вторник, 4 августа 2009 г.

Приоритеты для нового генерального секретаря НАТО

1 августа вступил в должность новый генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен. Старший эксперт по европейским проблемам Центра свободы им. М. Тэтчер Фонда «Наследие» С. Макнамара сформулировала некоторые рекомендации относительно приоритетов деятельности нового руководителя альянса. Она напоминает, что решение о назначении Расмуссена, принятое на саммите НАТО в апреле с.г. в Страсбурге-Келе, не было бесспорным из-за сильной оппозиции Турции. Однако важно то, что он вступает в должность с ясным видением перспектив альянса.
Расмуссен стоит перед лицом многочисленных проблем. Самая неотложная из них – это обеспечить поддержку миссии НАТО в Афганистане в переломный момент для дислоцированных там Международных сил содействия безопасности. Ключевыми проблемами по-прежнему остаются также переговоры по выработке новой стратегии, отношения между НАТО и Евросоюзом и дальнейшее расширение альянса. Расмуссен должен посвятить себя делу оздоровления НАТО и восстановления чувства единства внутри альянса.

Афганистан

В ходе своего прощального турне бывший генеральный секретарь НАТО Йап де Хооп Схеффер послал европейским союзникам НАТО ясный сигнал о том, что они должны принять на себя более значительную часть бремени миссии в Афганистане. Он также стремился донести мысль о том, что миссия в Афганистане - это вопрос необходимости, а не выбора. Эта идея задала тон главной проблеме альянса – получению поддержки всех членов НАТО в отношении новой всеобъемлющей стратегии наращивания военной мощи в Афганистане.
Хотя НАТО – это межправительственная организация, и генеральный секретарь не вправе потребовать от стран-участниц развернуть больше боевых сил или отменить введенные на национальном уровне оперативные ограничения, он может публично аргументировать необходимость миссии в Афганистане и четко характеризовать существующие угрозы. Неравномерное распределение бремени и рисков угрожают не только оперативному успеху в Афганистане, но и жизнеспособности альянса в целом.
Расмуссен в состоянии выступать с авторитетными заявлениями по Афганистану. Еще в качестве премьер-министра Дании он противостоял широкой внутриполитической оппозиции направлению боевых сил в Ирак и Афганистан. Дания выделила в состав Международных сил содействия безопасности 700 военнослужащих, которые несут службу без национальных ограничений, лимитирующих их географическое или оперативное развертывание. В ходе боевых действий в Афганистане Дания потеряла 24 военнослужащих, что в пересчете на душу населения демонстрирует глубокую приверженность этой маленькой страны своим обязательствам – в сравнении с более крупными странами, например, Францией и Германией.
Задача Расмуссена также должна состоять в выстраивании консенсуса вокруг всеобъемлющей стратегии в отношении Афганистана и убеждении всех членов альянса предоставить необходимые для успеха ресурсы. В последние шесть лет НАТО неоднократно пересматривала старые и принимала новые планы, но так и не реализовала их путем предоставления необходимых ресурсов в финансовой, военной сфере или в области безопасности. Повсеместно в Афганистане требуются дополнительные боевые силы, инструкторы, полицейские наставники, восстановительные подразделения и другие вспомогательные силы, а также средства авиапереброски и экономическая помощь.

Расширение НАТО

Расмуссен также должен выстроить консенсус вокруг «политики открытых дверей» НАТО. Расширение НАТО стало успехом как для самого альянса, так и для присоединившихся государств. Закрыть дверь в НАТО для желающих вступить в этот союз означает предать ее основополагающие принципы и ликвидировать важный элемент более широкого процесса евроатлантической интеграции.
Расширение альянса на восток остается особенно спорной проблемой внутри НАТО. Франция и Германия твердо противостоят расширению, страны Балтии и восточноевропейские государства поддерживают его, а Соединенные Штаты занимают выжидательную позицию. Такой раскол опасен для альянса и посылает его потенциальным членам противоречивый сигнал. Несомненно, имеет место и российское влияние, преследующее цель наложить вето на дальнейшее расширение НАТО.
Отказ предоставить Украине и Грузии «План действий по подготовке к членству в НАТО» на саммите в Бухаресте показал, что Москва способна оказывать влияние внутри НАТО, используя франко-германскую оппозицию ее расширению. Дальнейшее замораживание решения по «Плану действий» для Украины и Грузии не поможет зарубцевать трещины в отношении расширения внутри НАТО, а лишь вдохновит Россию считать, что она имеет право вето на дальнейшее расширение блока.
Поскольку НАТО является одновременно оборонительной и политической организацией, ее «политика открытых дверей» символизирует приверженность альянса целостной, свободной и мирной Европе. Важно, чтобы Расмуссен незамедлительно направил России сигнал, что НАТО не поддастся запугиванию и, добиваясь улучшения своих отношений с Россией, не позволит использовать расширение как предмет торга с Москвой.

Отношения между НАТО и Евросоюзом

Опыт работы Расмуссена в самом сердце Евросоюза дает ему преимущества «инсайдера» в осуществлении оптимальной перестройки отношений между НАТО и ЕС. Реинтеграция Франции в структуры военного командования НАТО в сочетании с предрасположенностью администрации Обамы к глубоко интегрированному Евросоюзу угрожает передачей верховенства НАТО в архитектуре безопасности Европы Евросоюзу.
Если НАТО утратит верховенство в делах европейской безопасности, то рухнут и договоренности по безопасности и неделимость американо-европейской безопасности. Создание второго оборонительного альянса в Европе с собственным оперативным штабом, оборонной стратегией и военным персоналом неизбежно будет происходить за счет НАТО. Поэтому, добиваясь, чтобы европейские партнеры несли более значительное бремя в деле обеспечения глобальной безопасности, Расмуссен должен подчеркнуть верховенство НАТО и установить рабочие отношения с Евросоюзом, которые обеспечат лучшую взаимодополняемость, например, в Афганистане.
Следует пересмотреть партнерство между НАТО и ЕС в соответствии со следующими принципами:
• верховенство НАТО в альянсе трансатлантической безопасности первостепенно;
• Евросоюз должен быть гражданским дополнением к НАТО;
• не должно быть дублирования с НАТО, включая оперативное планирование и командные возможности ЕС на любом уровне;
• НАТО должна иметь хотя бы одно верховное командование в Соединенных Штатах;
• НАТО должна использовать все свои ресурсы исключительно для собственных миссий;
• силы и средства для осуществления «Европейской политики безопасности и обороны» должны предоставляться дополнительно, а не за счет взносов в НАТО ее стран-участниц.

Стратегическая концепция

Насколько успешной окажется работа Расмуссена по проведению переговоров о новой стратегической концепции, покажет заключительный документ, который будет направлять деятельность альянса на протяжении последующего десятилетия. С момента принятия последней стратегической концепции в 1999 г. НАТО стала свидетелем террористических актов 11 сентября 2001 г., уже на следующий день впервые применила Статью V Устава НАТО и в результате вступила в боевые действия в Афганистане. Уже существует соблазн исключить будущие экспедиционные операции и сформулировать такую стратегическую концепцию, которая выглядела бы как список покупок для Евросоюза. Вместо этого, данный процесс должен стимулировать приверженность стран-участниц НАТО и акцентировать приоритет трансатлантической безопасности, включая незыблемость Статьи V. Кроме того, в ней необходимо признать, что экспедиционные операции необходимы для отражения вызовов безопасности.
Если новая стратегическая концепция будет расплывчата и отражать приоритеты Евросоюза, станет ясно, что Расмуссену не удалось сконцентрироваться на переговорах о центральной цели и видении перспектив НАТО. В стратегической концепции должен рассматриваться новый характер угроз, а также готовность и способность членов альянса противостоять этим вызовам. Поэтому может потребоваться отдельная внутренняя оценка для рассмотрения расхождений в возможностях, способности и готовности членов НАТО к действиям, а также внешняя оценка для лучшего понимания возникающих угроз, например, кибер-терроризма, распространения баллистических ракет и оружия массового уничтожения.

Гарантия значимости НАТО

Со времени распада Советского Союза НАТО пришлось столкнуться со сложными вызовами в сфере безопасности и осуществлять военные операции, включая развертывание большого многонационального контингента далеко за пределами европейской арены. Теперь, когда миссия в Афганистане вступает в критическую фазу, генеральный секретарь НАТО не должен быть просто главным менеджером. Расмуссен должен стать динамичным лидером, способным восстановить единство альянса по ряду проблем, начиная с Афганистана. Он также должен восстановить доверие к долгосрочной «политике открытых дверей» НАТО и добиться таких взаимоотношений с Евросоюзом, которые дополняли бы НАТО, а не дублировали ее функции. Оздоровление НАТО будет для Расмуссена непростым делом. Но оно необходимо для сохранения значения альянса.

Комментариев нет: