понедельник, 22 марта 2010 г.

Что было на неделе (15-21 марта)

Состоится ли российская «Кремниевая долина»

Образ американской Кремниевой долины как мощного центра передовых технологических разработок давно занимает умы российской элиты. С объявлением президентом Дмитрием Медведевым национальной программы модернизации и инноваций вопрос о создании ее российского аналога встал в практическую плоскость. За право развернуть подобный инновационный центр у себя боролись многие известные региональные научные сообщества, включая Новосибирск, Санкт-Петербург и подмосковный Обнинск.
На прошлой неделе Медведев, однако, расставил точки над i, обнародовав решение создать «территориально обособленный комплекс для развития исследований и разработок» в подмосковном Сколково, всего в 10 км от МКАД. Среди главных аргументов в пользу этого выбора – то, что комплекс будет создаваться на принадлежащих федеральному центру землях и покупать землю не придется.
Вместе с тем очевидны и многие минусы этого решения, которые способны серьезно ограничить значимость и эффективность создаваемого «наукограда». Во-первых, за планом образования российской «кремниевой долины» отчетливо просматривается желание нынешней властной группировки в Кремле жестко контролировать процесс финансирования этого инновационного центра, не допуская к нему региональные элиты. Во-вторых, Кремль попытается извлечь из этого проекта максимальные политические и пропагандистские преимущества, преподнося его как «небывалое достижение» российской научной мысли. О существовании таких намерений вполне реально свидетельствует недавнее интервью газете «Ведомости» заместителя главы президентской администрации Владислава Суркова, который и курирует сколковский проект.
Крупные политические и экономические дивиденды от проекта "Кремниевой долины" привлекают и других ключевых игроков в российской элите. Мэр Москвы Юрий Лужков уже озвучил свой план - пока создается комплекс в Сколково, центр инноваций можно было бы разместить в Москве, на базе огромного, но малоэффективного автозавода ЗИЛ, а, возможно, и оставить его там навсегда. Но Кремль наверняка не подпустит Лужкова к своей "Кремниевой долине" - потенциальный выигрыш слишком велик, а делиться им с кем-то нет никакой политической необходимости.
Можно с большой долей уверенности сказать, что Сколково станет фасадом нынешней политической системы, своего рода «потемкинской деревней», которую будут активно демонстрировать иностранным гостям высокого уровня. Вряд ли такая «показуха» будет способствовать нормальному функционированию центра в рабочем режиме.
Следует еще учесть, что близость Сколково к Москве неизбежно будет стимулировать и высокопоставленных российских чиновников приезжать туда и поруководить на месте. Для сотрудников же инновационного центра соседство с Москвой чревато многочисленными соблазнами большого города, которым крайне трудно противостоять. Вряд ли это будет благоприятно сказываться на рабочем процессе, о чем свидетельствует опыт других подобных подмосковных центров.
Наконец, много вопросов возникнет в связи с финансированием проекта Сколково. Сейчас разрабатываются схемы некоммерческого частно-государственного партнерства (ЧГП). При этом правительство будет выделять деньги на создание инфраструктуры и строительство, а частные компании финансировать содержательную часть проекта. Однако есть серьезные подозрения, что, как и в других случаях с российскими проектами ЧГП, госчиновники просто будут диктовать бизнесу, на что и сколько выделять денег, а те будут вынуждены послушно соглашаться, чтобы не утратить благожелательного отношения со стороны властей.
Эффективность расходов на данный проект в рамках традиционной, многократно апробированной западной системы «cost-effectiveness” тоже вызывает сомнения. Только что опубликованные данные Счетной палаты РФ говорят об исключительно низких результатах НИОКР в России. Расходы государства на гражданскую науку и НИОКР по целевым программам в 2008-2009 гг. в размере 232,4 млрд. рублей (примерно 8 млрд. долларов) принесли бюджету нематериальных активов всего на сумму в 3,5 млрд. рублей (около 120 млн. долларов). А использование этих результатов вообще минимально – в 2008 г. продажа федеральных нематериальных активов принесла госбюджету выручку просто в смешном размере – 3 тыс. рублей (примерно 100 долларов).
Таким образом, на сегодняшний день очевидно, что реализация проекта российской «Кремниевой долины» будет носить скорее рекламно-политический характер и одновременно способствовать консолидации финансово-экономических позиций нынешней властной группировки, контролирующей его осуществление. Государство усиливает вмешательство в экономику и стремится не допускать частный бизнес к активному участию в развитии свободного предпринимательства.
Что касается будущих практических результатов деятельности нового центра инноваций, то они пока покрыты мраком неизвестности и внушают больше скепсиса, чем оптимизма.

Комментариев нет: