понедельник, 25 августа 2008 г.

Что было на неделе (18-25 августа)

Что делает Россия в Грузии

События последней недели ясно показывают, что Россия последовательно ведет курс на территориальное расчленение Грузии и низведение ее до статуса несостоявшегося государства. Интерпретируя по-своему соглашение между Саркози и Медведевым о прекращении огня, Москва сохраняет свое военное присутствие как на грузинской территории, так и в Южной Осетии. Одновременно Кремль препятствует принятию резолюции ООН, подтверждающей территориальную целостность Грузии.
Сегодня обе палаты российского парламента – Государственная Дума и Совет Федерации - признали независимость самопровозглашенных Абхазии и Южной Осетии. С точки зрения российского конституционного права, это совершенно необязательный шаг. Признание независимости входит в компетенцию исключительно президента страны. Однако поддержка со стороны послушного парламента призвана придать большую внешнюю легитимность решению Кремля о признании этих двух сепаратистских республик.
Очевидно, что возникновение двух новых государств на Кавказе не только не приведет к урегулированию ситуации, а напротив, обострит ее, придаст российско-грузинскому конфликту долговременный характер. Цивилизованное международное сообщество, безусловно, не признает ни Южной Осетии, ни Абхазии, а Грузия не смирится c отторжением территорий, которые она считает своими.
Москва, разумеется, озабочена тем, что Южная Осетия и Абхазия окажутся в международной изоляции – наподобие Турецкой Республики Северного Кипра, которая признается только Турцией. Поэтому следует ожидать, что Кремль предпримет все возможные меры, чтобы расширить круг стран, признавших независимость Абхазии и Южной Осетии. Скорее всего, это будут режимы, которые на Западе относят к категории изгоев – Куба, Сирия, Белоруссия.
На Минск Москва возлагает особые надежды. Здесь полагают, что при условии согласия Лукашенко Абхазию и Южную Осетию можно было бы включить в состав Союзного государства Россия-Белоруссия, которое в реальности существует только на бумаге. Однако такой промежуточный шаг помог бы избежать крупного международного скандала и дальнейшей изоляции Москвы, которые были бы неизбежны в случае включения этих республик в состав непосредственно России. Кроме того, через механизмы союзного государства Москва может закрепить свое долговременное военное присутствие в Абхазии и Южной Осетии, создав видимость его законности.
В России пока нет ощущения, что Запад жестко отреагировал на военную акцию Москвы против Тбилиси. Разрыв отношений с НАТО не имеет принципиального значения для Кремля и российского общественного мнения в целом. Уровень этого сотрудничества в последние годы и так был весьма низким, а имидж Североатлантического альянса достаточно плохим. Во всяком случае, в связи с отменой военных учений и обменов с НАТО Россия никак не пострадает.
В политическом истеблишменте России звучат голоса о том, что и возможное исключение России из « большой восьмерки», и блокирование Западом ее вступления в ВТО будет, скорее, на пользу, чем во вред России, поскольку позволит ослабить давление Запада на нее.

Антирыночные тенденции в российской экономике

Растущие финансовые расходы государства, в том числе и в связи с российско-грузинским конфликтом, негативно сказываются на состоянии экономики. Статистика говорит о замедлении темпов экономического роста. Растет инфляция, обесценивается рубль. Если за первые дни конфликта с Грузией бегство капитала из страны составило 7 млрд. долларов, то за две недели оно достигло уже 16 млрд.
Судя по всему, Кремль весьма озабочен ситуацией в экономике, но не имеет ясного представления о том, что следует делать. Министру финансов Кудрину вроде бы удалось убедить премьера Путина, что низкая инфляция важнее роста государственных расходов и снижения налогов. Однако борьба вокруг экономической стратегии продолжается. Путин и стоящие за ним группировки, связанные с энергетическим и военно-промышленным комплексом, по-прежнему заинтересованы в наращивании государственных инвестиций в эти сектора. Одновременно влиятельные экономические силы в России, объединенные вокруг Российского союза промышленников и предпринимателей и министерства экономики, активно лоббируют снижение НДС с 18 до 12 процентов.
Увеличение государственных расходов и снижение налогов – это две несовместимые задачи. Попытки Путина делать одновременно и то, и другое обречены на провал. Путь, который подсказывает Кудрин, тоже, по существу, ведет в тупик. Ведь министерство финансов не только противится сокращению НДС. Оно настойчиво продвигает план повышения планки регрессивного исчисления для единого социального налога в целях пополнения социальных фондов и даже выдвигает идею специальных прямых отчислений из зарплаты в пенсионный фонд. В недрах правительственных ведомств зреет и другая антирыночная идея – восстановление прогрессивной шкалы подоходного налога и отмена 13-процентного "плоского" НДФЛ, введенного в 2001 г.
Продолжающаяся линия Кремля на установление жесткого государственного контроля над прибыльными отраслями уже имеет явные негативные последствия для потребителей. На прошлой неделе несколько тысяч клиентов авиаальянса AiRUnion не смогли вылететь к местам назначения из-за отсутствия горючего, обусловленного многомиллионными долгами этой компании перед поставщиками топлива. Этот отдельный факт имеет под собой глубокую политическую и экономическую подоплеку.
Дело в том, что на протяжении последнего года AiRUnion являлся предметом притязаний близкой Кремлю госкорпорации «Ростехнологии». Она в конечном итоге и прибрала его к рукам. Таким образом, были созданы все условия для того, чтобы прежний менеджмент AiRUnion потерял интерес к повышению эффективности своей компании и привел ее на грань банкротства. Нынешняя ситуация существенно облегчает «Ростехнологиям» задачу по поглощению AiRUnion и установлению контроля над этим перспективным и мощным авиаальянсом.
Очевидно, что укрепление антирыночных тенденций лишь усугубит экономические трудности России, замедлит экономический рост и ограничит поступления в бюджет. Пока что Москву выручают высокие цены на энергоносители, позволяющие сводить федеральный бюджет с профицитом. Однако возможное снижение мировых цен на них чревато драматическими последствиями для политической и экономической стабильности страны.

Комментариев нет: