозиционеров» может считаться стихийным и спонтанным только теми, кто не сведущ в нюансах российской политической жизни. Все партии, представленные в Госдуме, так или иначе, действуют в соответствии с рекомендациями, идущими из Кремля, и по существу не способны на самостоятельные действия. В чем же смысл их «уокаута», как называют это американцы?
Наибольшие протесты среди партий и общественных кругов вызвали результаты голосования в Москве. Действительно, приводимые факты вызывают, по меньшей мере, недоумение. Скажем, на избирательном участке, где голосовал лидер «Яблока» Сергей Митрохин, по результатам голосования оказалось, что за эту партию вообще не было подано ни одного голоса. К участкам, где прикреплены премьер Владимир Путин и мэр Юрий Лужков, было приковано повышенное внимание журналистов и общественности, и, соответственно, там было меньше возможностей для фальсификаций. Там, где голосовал Путин, его партия ЕР получила всего 26 процентов голосов – по сравнению с 66 процентами в целом по городу – и даже проиграла КПРФ, набравшей почти 34 процента. Более чем скромные результаты у ЕР и в округе, где голосовал Лужков, – всего 38,5 процентов. Эти данные ставят под сомнение результаты выборов по городу в целом.
Закономерно, что именно ситуация в Москве станет первоочередной темой обсуждения между лидерами «оппозиционных» партий и президентом Медведевым, назначенной на 23 октября. Очень многие в Кремле весьма заинтересованы в том, чтобы использовать нынешнее положение для дальнейшего ослабления позиций московского мэра. Не исключено, что и акция «оппозиционеров» в Госдуме была задумана именно как маневр против Лужкова. И если сторонники московского мэра выстраивали систему голосования таким образом, чтобы получить для своего босса как лидера ЕР в регионе абсолютный кредит доверия, то сейчас добытая ими слишком подозрительная по масштабам победа в 2/3 голосов может больно ударить по нему рикошетом и привести к его отставке.
Другой целью Кремля в данной ситуации может являться председатель Центризбиркома Владимир Чуров, который считается ставленником Путина. Защищая мундир своего ведомства, Чуров осудил критику состоявшихся выборов как «политику», забывая о том, что выборы – это не бюрократическая процедура, как хотелось бы многим в российских верхах, а именно политика.
О том, что в Кремле происходят и другие тектонические сдвиги, не очень заметные извне, говорят последние кадровые перемещения в Кремле. От руководства Управления кадров, которое ведало всеми высшими назначениями в стране, отстранен выходец из чекистской среды Владимир Осипов, работавший на этой должности еще при президенте Путине. А на его место поставлен профессиональный юрист Сергей Дубик, долгое время трудившийся под личным началом Дмитрия Медведева. Более того, в руках у Дубика сосредоточены теперь не только кадровые вопросы, но и все проблемы государственной службы, в том числе и антикоррупционные проверки чиновников. Осипов же переведен, в общем-то, на второстепенную работу по государственным наградам.
Разумеется, по одному этому назначению преждевременно говорить о расставании Медведева с путинскими кадрами. Однако в нынешней ситуации это может выглядеть как начало определенной тенденции. Если Медведев или команда вокруг него собираются идти на президентские выборы 2012 г., то контроль над Центризбиркомом и кадровым аппаратом им жизненно необходим.

Что думают в России о визите госсекретаря Х. Клинтон

В московском экспертном сообществе с некоторым недоумением восприняли итоги визита Хилари Клинтон в Москву. У многих создалось впечатление, что главной ее целью было не отстаивать и продвигать американскую позицию, а понравиться московским лидерам и ублажить их. Ни по одному из ключевых вопросов двусторонних отношений Клинтон не проявила твердости, а напротив, была склонна соглашаться с взглядами своих российских собеседников, которые совсем не обязательно совпадают с американскими интересами.
Это особенно ясно проявилось в дискуссии по Ирану. Клинтон по существу согласилась с линией на попустительство ядерным амбициям Тегерана, обозначив свою готовность продолжать бесплодный переговорный процесс и отложить решение о санкциях на неопределенный период.
Клинтон оказалась и в весьма двусмысленной ситуации в вопросе о правах человека в России. Еще до начала ее переговоров в Кремле один из членов американской делегации Майкл Макфолл, как сообщает пресса, заявил, что в рамках нового подхода к России Вашингтон откажется от публичной критики положения с правами человека в России, которая вызывает раздражение в Кремле. Сама Клинтон, встретившаяся с представителями российских НПО, напротив, вроде бы заверила их, что администрация Обамы не отказывается от дискуссии по правам человека и от поддержки правозащитных организаций в России. Однако, по свидетельству ряда участников этой встречи, она носила большей частью формальный, протокольный характер – в явном контрасте с прошлыми подобными мероприятиями, которые проводили президент Дж. Буш-мл. и его госсекретарь Кондолиза Райс.
Переговоры Клинтон в Москве показали, что Кремль с удовольствием проглотил уступки Обамы в отношении неразмещения элементов ПРО в Европе, но не останавливается на достигнутом. До Клинтон целенаправленно доводили мысль о том, что Вашингтон должен подробнее изложить свое видение ПРО и развеять возможные опасения Москвы в связи с ней. Здесь уже вызвало сильное раздражение заявление заместителя главы Пентагона Александра Вершбоу о возможном участии Украины в новой ПРО.
Можно ожидать, что со стороны российских военных кругов последует критика планов интенсивного размещения систем ПРО на мобильных военно-морских носителях как дополнительных факторов угрозы безопасности России.
В ходе визита Клинтон в Москву не было подписано ни одного документа. Но и без этого ясно, что визит госсекретаря оказался по большей части безрезультатным и не принес пользы ни Америке, ни России.

понедельник, 12 октября 2009 г.

Что было на неделе (5-11 октября)

Партия Путина-Лужкова живет и побеждает

На прошедших в прошлое воскресенье местных выборах в 75 субъектах федерации России убедительную победу одержала «Единая Россия», возглавляемая премьером Путиным. Это неудивительно. Хотя в нынешней политической системе России эта партия, как, впрочем, и другие, играет небольшую роль, а ее представители в законодательных органах всех уровней, выполняют, скорее, декоративные функции и поддерживают решения исполнительной власти, тем не менее, она обладает большими финансовыми и пропагандистскими ресурсами для влияния на электорат. Какими-либо крупными достижениями ЕР похвастаться не может, но успех ей как партии, поддерживающей власть и опирающейся на нее, гарантирован.
Особое внимание привлекли, естественно, выборы в столичную городскую думу. Здесь, по официальным подсчетам, ЕР получила около 67 процентов голосов. Такой впечатляющий результат, безусловно, связан с личностью московского мэра Юрия Лужкова, который возглавлял избирательный список партии и использовал свой авторитет и административные ресурсы в пользу ее кандидатов.
Кроме ЕР в Мосгордуму прошли еще только коммунисты, у которых около 13 процентов голосов. А вот другие партии, включая либерал-демократов, «Справедливую Россию», «Яблоко» и «Патриотов России», не преодолели семипроцентного барьера.
Итоги выборов в Москве подвергаются сомнению со стороны многих независимых экспертов и наблюдателей. Всем памятно, как жестко, под искусственными предлогами, отсеивались кандидаты в Мосгордуму и целые партии еще на стадии регистрации перед выборами.
Возникают вопросы и в отношении параметров явки избирателей. По официальным данным, она составила свыше 35 процентов и превысила показатель прошлых выборов на 0,44 процента. Вот эти 0,44 процента как раз и настораживают. По всей видимости, руководителям избирательной кампании нужно было любой ценой отрапортовать о хотя бы минимальном превышении явки по сравнению с прошлыми показателями. Примечательно, что за два часа до конца голосования явка составляла не более 30 процентов.
Что вызывает еще большие подозрения, так это значительные нестыковки между результатами голосования и экзит-полами. Согласно последним, у единороссов – не 67, а 45 процентов, у КПРФ – не 13, а 18 процентов, у ЛДПР – не 6, а 8 процентов, а у «Яблока» - не 5, а целых 13 процентов голосов. Результаты экзит-полов в большей мере совпадают с общепринятой московской парадигмой голосования, чем официальные итоги выборов. Здесь традиционно не очень любят партию власти. На прошлых выборах ЕР получила как раз около 47 процентов голосов. В то же время большое число пожилых жителей с ностальгической ориентацией предопределяет симпатии части электората коммунистам. Они обычно получают в Москве около 18 процентов голосов. Существующая в Москве значительная прослойка либеральной интеллигенции, недовольная режимом, всегда голосовала за леволиберальное «Яблоко» - это, как правило, в пределах 11-13 процентов.
Откуда же такие несовпадения между нынешними результатами выборов в МГД, с одной стороны, и экзит-полами и прежними показателями, с другой? Представители всех партий, кроме, естественно, победительницы, утверждают, что в ходе московских выборов имели место фальсификации и нарушения. Это, прежде всего, повторное голосование одних и тех же лиц на разных участках. Члена «Яблока» обнаружили несколько автобусов с людьми, которые разъезжали по участкам и голосовали по открепительным удостоверениям или даже без них. А один из лидеров оппозиционной правоцентристской «Обороны» Олег Козловский выявил 37 «специальных групп», которые передвигались от одного избирательного участка к другому, получали там по паролю «Лужков» избирательные бюллетени и голосовали за «Единую Россию».
Эксперты полагают, что если такие нарушения имели место в Москве, то в регионах, где механизмы общественного контроля гораздо слабее, а рычаги влияния исполнительной власти мощнее, фальсификаций могло быть даже больше.
Скандальной оказалась ситуация в Дагестане, где из-за противостояния между кандидатом от ЕР, поддерживаемым местным президентом, и его оппонентом ряд избирательных участков просто не работал ввиду неявки членов комиссии, а другие контролировались сотрудниками правоохранительных органов.
Разумеется, руководство ЕР и лично Путин будут интерпретировать прошедшие местные выборы как индикатор популярности партии и «всенародной поддержки» ее населением. Однако лукавые цифры никого не должны вводить в заблуждение относительно методов, которыми они были получены. В конечном счете, ввиду слабости законодательной ветви и органов местной власти в политической системе страны итоги выборов не приведут к повышению жизненного уровня большинства россиян. По меньшей мере, две трети москвичей, не пришедших голосовать, это прекрасно понимают.