понедельник, 1 сентября 2008 г.

Что было на неделе (25-31 августа)

Россия идет по пути изоляции

Решение Кремля признать сепаратистские режимы в Южной Осетии и Абхазии в качестве независимых государств больно ударило по международному имиджу России и усугубило ее изоляцию, возникшую после военной акции против Грузии. Уже прошла неделя после выступления президента Медведева на этот счет, но ни одно суверенное государство - даже из числа союзников России - не последовало ее примеру и не признало Абхазию и Южную Осетию.
Пойдя по пути признания режимов в Сухуми и Цхинвали, Кремль четко продемонстрировал, что он готов к серьезной конфронтации с Западом, не очень считается с его мнением и практически не зависит от него в политическом и экономическом плане. В Москве, однако, возлагали большие надежды на то, что ее позицию по Кавказу поддержат союзники на Востоке, прежде всего, участники Шанхайской организации сотрудничества.
На саммите ШОС в Душанбе Медведев приложил все усилия для того, чтобы убедить партнеров одобрить действия Москвы. Однако это ему не удалось. Хотя на словах отдельные лидеры центрально-азиатских государств в самых общих выражениях высказывали понимание мотивов Москвы, в официальных документах это фактически не было зафиксировано. Более того, в итоговом документе были отражены принципы территориальной целостности и неприменения военной силы, что можно интерпретировать как скрытую критику Кремля.
Позиция стран ШОС по-своему понятна. Хотя они стремятся сохранить хорошие отношения с Москвой, у многих из них имеются серьезные внутренние этнические проблемы с сепаратистской окраской. Особенно болезненна эта проблема для Китая с давними внутренними конфликтами в Тибете и Синьцян-Уйгурском автономном районе. И в Пекине, и в столицах центрально-азиатских государств понимают, что если бы они поддержали решения России по Абхазии и Южной Осетии, то тем самым бы открыли ящик Пандоры внутри собственных стран - с катастрофическими для себя последствиями.
Поощрение Москвой раскола Грузии не замедлило сказаться на ситуации внутри самой России. Уже громко зазвучали голоса тех политических сил на Северном Кавказе, в частности, в Ингушетии, которые стремятся к отделению от Москвы. Вполне вероятно, что в новой ситуации обострится обстановка в Чечне, где сепаратизм также имеет глубокие корни.
Судя по всему, Запад оказался не вполне готовым к резкой реакции на этот последний внешнеполитический демарш Москвы. Если поначалу в кругах Евросоюза, например, звучали призывы к санкциям против Москвы, то к сегодняшнему саммиту ЕС в Брюсселе стало очевидным, что «большая Европа» не сможет принять пакет радикальных мер против России. Это демонстрирует и политический раскол внутри Евросоюза, и нежелание многих его членов идти на конфронтацию с Москвой ввиду их сильной зависимости от российских энергоресурсов. Однако в повестке дня брюссельского саммита реально стоит вопрос о том, как уменьшить эту зависимость и, соответственно, ослабить давление со стороны Москвы.
Хотя прямые санкции против России введены не будут, следует ожидать, что отношения между Москвой и Брюсселем неизбежно претерпят серьезные изменения. Скорее всего, фактически будут заморожены переговоры о соглашении о стратегическом партнерстве между Россией и Евросоюзом, застопорится продвижение в вопросе о членстве России в ВТО, понизится уровень политического и экономического сотрудничества. Раздражение у Москвы, безусловно, будет вызывать линия Евросоюза на всестороннюю поддержку Грузии и его возможные попытки ускорить интеграцию Украины в западные политические структуры.
В действиях тандема Медведев-Путин отчетливо просматривается распределение ролей в соответствии с уже сложившимся стереотипом «хороший полицейский-плохой полицейский». На Медведева возложены функции правового обоснования последних внешнеполитических и военных акций России, тогда как Путин проводит более жесткую пропагандистскую линию, критикуя западную позицию. Однако принципиальной разницы во взглядах между ними нет.
В начале прошлой недели Путин в острой форме высказался о невыгодности соглашения с ВТО для России, что фактически ставит крест на ее усилиях вступить в эту организацию в обозримом будущем. А позднее обрушился на США, обвинив Вашингтон в инспирировании грузинской акции в Южной Осетии. Утверждая, что в зоне боевых действий находились граждане США, Путин заявил, что они могли находиться там только по прямому указанию американского руководства, а это означает использование «административного ресурса во внутриполитической борьбе». При этом он добавил, что «административный ресурс может использовать только партия власти».
Если перевести эти конспирологические построения на простой язык, то Путин открыто обвинил Белый дом в том, что он развязал войну на Кавказе исключительно для того, чтобы помочь Маккейну стать новым американским президентом. Разумеется, эта логика далека от реального положения вещей в США. Однако она с абсолютной точностью отражает схемы мышления и действий, которые в аналогичных ситуациях использует в своих внутриполитических интересах сам Кремль.

Экономические последствия конфликта на Кавказе

Россия продолжает переживать последствия конфликта с Грузией и признания Абхазии и Южной Осетии. Решение Кремля вызвало обвал на российской фондовой бирже. Однако основные краткосрочные издержки кризиса в целом преодолены. Западные рейтинговые агентства пока не понизили российские показатели. Резкий отток капитала, который происходил в первые две недели после войны с Грузией, пошел на спад.
Однако очевидно, что в долгосрочном плане последствия конфликта будут весьма серьезными и тяжелыми для России. Независимые эксперты сходятся во мнении о том, что инвестиционная привлекательность России существенно уменьшилась, увеличились политические и корпоративные риски, связанные с капиталовложениями в российскую экономику. Поэтому ожидается спад инвестирования в Россию и, соответственно, уменьшение темпов роста ВВП до нулевой отметки.
Прогнозируется серьезный рост военных расходов, который неизбежно скажется на социальной сфере и будет стимулировать и так быстро растущую инфляцию. Восстановление депрессивных экономик Абхазии и Южной Осетии также потребует существенных государственных вливаний.
Как это обычно бывает в тех случаях, когда Россия недовольна отношением Запада к ее политике, Москва прибегла к дискриминационным мерам в отношении западных компаний, поставляющих товары в Россию. Так, Москва намерена запретить импорт куриных окорочков из США. И хотя российские чиновники отрицают политическую подоплеку этого решения, не вызывает никаких сомнений, что оно является ответом на острую критику политики Москвы со стороны Вашингтона. Помнится, что несколько лет назад, когда в связи с событиями в Беслане министр иностранных дел Нидерландов высказал критические замечания в адрес Путина, российские органы санитарного контроля буквально на следующий же день заявили, будто луковицы голландских тюльпанов заражены какой-то болезнью, и ввели запрет на их ввоз в Россию. Использование Москвой таких неэкономических форм давления на своих партнеров чревато только дальнейшим ухудшением экономических связей с Западом.

Комментариев нет: