понедельник, 7 апреля 2008 г.

Что было на неделе (1-6 апреля)

ЧТО БЫЛО НА НЕДЕЛЕ (1-6 апреля)

Саммиты в Бухаресте и Сочи: победа или поражение России?

Прошедшая неделя ознаменовалась двумя крупными внешнеполитическими событиями, которые имели большое значение для России. Это саммит НАТО в Бухаресте и встреча президентов Путина и Буша в Сочи – последнее совместное мероприятие вскоре покидающих свои посты президентов.
Россия задействовала максимальные ресурсы и возможности для того, чтобы реализовать на этих встречах свои цели и не допустить принятия невыгодных для ее интересов решений. Саммит в Бухаресте стал свидетелем беспрецедентного давления Москвы на страны НАТО, прежде всего Западную Европу, с целью не допустить предоставления Украине и Грузии «Плана действия по вступлению в НАТО», который открыл бы им быструю дорогу к членству в блоке.
Формально Кремлю удалось добиться этого. Такие «планы» действительно ни Киеву, ни Тбилиси даны не были. Однако в этом не столько заслуга самого Кремля, сколько отражение объективной озабоченности западноевропейских стран по поводу вовлеченности Грузии в конфликтную ситуацию на Кавказе и отсутствие консенсуса в отношении НАТО в украинском обществе. В более же общем плане можно говорить о том, что Москва все же потерпела существенное поражение: НАТО фактически признало членство и Грузии, и Украины в качестве своей стратегической цели.
Более того, та поддержка, которую в Бухаресте страны Североатлантического альянса оказали планам США по размещению в Восточной Европе систем ПРО, также явилась тяжелым ударом для Москвы, продолжающей категорически возражать против этих намерений Вашингтона.
Уже после того, как все эти решения были приняты, президент Путин, выступая на саммите «Россия-НАТО» в Бухаресте, высказал беспрецедентно жесткие оценки расширения НАТО и пригрозил весьма решительными мерами противодействия этому процессу. Он назвал приближение НАТО к российским границам «реальной угрозой интересам государства» и при этом намекнул, что в ответ на членство в НАТО Грузии Россия признает Абхазию и Южную Осетию.
Еще более воинственную позицию обозначил российский президент в отношении членства Украины в НАТО. Здесь он достаточно прозрачно дал понять, что в этом случае Россия может пойти на раскол Украины как единого государства, начав отторжение Крыма и ее восточной части, традиционно ориентирующейся на Россию. В сердцах Путин даже бросил Бушу, что Украина – это не государство, а просто конгломерат территорий, либо принадлежавших другим восточноевропейским странам, либо «подаренных» Россией.
Используя политику кнута для предотвращения членства Украины и Грузии в НАТО, Россия, скорее, достигает прямо противоположных целей. Во-первых, она подталкивает эти государства к еще более интенсивному поиску «зонтика безопасности» со стороны НАТО. А во-вторых, фактически утверждает государства альянса в необходимости сдерживать российскую угрозу путем укрепления и расширения НАТО.
Что же касается пряника, который Москва могла бы использовать для урегулирования отношений с Украиной и Грузией, то эти возможности самонадеянно игнорируются. Кроме того, и с политической, и с экономической точки зрения Россия практически не в состоянии предложить своим соседям привлекательные модели развития и гарантии безопасности. Разговоры о необходимости этого ведутся давно, однако в реальности ни нынешняя авторитарная политическая модель, ни коррумпированная «петроэкономика» отнюдь не привлекают тех соседей России, которые ориентируются на правовое государство и свободную экономику.
Что касается саммита Буш-Путин, то большинство российских комментаторов склоняются к мнению о его чисто символическом значении. Встреча в Сочи не привела к какому-либо прорыву или хотя бы урегулированию спорных вопросов, которые разделяют сейчас Москву и Вашингтон. Практически по всем ключевым пунктам двусторонней повестки дня – ПРО, договор СНВ, ДОВСЕ, расширение НАТО, иранская ядерная программа, членство России в ВТО – стороны остались на прежних позициях, которые по-прежнему далеки друг от друга. Однако, как считают в российском экспертном сообществе, ни Путин, ни Буш не заинтересованы в том, чтобы нести на себе бремя ответственности за существенное ухудшение российско-американских отношений за период их пребывания у власти. Поэтому отсутствие реального прогресса по существу двусторонних проблем оба президента пытались сгладить путем демонстрации теплых личных отношений и публичного обхода острых проблем.
Когда отдельные эксперты и СМИ цепляются за такие высказывания Путина в отношении ПРО, как «осторожный оптимизм», то они, видимо, забывают, что в дипломатической лексике за подобными эвфемизмами обычно ничего конкретного не стоит. То обстоятельство, что Россия настояла на фиксации в итоговой декларации своего несогласия с американскими планами ПРО в Восточной Европе, - само по себе весьма серьезное свидетельство глубоких расхождений по этому вопросу. Перевод работы по основным направлениям совместной повестки дня на уровень экспертов вряд ли будет продуктивен в условиях отсутствия политических импульсов к сближению.

Российская экономика на перепутье

В российском экономическом истеблишменте обострилась дискуссия о приоритетах развития национальной экономики. Причем полемика между министрами правительства вышла на публичный уровень. В конечном итоге вопрос один - что важнее: экономический рост или финансовая стабильность?
Непосредственным поводом для оживления дискуссии стало подведение итогов инфляционных процессов в стране за первый квартал. Они неутешительны. За январь-март потребительские цены в стране выросли почти на 5 процентов, что составило уже более половины первоначального годового прогноза в 8,5 процентов.
Этот прогноз уже скорректирован в сторону увеличения (сейчас он уже составляет 9,5 процентов) и, судя по всему, будет еще не раз корректироваться. Председатель Центробанка Сергей Игнатьев рассчитывает, например, что к концу года инфляция не превысит 10 процентов за год. Однако в это практически никто не верит. Простая математическая экстраполяция нынешней тенденции указывает на уровень инфляции в размере не менее 20 процентов.
Ряд членов правительства от экономического блока, в том числе вице-премьер А. Жуков и глава МЭРТа Э. Набиуллина, считают, что ничего страшного в инфляции нет и применяемые денежные и бюджетные меры не должны ограничивать экономический рост. Однако министр финансов А. Кудрин и руководство Центробанка с опасениями говорят о рисках перегрева российской экономики за счет вливания дешевых денег, которые могут только подстегнуть инфляцию. Экономика страны уже сейчас сталкивается с рядом кризисных индикаторов, которые таят в себе серьезные угрозы. Это, в частности, дисбаланс между ростом доходов и производительностью труда, а также разрыв между внутренним спросом и внутренним предложением.
Минфин продолжает возражать против роста государственных расходов и госинвестиций, которые серьезно стимулируют дисбаланс в экономике и инфляцию. Однако в нынешней российской экономической и политической элите весьма сильна прослойка сторонников этатизма, которые активно и последовательно выступают за увеличение роли государства в экономике и рост государственных расходов и инвестиций. С возможным приходом Путина на пост главы правительства их влияние только усилится.
Частные инвесторы реагируют на возникающие риски вполне естественным путем. Только в марте из паевых инвестиционных фондов была выведена рекордная сумма в 2,3 млрд. рублем (100 млн. долларов). Высвободившиеся деньги частные инвесторы предпочитают вкладывать в недвижимость. Результатом этого стал резкий рост цен на жилье, особенно в Москве. Опасения по поводу грядущей экономической нестабильности ощутимо нарастают.

Комментариев нет: