понедельник, 16 ноября 2009 г.

Что было на неделе (9-15 ноября)

О чем не сказал Дмитрий Медведев

В послании президента Дмитрия Медведева Федеральному Собранию России, с которым он выступил на прошлой неделе, содержится немало здравых идей и предложений. Кто же будет спорить с необходимостью модернизации и реструктуризации российской экономики? Или с преодолением ее сырьевой ориентации? Или с борьбой против коррупции?
Проблемы, которые поднял в своем послании Медведев, действительно актуальны и требуют неотложных решений. Главный вопрос – в том, каким образом будут реализовываться эти идеи, кто будет их осуществлять? И вот тут послание президента страдает многочисленными изъянами, на что обратили внимание практически все независимые комментаторы.
В послании очень неясно, в самых общих чертах, обрисованы пути и механизмы реализации поставленных задач. Нет ответа на главный вопрос: кто конкретно будет осуществлять назревшие перемены. Впрочем, из послания Медведева отчетливо следует, что он намерен опираться на сложившуюся в России мощную бюрократическую машину. Все поручения, которые он обозначил в своем выступлении, относятся к правительству, сфере государственного управления. Что касается поощрения частной инициативы, опоры на частное предпринимательство в качестве средств преодоления экономической отсталости страны, то об этом в послании Медведева не сказано ни слова.
Вызывает определенные сомнения его тезис о том, что всю страну объединяет осознание необходимости перемен. В российской правящей элите – как политической, так и экономической – и во всевластном бюрократическом аппарате существуют мощные силы, заинтересованные в сохранении статус-кво. Сырьевая ориентация экономики и экспорта при условии сохранения высоких цен на энергоносители их вполне устраивает, ибо является источником их власти и благополучия. А вот модернизация и реструктуризация экономики чревата для них серьезными политическими и экономическими издержками. Очевидно, что они будут сопротивляться таким переменам, которые повлекут за собой ослабление их позиций и перераспределение государственных полномочий и ресурсов не в их пользу.
Медведев правильно диагностирует катастрофическое состояние коррупции в стране, приводит вопиющие цифры. Однако и в этом случае его предложения мало конкретны. Он вполне разумно выступает за большую открытость судебной системы, но обходит молчанием специфические меры в отношении борьбы с коррупцией в исполнительной власти.
Естественно, что в условиях кризиса население нуждается не только и не столько в стратегических перспективах, но и, главным образом, в конкретных мерах социальной поддержки. В этом плане Медведев старался быть максимально детальным, делая упор на выполнении социальных обязательств государства. А вот загрязнение окружающей среды, которое во многих регионов России приобрело катастрофический характер, оказалось за скобками его выступления.
В целом, послание Медведева оставляет противоречивое впечатление. Правильные замыслы сочетаются в нем с весьма неясными перспективами их выполнения. Вспоминается в этой связи диалог в 1920-е гг. между главным коммунистическим идеологом СССР Николаем Бухариным и нобелевским лауреатом, физиологом Иваном Павловым, который без всяких симпатий относился к коммунизму. Когда Бухарин нарисовал радужную перспективу коммунистического общества, каким оно станет через 15-20 лет, Павлов скептически заметил: «А что если все будет наоборот?» Теперь уже известно, кто был прав, а кто нет.
Медведев любит позиционировать себя как политика нового поколения: он «дружит» с Интернетом, имеет свой блог, пропагандирует идею «электронного правительства». Однако кое в чем он и его команда остаются в плену сталинских мифов. Вот, к примеру, в этом послании он, оправдывая нынешнее отставание России, ссылается на наследие царского режима, когда страна была якобы "отсталой и неграмотной". Однако общеизвестно, что накануне первой мировой войны экономика тогдашней России была на более высоком месте в мире, чем теперь, а темпы ее роста – выше, чем у других развитых стран. Грамотность же вполне соответствовала общеевропейскому уровню. Догму об отсталости царской России придумали большевики для оправдания Октябрьского переворота и последующих жертв. Странно, что Медведев к ней возвращается.
Из послания Медведева следует, что в России будет сохраняться ориентация на государственное регулирование и управление как основное средство реализации экономических перемен, а механизмы свободной экономики вновь окажутся отодвинутыми на задний план. Это неминуемо будет мешать политическому и экономическому развитию страны.

Комментариев нет: