понедельник, 23 ноября 2009 г.

Что было на неделе (16-22 ноября)

Копенгагенский саммит по изменению климата и Россия

В преддверии копенгагенской встречи по изменению климата в развитых странах Запада кипят страсти и ожесточенные дискуссии о том, имеет ли место глобальное потепление, чем оно вызвано, как с ним бороться и во что это обойдется национальным экономикам.
Ничего этого не происходит в России. Создается впечатление, что правительство и общественное мнение полностью разделяют вывод в духе классического либерального laisser-faire, что глобальное потепление носит умеренный и прецедентный характер, его воздействие на здоровье человека и дикую природу в целом позитивно, а углекислый газ – не главный фактор в формировании климата. Поэтому это не кризис и нет необходимости в чрезвычайных мерах по сокращению выбросов парниковых газов.
Почему в современной России с сильным этатизмом возникла такая парадоксальная ситуация? Неужели объективно существующие глобальные изменения климата ее не затрагивают? Объяснений здесь сразу несколько.
Во-первых, в России чрезвычайно слабы экологические организации любой ориентации, будь то алармистские группы или объективные исследовательские центры. Практически отсутствуют независимые исследования по проблеме изменения климата, которые могли бы дать импульс и направить общественную дискуссию по этим вопросам. Государство не заинтересовано в их существовании, поскольку они критикуют сложившуюся практику.
Исследования по проблеме климата проводятся в основном научными центрами, которые финансируются государством и тесно связаны с международными структурами, занимающимися этой проблемой, прежде всего, Межправительственной группой экспертов ООН по изменению климата (МГЭИК). Так, в начале 2009 г. под эгидой Федеральной службы по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды (Росгидромет) опубликован "Оценочный доклад об изменении климата и его последствиях в Российской Федерации". Многие авторы доклада – члены того же ооновского органа, и естественно полагать, что их выводы идут в русле базовых концепций МГЭИК. Утверждается, например, что полученные данные представляют убедительные свидетельства в пользу антропогенного характера наблюдаемого потепления климата. Однако и этот доклад не получил широкой огласки и практически не повлиял на общественное мнение.
В условиях отсутствия публичной дискуссии большое значение приобретают взгляды и действия правительства. И здесь мы сталкиваемся с тем, что можно назвать экологическим нигилизмом. Правящая элита в России не то чтобы разделяет взгляды определенных научных кругов об ограниченной угрозе изменения климата, а просто склонна игнорировать эту проблему как таковую, вне связи с результатами и выводами научных исследований. В недавнем послании президента Медведева Федеральному Собранию эта проблема вообще не затрагивалась. А премьер Путин известен своими многочисленными шутками на тему глобального потепления. Так, он в позитивном ключе отозвался об этом процессе, поскольку благодаря ему россияне смогут тратить меньше денег на меха. Шутят в верхах и на тему о том, что при потеплении в Подмосковье можно будет выращивать бананы.
Парадоксальная ситуация существует в сфере государственного экологического регулирования. В современной науке устоялась концепция целостности окружающей среды и в более широком понимании – ноосферы, которую в начале ХХ века выдвинул выдающийся российский ученый Владимир Вернадский. Однако в российской практике эта концепция грубо попирается. Существует два ведомства, одно из которых – Федеральная служба по надзору в сфере природопользования (Росприроднадзор) – следит за чистотой воды, а другое – Федеральная служба по экологическому, технологическому и атомному надзору (Ростехнадзор) – отвечает за воздух. Хотя из их названий следует, что их функции дублируются. Кроме того, есть и уже упомянутый Росгидромет, который осуществляет мониторинг окружающей среды, но лишен каких-либо реальных полномочий.
В ответ на обвинения в экологическом нигилизме могут выдвинуть контраргумент, что Россия в свое время подписала, а затем и ратифицировала Киотский протокол. Однако парадокс здесь состоит в том, что, приняв этот документ, Москва фактически ничего не делала для его выполнения. Решение о ратификации было принято тогдашним президентом Путиным в 2004 г. под давлением Евросоюза в качестве непременного условия принятия России в ВТО. Когда же процесс вступления России в эту организацию зашел в тупик, Москва просто потеряла интерес к этому документу и его выполнению.
Возможно, такая отстраненность России от глобальной дискуссии по изменению климата и имеет право на существование. Всё-таки объем выбросов парниковых газов у России гораздо меньше, чем у США и Китая. Однако экологический нигилизм ведет к игнорированию действительно важных внутренних проблем, связанных с загрязнением окружающей среды и его влиянием на климат. Достаточно вспомнить что, по международным оценкам, из десяти наиболее загрязненных городов мира три находятся на территории РФ. Сжигание огромного количества попутного газа при добыче нефти – тоже существенный фактор воздействия на климат, который по-прежнему игнорируется.
Как представляется, одна из причин пренебрежительного отношения к опасным факторам загрязнения среды лежит в чрезвычайной монополизации российской экономики и, прежде всего, тех ее отраслей, которые наиболее вредны с экологической точки зрения. Отсутствие какой-либо реальной конкуренции в сфере нефте- и газодобычи при наличии огромной персональной заинтересованности многих госчиновников в сверхприбылях от добычи нефти и газа ведет к игнорированию минимальных требований защиты природы.
Более того, в российских правящих кругах широко распространено мнение о том, что глобальное потепление может быть весьма полезным для России. Так, в вышеупомянутом докладе Росгидромета к числу таких факторов относятся: распространение зоны комфортабельного обитания на север, сокращение отопительного периода, увеличение сельскохозяйственного потенциала благодаря увеличению водных ресурсов, расширение возможностей для морского судоходства в арктических морях и для строительных проектов на арктическом шельфе.
Разумеется, на копенгагенском саммите российские представители будут выступать с заявлениями о важности проблемы глобального потепления, о необходимости решительных мер борьбы с ним. Однако в практическом плане Россия вряд ли сможет внести какой-либо существенный и реальный вклад в решение этой проблемы.

Комментариев нет: