понедельник, 20 октября 2008 г.

Что было на неделе (13-19 октября)

Финансовый кризис в России продолжается

Российскую экономику по-прежнему лихорадит. На прошлой неделе основные финансовые показатели то поднимались, то снова падали, но тенденция к снижению преобладала. Некоторый рост практически наблюдался только во вторник. В остальные же дни снижение достигало 6-9 процентов. Не прибавило уверенности участникам финансовых рынков и выступление министра финансов Кудрина в Госдуме, в котором он указал на слабость российской финансовой системы.
Государственное вмешательство пока носит ограниченный характер и не дает весовых результатов. Интервенция правительства на фондовых рынках в пятницу была весьма скромной и практически не повлияла на их состояние. Эксперты отмечают низкий профессионализм покупателей, что указывает именно на государственное вмешательство.
Серьезным ударом по российской экономике стало падение цен на нефть. Установившаяся цена на основной национальный бренд Urals уже ниже 70 долларов, а именно на этой базе рассчитан бездефицитный федеральный бюджет на будущий год. Таким образом, если коррективы в бюджет внесены не будут, а цены на нефть продолжат падение, то Россия окажется в тяжелой экономической ситуации.
Некоторые признаки обострения кризиса - налицо. Банк «Глобэкс», ранее не испытывавший особых проблем, был вынужден заморозить депозиты, прекратив их выдачу вкладчикам. Пользуясь возникшей возможностью, контролируемый государством «Банк развития и внешнеэкономической деятельности» (Внешэкономбанк) намерен поглотить «Глобэкс». Это уже второй проблемный банк, который Внешэкономбанк приобретает в ходе кризиса. Несколькими днями раньше ВЭБ приобрел «Связь-банк».
Под предлогом стабилизации финансовой системы ведут экспансию и другие близкие к правительству банки. Так, подконтрольный «Газпрому» «Газэнергопромбанк» за символическую цену купил 100 процентов акций «Собинбанка». Причем по своим активам «Газэнергопромбанк» лишь чуть больше «Собинбанка». Инкорпорируя его активы, «Газэнергопромбанк» серьезно укрепляет свои позиции в российском финансовом секторе.
Правительство обещает, что на этой неделе в экономике, наконец, проявится эффект от тех мер, которые были объявлены в середине сентября и начале октября. Однако слабая способность государственных чиновников к кризисному управлению вызывает большие сомнения в том, что обещания российского Белого дома будут выполнены.
Главное, как представляется, заключается в том, что российское руководство ставит ошибочный диагноз происходящего в стране. Как отмечает известный либеральный экономист, ректор Академии народного хозяйства при Правительстве РФ Владимир Мау, «у нас сейчас принято говорить о крахе американской или вообще западной экономической модели, о крахе либерального капитализма. Наверное, с политической точки зрения эти заявления имеют смысл. Однако было бы глупо стать жертвой собственной пропаганды». По мнению этого эксперта, экономическая история свидетельствует: каким бы последним этапом разложения капитализма ни называли кризисы – рыночные экономики всегда выходили из них окрепшими, более конкурентоспособными.
Ошибочность диагноза ведет и к неправильному лечению. Хотя помощь бизнесу со стороны российского правительства сопоставима по масштабам со странами Запада (около 10 процентов ВВП), она доходит до рынков гораздо медленнее, а действия правительства России гораздо менее решительны, чем в других странах.
Это вытекает из мягких оценок правительством последствий кризиса для экономики страны. Российский бизнес ощущает обстановку иначе, жестче оценивает ее. В противовес исключительно государственным схемам кризисного регулирования, существующим сейчас, Российский союз промышленников и предпринимателей предлагает более решительные меры. Они включают расширение круга участников процесса принятия решений, обеспечение большей открытости, ответственности и подотчетности в планировании и осуществлении антикризисных мер. Однако государственные структуры без энтузиазма воспринимают эти предложения.

Идет ли Россия к реальной военной реформе?

На прошлой неделе министр обороны Анатолий Сердюков объявил о начале в России самой радикальной военной реформы за постсоветские годы. В отличие от прежних планов реформирования вооруженных сил, которые, так или иначе, потерпели провал, проект Сердюкова предполагает полный отказ от существующей ныне копии громоздкой и устаревшей советской военной машины. Вместо традиционной схемы «армия-дивизия-полк» планируется использовать более простую и прогрессивную модель «оперативное командование-бригада».
Согласно новой схеме, существенно увеличится число младших офицеров – с 50-ти до 60-ти тыс. Однако общее количество офицерских должностей сократится вдвое. Серьезные изменения предполагаются в центральном аппарате Министерства обороны – его численность к 2012 г. должна уменьшиться более чем в два раза (до 8,5 тыс. человек). На двадцать процентов станет меньше российский генеральский корпус (с 1100 до 900).
Одновременно с реформой структуры и командования вооруженными силами будет проведена существенная реорганизация системы военного образования. Число военных вузов сократится с 65 до десяти.
Очевидно, что все эти меры серьезно затрагивают интересы большого числа старших офицеров, которые могут пострадать в ходе сокращений и реорганизаций. Сопротивление таким реформам со стороны военного командования будет весьма сильным.
Эти реформы могли бы иметь успех в стабильной и благоприятной экономической ситуации два-три года назад. Однако сейчас, в свете нарастающих экономических трудностей и возможной политической нестабильности, Кремль, безусловно, будет заинтересован в безоговорочной поддержке со стороны вооруженных сил. В конечном итоге именно они составляют одну из немногих надежных опор нынешнего режима. Поэтому амбициозные планы нынешнего министра обороны могут быть похоронены в силу политической целесообразности. Кремль не может рисковать армией в трудную для себя минуту.

Комментариев нет: