понедельник, 18 августа 2008 г.

Что было на неделе (4-17 августа)

Военный конфликт на Кавказе и его последствия для России

Большая Россия одержала верх в военном конфликте с маленькой Грузией. Однако это пиррова победа. Уже сейчас ясно, что политические издержки этой военной акции значительно перевешивают какие-либо преимущества, достигнутые Москвой. Что бы ни говорилось о причинах вооруженного столкновения между Москвой и Тбилиси, имидж России в глазах мирового общественного мнения безнадежно испорчен. Если у кого-то на Западе и были иллюзии, что с приходом Медведева к власти Россия перестанет быть «спойлером», то есть пакостником, который бросает вызов мировому цивилизованному сообществу на всех направлениях, то сейчас эти иллюзии полностью развеяны.
Продемонстрировав свою готовность использовать военную силу для самоутверждения как сверхдержавы, Россия показала Соединенным Штатам, Европе и всем своим соседям, что она не остановится ни перед чем. По сути дела, такую же политику устрашения проводил в годы «холодной войны» и Советский Союз. Военная акция Москвы против Тбилиси – это, безусловно, новый этап в современных международных отношениях. Если развитие событий по линии Россия-Запад при Путине некоторые называли «прохладной войной», то сейчас уже можно говорить о наступлении «горячей холодной войны».
Целью России, разумеется, была не только Грузия, хотя задача отстранения президента Саакашвили от власти и превращения Грузии в послушное Москве государство реально стояла. Военный конфликт с Тбилиси – это и мощный сдерживающий сигнал Украине, которая стремится к вступлению в Североатлантический альянс, Польше и Чехии, которые намерены разместить на своей территории американские объекты ПРО, и странам Балтии, проводящим неугодную Москве политику. Несомненно, одной из целей России было убедить Запад в том, что прием Грузии в НАТО не только не укрепит безопасность альянса, но и приведет к его вовлечению в прямое военное противостояние с Москвой.
В Кремле, безусловно, рассчитывали, что из-за глубокой вовлеченности Соединенных Штатов в иракский кризис, военную конфронтацию в Афганистане, острый конфликт с Ираном вокруг его ядерной программы, а также предстоящей смены власти в Америке, Вашингтон не будет решительно реагировать на военное выступление России. А зависимость Западной Европы от российских энергоресурсов смягчит их реакцию на конфликт Москвы с Тбилиси.
Однако, как это часто бывает в российской внешнеполитической практике, развитие событий привело к результатам, прямо противоположным тем, которые ожидались. Несмотря на пропагандистские усилия Кремля, реакция Запада оказалась весьма резкой. Перспектива вступления Украины и Грузии в НАТО стала гораздо более реальной, чем до конфликта. Многие члены альянса, которые проявляли колебания в этом отношении, поняли, что, защищая Грузию, они защищают самих себя. Польша незамедлительно подписала соглашение с Соединенными Штатами о размещении ракет ПРО на своей территории, тогда как до конфликта этот вопрос оставался открытым. Солидарность с Тбилиси проявило подавляющее большинство стран мира. Россию же поддержали только Казахстан и Куба. Это дает серьезные основания говорить о назревающей международной изоляции Москвы.
Судя по всему, Москва отнюдь не собирается в полной мере выполнять те договоренности о прекращении конфликта, которые были с таким трудом достигнуты при международном посредничестве. Российское военное присутствие на территории собственно Грузии, а не только Южной Осетии, позволяет вести переговоры с позиции силы, оказывать давление на режим Саакашвили и грузинское общественное мнение и одновременно проводить планомерную работу по разрушению военной инфраструктуры Грузии. Совершенно очевидно также, что Россия не собирается уходить из Южной Осетии и отнюдь не заинтересована в присутствии там каких-либо международных сил кроме своего «миротворческого» контингента. А он на обозримую перспективу будет оставаться мощным военно-политическим инструментом российской политики в регионе.
Российское руководство осуждает Запад за «двойные стандарты» в оценке конфликта. Путин, перепутав Франклина Рузвельта с Рейганом, приписал последнему известное высказывание о никарагуанском диктаторе Сомосе как «сукином сыне». Однако, как отмечают отдельные эксперты, если рассматривать грузинскую военную акцию против Цхинвали в контексте борьбы против сепаратизма за территориальную целостность Грузии, то она сопоставима с многочисленными атаками Москвы на чеченский Грозный в 1990-х гг. или сербскими действиями в отношении Косово в тот же период. По этим вопросам позиция Кремля совершенно иная, чем по осетинской проблеме.
Во внутриполитическом плане российская военная акция против Грузии сопровождалась беспрецедентной пропагандистской кампанией по оправданию военного вмешательства и дискредитации грузинского руководства. Многие независимые эксперты обратили внимание на поистине орвэлловский дух этой кампании с его новоязом и двоемыслием. Масштабные военные действия с массированным использованием авиации, танков и артиллерии назывались «принуждением к миру», российские регулярные войска – миротворцами. А российский представитель в ООН Виталий Чуркин, манипулируя фактами, пытался выдать негативное отношение США к планам Москвы по смещению Саакашвили за готовность публично обсуждать эту проблему.
Активно использовались и пропагандистские клише, наработанные во время российской войны в Чечне. Вновь муссировались сообщения о якобы найденных трупах афро-американцев, леденящие кровь свидетельства очевидцев, которые потом не находили подтверждения. Фактически проводились линия на то, чтобы маргинализировать какую-либо внутреннюю оппозицию этой военной акции, заклеймить ее противников как иностранных агентов и врагов России. Кремль сыграл и на том, что в России мало кто испытывает симпатии к Саакашвили, считая его авантюристическим и антироссийским политиком.
Однако эта аргументация, сработав в значительной мере на внутреннюю аудиторию, в целом оказалась мало пригодной для внешнего потребления. Во всяком случае, «психологическую войну» в международном масштабе Россия явно не выиграла, а, скорее, проиграла.
Если смотреть на вещи реально, то в нынешних условиях Запад мало что может сделать для того, чтобы наказать или сдержать Россию. Предлагаемые меры вроде блокирования переговоров о вступлении России в ВТО и ОЭСР, переноса Олимпийских игр 2014 г. из российского Сочи в другое место – это, скорее, булавочные уколы. Даже решительные декларации западных лидеров не имеют большого значения для российского руководства, которое в последние годы научилось игнорировать какую-либо критику в свой адрес, квалифицируя ее как «происки антироссийских сил». Разумеется, наиболее болезненным для российского истеблишмента было бы замораживание или арест банковских счетов представителей российской правящей элиты за рубежом и резкое ограничение их выезда за рубеж. Однако Запад вряд ли готов пойти на это.
Война с Грузией отчетливо показала, что в тандеме Путин-Медведев именно бывший президент, а не нынешний, является ведущей силой и действительным хозяином положения. Именно он фактически возглавил военную акцию, оставив Медведеву функции пропагандистского обеспечения. В результате военного успеха позиции Путина еще более укрепились. Это дает основание предполагать, что к следующим президентским выборам он может вновь оказаться наиболее вероятным кандидатом на высший пост в государстве. А Медведев отойдет в сторону, уступив ему свое место.

Экономические последствия конфликта

Конфликт с Грузией уже серьезно повлиял на экономическую стабильность в России и ее инвестиционную привлекательность. По оценке министра финансов Алексея Кудрина, бегство капитала из страны за последнюю декаду составило астрономическую сумму в 7 млрд. долларов. Стоимость акций на российской фондовой бирже упала на 28 процентов.
На фоне российско-грузинского конфликта практически незамеченным прошло одно событие, которое в иных условиях, безусловно, стало сенсацией №1. Московский суд лишил главу ТНК-ВР Роберта Дадли право занимать должность руководителя компании в течение двух лет из-за якобы имевших место нарушений трудового законодательства. Это яркий пример продолжающегося государственного вмешательства в дела бизнеса. Оно по сути дела направлено на выдавливание иностранных компаний и акционеров из наиболее прибыльных отраслей и на установление контроля над ними со стороны Кремля и подвластных ему компаний. Из-за того же российско-грузинского конфликта реакция Запада на события вокруг ТНК-ВР оказалась достаточно вялой.

Комментариев нет: