понедельник, 16 июня 2008 г.

ЧТО БЫЛО НА НЕДЕЛЕ (9-15 июня)

Что стоит за расхождениями в российском правительстве

На прошлой неделе ясно обозначились серьезные расхождения внутри российского правительства. Заявления его руководителей звучали диссонансом и наводили на мысль о том, что нынешний кабинет – это отнюдь не коллектив единомышленников. Это особенно ярко проявилось на заседании президиума правительства в прошлый понедельник, где фактически столкнулись две основных тенденции – к дальнейшему усилению госрегулирования и его относительному ограничению.
Судя по всему, премьер Владимир Путин остался недоволен результатами Международного экономического форума в Санкт-Петербурге, где в выступлении первого вице-премьера Игоря Шувалова прозвучали призывы к дерегулированию. Разумеется, напрямую это недовольство не прозвучало, однако Путин в лучших традициях бюрократического футбола забил в ворота Шувалова мощный гол.
Вот как, по словам очевидцев, развивалась интрига. Близкий Путину первый вице-премьер Виктор Зубков неожиданно поднял вопрос о растущих ценах на молоко. Путин, озабоченный растущей инфляцией, быстро переадресовал этот вопрос министру сельского хозяйства Алексею Гордееву, хотя формально его министерство за ценообразование не отвечает. Естественно, министр уклонился от ответственности, и тогда гнев Путина обратился на Шувалова. Ему-то Путин и адресовал свои злые слова: «Разъезжать по различным мероприятиям – это важное, конечно, дело, но надо смотреть и чем люди живут!»
Таким образом, Путин недвусмысленно дал понять Шувалову, что поддержание низких цен на молоко гораздо важнее, чем ограничение бюрократического вмешательства в экономику, за что ратовал Шувалов в Питере.
Другой удар по образовавшейся в правительстве путинской группировке нанес вице-премьер и министр финансов Алексей Кудрин. Он выступил с критикой планов Кремля передать военно-промышленной корпорации «Ростехнологии» госактивы предприятий гражданских отраслей промышленности, доли государства в зарубежных совместных предприятиях, а также оборонный холдинг «Оборонпром». Кудрин считает, что тем самым «Ростехнологии» будут уводить доходы госбюджета.
Позиция Минфина серьезно осложняет проведение в жизнь кремлевской схемы укрепления «Ростехнологий» как крупнейшей промышленно-финансовой группы, обеспечивающей интересы путинской группировки. Если замечания Минфина будут учтены, то активы «Ростехнологий» значительно сократятся.
Можно ожидать, что на Кудрина будет оказано мощное давление. Стоит вспомнить в этой связи, что его заместитель Сергей Сторчак уже более полугода находится в заключении по обвинению в финансовых злоупотреблениях, связанных с его должностным положением, и это остается сильным рычагом воздействия на Кудрина.
Разнобой в деятельности членов правительства проявился и в заявлениях вице-премьера Сергея Иванова на праздновании 225-й годовщины Севастополя – крупнейшей базы российского Черноморского флота, которая находится в Крыму на территории Украины. Многие в России считают его русским городом, а на Украине, естественно, - украинским.
Вопреки своему статусу, не предусматривающему какие-либо полномочия во внешнеполитической сфере, Иванов выступил с резкой критикой намерения украинских властей сделать их страну членом НАТО. Запугивая и россиян, и украинцев, Иванов уверял, что в случае вступления Украины в НАТО Североатлантический союз заставит Украину ввести визовый режим в отношении России, и это коснется десятков миллионов людей в обоих государствах.
Заявления Иванова уже вызвали острую реакцию в Киеве, где отметили, что НАТО не имеет никакого отношения к визовой политике. Действительно, к примеру, Турция, являясь членом НАТО уже в течение многих десятилетий, тем не менее, обеспечивает безвизовый въезд на свою территорию для всех граждан России.
Московский мэр Юрий Лужков хоть и не является членом правительства, но, безусловно, играет важную роль в российском политическом истеблишменте. На прошлой неделе он призвал Москву признать независимость Абхазии и Южной Осетии. Это опять-таки прозвучало диссонансом на фоне официальной позиции Кремля. Грузинский парламент высказался за объявление мэра Москвы персоной нон-грата. Отношения Москвы с Тбилиси вновь осложнились.
Что же скрывается за таким отсутствием синхронности в работе и заявлениях высших официальных лиц России? Дело, видимо, в том, что, хотя Путин и остается признанным авторитетом, многие члены правительства почувствовали некоторое ослабление его позиций в новой политической ситуации и позволяют себе то, что вряд ли могли сделать при Путине-президенте. В свою очередь, вновь избранный президент Дмитрий Медведев пока еще не набрал достаточного политического веса для того, чтобы жестко контролировать правительство. Более того, объективно в его интересах играть на ослабление влияния Путина для консолидации собственных позиций.

Что думает российский бизнес о России

Российская экономическая школа - либеральный мозговой центр - представила на Петербургском экономическом форуме результаты социологического исследования о том, что думают лидеры российского бизнеса о будущем страны и какова их система ценностей. Даже если сделать поправку на классическую либеральную ориентацию составителей доклада, его выводы все равно впечатляют.
Как оказалось, большинство руководителей крупных российских частных компаний ставят во главу угла свободу как главный критерий развития государства в ближайшие десятилетия. Далее следуют такие критерии, как «образованность», «активность» и «законопослушность». Понятия «богатая» и «сильная» в этом контексте почти не упоминались.
Еще один важный вывод откровенно бросает вызов представлениям, которые навязываются обществу нынешней правящей элитой. Лидеры российского бизнеса практически единодушны в том, что какие-либо реальные внешние угрозы для страны сейчас отсутствуют. Они считают, что основные вызовы и опасности для России сосредоточены внутри страны. При этом чаще всего упоминался демографический кризис, высокая коррупция, отсутствие независимой и эффективной судебной системы, пренебрежение законами и правами граждан со стороны представителей власти.
Вместе с тем, как показал опрос, у российского бизнеса нет целостного понимания, что именно необходимо сделать для преодоления тех негативных явлений, которые они отмечают в стране, и реализации их системы ценностей.

Комментариев нет: