вторник, 14 октября 2008 г.

Что было на неделе (6-12 октября)

Финансовый кризис в России продолжается

Прошедшая неделя ознаменовалась дальнейшим падением ключевых российских финансовых индексов. За неделю РТС упал на 21 процент, а ММВБ – на 24 процента. Среди крупных компаний («голубых фишек»), наиболее сильно потерявших в цене, - «Газпром» (13 процентов) и «Лукойл» (11 процентов).
По подсчетам экспертов, кризис нанес серьезный урон российским олигархам. За период с мая 25 самых богатых предпринимателей страны потеряли 62 процента своего состояния – почти 240 млрд. долларов. Причем наибольшие потери пришлись на долю олигархов, приближенных Кремлю, - Романа Абрамовича (более 20 млрд. долларов), Владимира Лисина (22 млрд.), Владимира Потанина (19 млрд.), Олега Дерипаски (около 16 млрд.). Велики потери крупнейшей «Альфа-группы» - 15 млрд.
Кризис уже привел к серьезному промышленному спаду. Производство стали уже снизилось на 25-30 процентов, серьезно сократилось производство автомобилей. Однако власти, судя по всему, пока не отдают себе отчета во всей глубине кризиса. Во всех российских бедах они продолжают винить Соединенные Штаты. Именно в этом духе прошла встреча премьера Владимира Путина с лидером коммунистов Геннадием Зюгановым.
Рецепты, которые предлагает Москва для разрешения финансового кризиса мало чем отличаются от того, что реально делается на Западе. Если суммировать предложения Медведева на конференции по мировой политике в Эвиане, то их можно описать банальной фразой «лучше быть здоровым и богатым, чем бедным и больным». Неудивительно, что медведевские инициативы были сдержанно встречены в финансовых кругах ведущих развитых стран: каких-либо новых конкретных механизмов и идей в них по сути дела не содержится. Разговоры о новой системе, о перестройке существующих структур могут быть полезны, но не в такой ситуации, когда требуются быстрые и радикальные решения.
Что серьезно отличает российский кризис от ситуации на Западе, так это его освещение российскими СМИ. Существуют многочисленные свидетельства того, что власти осуществляют жесткую цензуру над тем, как электронные СМИ информируют население об экономической ситуации в стране. Основные телеканалы либо преуменьшают, либо вообще замалчивают глубину кризиса, охватившего финансовые и фондовые рынки страны в середине сентября. В прошлый понедельник в момент мощного обвала котировок ни один из них не упомянул об этом критическом явлении и его возможных последствиях для страны.
Как сообщает «Эхо Москвы», Кремль дал инструкции всем государственным и частным телевизионным каналам избегать таких слов, как «финансовый кризис» и «обвал» при описании критической ситуации. Взамен рекомендуется употреблять более мягкие выражения, например, «снижение». Дело дошло до того, что на государственном канале «Россия» была запрещена трансляция интервью с министром финансов Алексеем Кудриным из-за его «излишней откровенности». Рекомендовано также возлагать вину за финансовый кризис на «экономический эгоизм некоторых стран».
Естественно, что в таких условиях население мало осведомлено о реальных причинах и динамике российского финансового кризиса, а общественные круги практически отстранены от участия в дискуссии и принятии решений об оптимальных путях его преодоления.

Экономика переплетается с политикой

Президент Дмитрий Медведев, выступая на конференции в Эвиане, настойчиво проводил мысль о том, что корни экономического кризиса лежат в политике США. Квинтэссенцией его программной речи стала мысль о том, что экономический кризис и рост политической напряженности могут быть остановлены, если США откажутся от однополярного мировоззрения. Медведев прямо обвинил вашингтонскую администрацию в том, что она страдает такой болезнью, как советология, которую российский президент приравнял к паранойе.
Озлобленность Медведева против советологии вполне объяснима, но иррациональна. Кремлю, конечно, не нравится, что западные эксперты по России усматривают в его нынешней внутренней и внешней политике большое сходство с коммунистическим Советским Союзом. Это и неприкрытый антиамериканизм, и попытки внести раскол в НАТО, и стремление подчинить своей воле ближайших соседей, и поддержка антиамериканских режимов-изгоев по всему миру, и ущемление прав и свобод внутри страны, и опора на энергоносители как важнейший источник пополнения бюджета.
Другое дело, что Медведев в пору своего формирования как личности – в середине-конце 1980-х гг. – уже не застал наиболее вопиющих проявлений коммунистической экспансии и в силу возрастных особенностей не может помнить брежневские времена. Зато их хорошо помнят те, кто советует Медведеву, пишет ему речи, формирует его политику.
Даже предлагаемое Медведевым новое общеевропейское соглашение тесно перекликается с советской инициативой о заключении договора о неприменении силы в международных отношениях, которую Москва активно продвигала в ООН в конце 1970-х гг. Тогда этот замысел потерпел провал, не выдержав испытания практикой международных отношений. Советский Союз ввел войска в Афганистан. Примерно так же, как это случилось в этом году на Кавказе.
И цели у обоих документов, в общем-то, одни и те же – ослабить оборонительные структуры Запада, сформировать такую систему безопасности, в которой ни США, ни НАТО не могли бы играть существенной роли, заменить реальные рычаги безопасности пустыми, непроверяемыми декларациями. Но сейчас добавилась еще одна жизненно важная для Москвы задача – предотвратить расширение НАТО и вступление в нее таких постсоветских государств, как Грузия и Украина.
Как представляется, Запад отчетливо понимает эти цели Кремля и без какого-либо энтузиазма воспринимает медведевскую идею о новом договоре по европейской безопасности. Вообще-то, все те идеи, которые Кремль планирует заложить в новый договор, уже присутствуют в существующих документах общеевропейского процесса. Однако рамки ОБСЕ уже не устраивают Москву, поскольку в них она оказалась по существу в одиночестве. Как показали события на Кавказе, даже страны, считающиеся союзниками России, например, Белоруссия, Армения, Казахстан, не поддержали ее и не признали независимости Абхазии и Южной Осетии. Новый договор призван перестроить отношения внутри Европы таким образом, чтобы Россия могла более действенно использовать свои экономические, политические и военные рычаги влияния как на новую, так и на старую Европу.
Командно-штабные учения «Стабильность-2008» стали еще одной мощной демонстрацией военной силы в международном масштабе. По сути дела, они вышли далеко за рамки чисто командно-штабной тренировки и стали комплексной проверкой боевой готовности стратегических наступательных сил России в условиях, максимально приближенных к реальным. Президент Медведев лично присутствовал при пусках межконтинентальной ракеты морского базирования «Синева» из акватории Баренцева моря на рекордную дальность в экваториальную часть Тихого океана и при запуске МБР наземного базирования «Тополь» в направлении Камчатки. Медведев подтвердил, что Россия и дальше будет испытывать баллистические ракеты, и это, безусловно, является серьезным сигналом Вашингтону.

Комментариев нет: