понедельник, 20 апреля 2009 г.

Что было на неделе (13-19 апреля)

Контртеррористическая операция в Чечне закончена. Что дальше?

На прошлой неделе Кремль официально объявил о завершении антитеррористической операции в Чечне, которая продолжалась 10 лет. В практическом плане это означает вывод федеральных войск из Чеченской Республики, отмену жестких ограничений, связанных с перемещением граждан. Однако эта мера не вызывает особого энтузиазма в России.
Дело в том, что обстановка в Чечне и на Северном Кавказе в целом остается взрывоопасной. Мир в Чечне был достигнут, по существу, благодаря колоссальным финансовым вливаниям со стороны Москвы в политическую и экономическую инфраструктуру этой мятежной республики. Кремлю удалось перекупить сепаратистов, маргинализировать или устранить их руками непримиримую часть оппозиции, повысить уровень жизни населения за счет федеральных субсидий.
Таким образом, Кремль добился частичной стабилизации обстановки в Чечне и лояльности со стороны основных правящих кланов. Взамен они получили не только экономические привилегии, но и существенную политическую автономию, сопоставимую с реальной независимостью, но без ее формальных атрибутов.
Вряд ли можно говорить о том, что федеральный центр в полной мере контролирует ситуацию в Чечне. Власть принадлежит президенту Рамзану Кадырову и его сторонникам. Они сделали все для того, чтобы избавиться от ставленников Москвы и ослабить, если не полностью свести на нет, влияние федеральных силовых структур на ситуацию в республике.
Сейчас многолетняя политика Москвы по усмирению Чечни с помощью нефтедолларов исчерпала себя. У Кремля больше нет тех огромных финансовых ресурсов, которыми он обладал еще недавно, и возможности для новых вливаний в Чечню теперь ограничены. Отсутствие средств может вызвать новую волну сепаратизма и переориентировать нынешнюю чеченскую элиту на другие центры силы, прежде всего, в мусульманском мире. Еще один стимул сепаратизму на Северном Кавказе – это, несомненно факт признания Россией независимости Абхазии и Южной Осетии.
Режим контртеррористической операции в Чечне вынудил многих боевиков перебраться в сопредельные республики - Ингушетию и Дагестан – и продолжать свою деятельность там. Криминогенная обстановка в этих регионах сейчас более сложная, чем в Чечне. Отмена контртеррористического режима лишь облегчит деятельность боевиков на Северном Кавказе и усилит угрозы для России.
Что касается вопроса о соблюдении свобод личности, то и здесь отмена контртеррористического режима вряд ли приведет к изменениям к лучшему. Более того, федеральный центр может утратить даже те немногие рычаги контроля над внутренней ситуацией в Чечне, которыми он располагал ранее. Поэтому нельзя ожидать от этого шага Кремля какого-либо улучшения политической и социально-экономической ситуации в Чечне и в целом на Северном Кавказе.

Что стоит за флиртом Медведева с демократией

Прошедшая неделя ознаменовалась беспрецедентным количеством публичных акций президента Дмитрия Медведева в отношении институтов гражданского общества. Он дал интервью оппозиционной «Новой газете», встретился с представителями правозащитных некоммерческих организаций, провел длительную телебеседу на считающемся наиболее либеральным из всех государственных телеканалов – НТВ.
И говорил президент весьма правильные вещи – что демократия в России должна быть такой же, как и везде, а не специально адаптированной, что политические права и свободы нельзя менять на стабильность и благосостояние, что некоммерческие организации – это неотъемлемый институт гражданского общества. Медведев также высказался за смягчение законодательства об НКО.
Многие эксперты усмотрели в этих высказываниях Медведева скрытую полемику с его предшественником Владимиром Путиным, который как раз настаивал на адаптации демократии к российским условиям и делал все для усиления государственного контроля над НКО.
Что же на самом деле стоит за флиртом Медведева с демократией? Разумеется, Медведев по своему происхождению и воспитанию – человек другого склада, чем Путин, и, может быть, более восприимчив к либеральным идеям. Однако многолетняя работа вместе с Путиным и его окружением и сохраняющаяся зависимость от путинского клана едва ли позволяют Медведеву вести сколько-нибудь самостоятельную линию в таком деликатном вопросе, как отношения между государством и нарождающимся гражданским обществом в России.
Другое дело, что радикальное изменение ситуации в стране в свете глубокого экономического кризиса требует от нынешнего режима определенной корректировки политических лозунгов и подходов. События в Молдавии, судя по всему, отчетливо показали Кремлю, какой спонтанной, решительной и даже жестокой может быть реакция активной части населения на вызывающие его недовольство действия властей.
Оппозиционные политические партии и НКО, использующие Интернет, становятся мощными инструментами политической борьбы, с которыми приходится считаться. Поэтому, как представляется, Кремль активизировал свою кампанию «паблик рилейшнс» в отношении СМИ и НКО, демонстрируя свою готовность сотрудничать с ними.
Показательно, однако, что эта готовность существует пока что на уровне президентской риторики. Его заявления и обещания пока не подкреплены конкретными действиями и законами. А именно они будут подлинными критериями становления свободы и гражданского общества в России.

Комментариев нет: