понедельник, 1 декабря 2008 г.

Бюллетень Фонда "Наследие" №11 (103)

ПРЕЗИДЕНТ ФОНДА «НАСЛЕДИЕ» Э. ФОЛНЕР
О СОСТОЯНИИ КОНСЕРВАТИЗМА В США

10 ноября президент Фонда «Наследие» Э. Фолнер выступил на осенней сессии Президентского клуба - форума, объединяющего частных спонсоров Фонда.
Прошло шесть дней со времени президентских выборов. Довольны ли мы их результатами? Полагаю, что нет. В нынешних обстоятельствах консерваторам вполне уместно быть недовольными результатами этих выборов. Полезно было бы уделить несколько минут нашей неудаче.
• У демократов сейчас 56 мест в сенате.
• Они контролируют 58 процентов палаты представителей.
• Срок действия с таким трудом завоеванных налоговых сокращений 2001 и 2003 гг. истекает через два года. Вопрос об их продлении полностью находится во власти демократического большинства в обеих палатах. Так что надеяться не на что.
• Руководитель сенатского комитета по финансам Б. Фрэнк уже заявил, что налоги придется повысить.
• Спикер палаты представителей Н. Пелози и лидер демократов в сенате Гарри Рид спят и видят «новый курс» №2.
• Все эти законопроекты пойдут на подпись президенту, чьи взгляды на благосостояние и налогообложение почерпнуты, скорее, из Маркса, чем из Мэдисона.
Я мог бы продолжить список этих ужасов, но и этого достаточно, чтобы рука сама потянулась за транквилизатором. Вместо того чтобы пытаться поднять настроение при помощи химии, давайте попробуем вот что: используем наши мозги и свойственный консерваторам здравый смысл и проанализируем переделку, в которую мы, похоже, попали.
Мы бывали и не в таких переделках. Верните свои внутренние часы на 30 лет назад, в конец 1970-х гг. Попробуйте восстановить в памяти яркую картину тех дней.
• В Белом доме Дж. Картер.
• У демократов в сенате 61 место.
• Они контролируют 67 процентов палаты представителей.
• Наша экономика подкошена 12-процентной инфляцией и 9-процентной безработицей.
• Верхняя маргинальная ставка подоходного налога составляет 70 процентов.
• На нас распространяется арабское эмбарго на поставки нефти, и мы вынуждены покупать бензин по четным или нечетным числам, когда бензин имеется в наличии, а это бывает не всегда.
• Вместо того чтобы содействовать внутреннему производству нефти, наше правительство наказывает нефтяные компании налогом на сверхприбыль.
• Нам приказывали включать термостаты в домах летом и выключать зимой и носить свитера.
• Мы находились на пике «холодной войны».
• Иран больше года держал в заложниках 52 американских граждан, наслаждаясь возможностью уязвить Америку.
• Наш президент вызвал насмешки и презрение, когда организовал неудачную операцию по их спасению.
Можно продолжить этот список. Позвольте, однако, подвести его итог, перефразируя строчку из Чарльза Диккенса «Это были наихудшие времена, это были наихудшие времена». Тогда мы имели полное право быть недовольными, как и теперь. Но мы не имеем права на отчаяние и пессимизм. Ни тогда, ни теперь. Отчаяние и пессимизм – это форма эгоизма, который мы не можем позволить себе и который нельзя оправдать реальностью. Давайте выясним, что это за реальность.
Темные времена эры Картера не стали нашей политической судьбой. Возможно, так казалось тогда, но задним числом ясно, что это было не так. В те годы над нами было беспомощное и неудачное руководство. К концу администрации Картера американцы устали от неудач. Им захотелось другого руководства. Специфическая для американцев особенность в том, что когда нам надоедает что-то плохое, мы очень решительно выбираем другое. Сама наша нация возникла благодаря этой тенденции. Когда колонистам надоела британская тирания, они осуществили резкий поворот и основали новую нацию. Именно этот отличительный для американцев импульс творить собственную судьбу вытягивал нас из каждого национального кризиса.
Эра Картера – это одна из таких мрачных эпох. Вы знаете, куда мы тогда повернули. Мы обратились к Р. Рейгану, к принципиальному лидерству, консервативному лидерству, смелому лидерству. Устав от тьмы, мы выбрали рассвет.
Такие решительные повороты не происходят случайно. Их нельзя приписывать удаче. Когда наша страна сбивается с курса, мы, ее народ, возвращаем ее на нужный курс, потому что среди нас всегда достаточно людей с отвагой, умом и решимостью добиться этого.
Сейчас мы, несомненно, сбились с курса. У меня нет ни малейших сомнений, что мы вернемся на прямую дорогу, потому что среди нас достаточно людей с отвагой, умом и решимостью сделать это. Живое подтверждение моим словам – это сегодняшняя аудитория.
Однако для успеха нам следует избегать определенных ошибок в суждениях. Сейчас многим консерваторам следовало бы вправить мозги. Нам в первую очередь необходимо перестать ставить знак равенства между республиканской партией и консервативным движением. Ведь наши левые оппоненты с радостью проводят эту ложную параллель.
Накануне выборов 2006 г. обозреватель «Вашингтон пост» Э. Дионн писал, что в этом году республиканцы потерпят поражение. На счет этого он оказался прав. Однако послушайте, к каким выводам он пришел: «До ноября консервативные лидеры будут послушно пытаться объединить силы, чтобы предотвратить победу демократов. Но их сердца останутся равнодушными к этой схватке. Упадок консерватизма оставляет вакуум в американской политике». Обратите внимание на фразу «упадок консерватизма». По мнению Дионна, провалы республиканской партии в 2006 г. были неудачами консервативного движения.
Пару месяцев назад левое издание «Америкэн проспект» опубликовало статью под названием «Надвигающийся крах консерватизма». После описания фатальных, по его мнению, ошибок республиканцев в президентской кампании, ее автор П. Уолдман пришел к выводу: «Все опоры, которые так долго поддерживали консерватизм, рушатся». И опять, то же самое: если республиканская партия терпит поражение, значит, консерватизм рушится.
Прошлой весной в журнале «Нью-Йоркер» была опубликована статья Дж. Пэкера «Крах консерватизма: неужели у республиканцев закончились идеи?». В названии - та же самая ошибка: неудачи республиканцев интерпретируются как крах консерватизма. Этого следовало ожидать от наших оппонентов слева. Они готовы воспользоваться любым предлогом, чтобы объявить о кончине консервативного движения. Они делают это в течение ряда десятилетий.
Однако сегодня слишком многие консерваторы покупаются на это ложное суждение. Это опасная ошибка, потому что она лишает вас сил для борьбы. Если вы считаете, что нынешнее плачевное состояние республиканской партии – это мерило состояния консерватизма, вы неизбежно придете к выводу, что консервативному движению – конец.
Если вы хотите узнать, когда консерваторы были в беде, вернитесь на 35 лет назад в 1973 г. - год, когда был основан Фонд «Наследие». Нас была всего горстка в нескольких арендованных комнатах. Единственным известным консервативным «мозговым центром» в Вашингтоне был «Американский институт предпринимательства», который выпускал хорошие исследовательские работы, но не участвовал в политических баталиях. Он сознательно не принимал в них участия и был «над схваткой».
Тогда не существовало кабельных СМИ типа «Фокс ньюс». Не было радиостанций, где обсуждались бы проблемы консерватизма, потому что существовавшие нормы не позволяли консерваторам иметь собственные программы. Не было консервативных блоггеров, которые разоблачали бы предвзятые суждения мейнстримовских СМИ и предлагали бы миллионам читателей консервативные комментарии. В то время консервативное движение испытывало трудности, фактически оно едва существовало.
Сегодня республиканская партия испытывает трудности, которые она сама себе создала. Однако консервативное движение не переживает упадка. Оно пребывает в добром здравии и крепнет с каждым годом. Вот доказательства.
В дополнение к наиболее известным СМИ, включая «Фокс ньюс», к сотням дискуссионных радиопрограмм и десяткам национальных журналов, которые ясно излагают консервативные идеи, консерваторы добились широчайшего присутствия в Интернете. Townhall.com - это крупнейший консервативный портал во всемирной паутине. Посетите сайт, и вы найдете ссылки на 450 консервативных журналистов-комментаторов, на сотню партнерских организаций, в которую входят консервативные исследовательские центры и другие общественно-политические организации, и на более чем 8 тыс. интернетовских блогов, посвященных всем мыслимым проблемам.
Никогда еще в нашей истории консерваторы не располагали таким количеством коммуникационных каналов, насыщенных нашими идеями и доходящих до самых отдаленных уголков Америки. И никогда еще в нашей истории у нас не было такого мощного источника консервативных идей: я имею в виду «фабрики идей» - консервативные научно-исследовательские центры. И ваш Фонд «Наследие» - общепризнанный лидер в этой категории.
Мы завоевали признание по ряду причин. Важнейшая из них в том, что десятилетиями мы устанавливали связи с консервативными организациями, культивировали их рост, помогали им обмениваться ресурсами и координировать стратегию. Мы осуществляем это через наш Банк ресурсов.
Десять лет назад, в 1998 г., в ежегодном заседании Банка ресурсов приняли участие 292 человека, представлявших 175 организаций. В этом году зарегистрировано 708 представителей от 386 организаций из 52 стран. Более двухсот из них - президенты или исполнительные директоры консервативных организаций.
Много лет назад нашему другу и попечителю Фонда «Наследие» Тому Роу пришла в голову мысль основать консервативные исследовательские центры в штатах по образу и подобию нашего Фонда, при этом концентрируясь на проблемах штата и отдельной местности. Он пожертвовал деньги на организацию первых центров такого типа. В 1992 г. Том основал НКО «Стейт полиси нетуорк» с тем, чтобы эти группы могли обмениваться опытом и учиться на ошибках и успехах друг друга. В то время таких консервативных центров в штатах было не более десятка. Десять лет назад их было 36 в 34-х штатах с совокупным бюджетом в 15 млн. долларов. В настоящее время их уже 55 во всех 50 штатах с совокупным бюджетом, приближающимся к 60 млн. долларов. И эти цифры продолжают расти.
Я отмечаю эти детали, потому что они показывают, насколько серьезна ошибка - ставить знак равенства между республиканской партией и консервативным движением. Опоры, на которых стоит консерватизм, – вовсе не лидеры республиканской партии. Консерватизм поддерживается и подпитывается в первую очередь в институтах гражданского общества.
Консерватизм живет в наших семьях, в религиозных институтах, в бизнесе, в СМИ, включая радио, телевидение, Интернет и радиостанции, в благотворительных и гражданских организациях, в сотнях исследовательских центров и родственных организаций, действующих на национальном уровне и уровне штатов, среди тысяч принципиальных консервативных экспертов во всех областях общественно-политической работы и среди миллионов таких принципиальных консерваторов, как вы.
Вот опоры поддерживающие консерватизм, и они вовсе не рушатся. Консервативное движение по-прежнему охватывает все те же разнообразные школы, что и со времен второй мировой войны. Но разногласия не подкосили нас размежеваниями и раздорами. Консерваторы работают сообща в более крупных сетевых объединениях, чем раньше.
Несмотря на результаты выборов, Америка в принципе остается правоцентристской страной с консервативными взглядами на ключевые проблемы. С консерваторами ассоциируют себя в два раза больше американцев, чем с либералами. На вопрос Гэллапа, «должно ли правительство перераспределять богатства более равномерно или должно содействовать росту экономики страны для создания рабочих мест?», 84 процента американцев выбрали последнее. Даже среди демократов лишь 17 процентов ответили, что правительство должно перераспределить богатства.
На вопрос организации «Пью» об основных причинах финансового кризиса 79 процентов американцев ответили, что основным фактором было то, что люди брали больше кредитов, чем могли вернуть. Эти ответы - не политическая позиция. Они отражают базовые ценности, консервативные по сути, по таким вопросам, как главные функции государства и личные добродетели труда и жизни по средствам.
Эти ценности идут вразрез с программой левых. Именно поэтому Барак Обама концентрировался на проблеме налогов, а не на огромных затратах на реализацию либеральных предложений.
Взгляните на нашу массовую культуру, и вы обнаружите новые корни консерватизма. Американцы – это по-прежнему народ, который испытывает чувство почтения и благодарности, когда слышит такие песни, как
• Господи, благослови Америку
• Звездно-полосатое знамя
• Америка прекрасна
• Господи, благослови США
• Звезды и полосы навсегда

Мы остаемся нацией, которая в День ветеранов, в День независимости, в День памяти и в День благодарения на минуту оставляет свои дела, чтобы поблагодарить Бога за блага свободы. Посетите любой американский город, и вы обнаружите мемориалы и памятники, сооруженные в память о солдатах, сражавшихся и погибших за свободу. Это ощутимое выражение нашего понимания того, что свобода не достается даром, и что мы всегда должны бороться за нее. Это наглядное выражение консервативных ценностей.
Нынешние консерваторы располагают огромными ресурсами для изложения и защиты своих идей. Базовые консервативные чувства американского народа создают потенциал для укоренения этих идей. Однако реализация этого потенциала – огромная проблема. Обе политические партии подвели нас, но больше всего виновата именно республиканская партия. Она потерпела провал не потому, что придерживалась ошибочных принципов, а потому, что отошла от консервативных принципов.
Вот почему Фонд «Наследие» начал свою десятилетнюю кампанию «Лидерство для Америки». Сейчас, более чем когда-либо, мы должны отстаивать наши принципы и обучать им максимально широкую аудиторию. Мы должны возродить более широкое понимание и уважение к вечным истинам, являющимся основами американского образа жизни.
Вы, вероятно, знаете, что в этом году мы увеличили наш текущий бюджет на 50 процентов. Большая часть дополнительных средств пойдет на финансирование активных усилий по доведению наших идей до широкой аудитории. Мы будем размещать рекламу в радиопрограммах, которые слушают миллионы американцев. Мы будем проводить больше мероприятий Фонда в разных городах страны с целью привлечения местных лидеров и вовлечения рядовых членов с тем, чтобы требовать большей подотчетности от Вашингтона.
У нас есть эксперты по маркетингу и коммуникациям, которые поддерживают тесные рабочие отношения с продюсерами национальных радиостанций и телевизионных каналов, включая радиостанции и телестудии мейнстримовских СМИ. Эти возможности мы выстраивали многие годы, и это должно приносить большие дивиденды в нынешней политической обстановке.
В свете результатов выборов очевидно, что конгресс и Белый дом не будут прислушиваться ко многим консервативным идеям. Так что нам придется по большей части играть в обороне. И нам придется вести все более глубокую оборону по мере того, как либералы будут пытаться перераспределить богатство, отменить право людей труда на тайное голосование на выборах руководства профсоюзов, национализировать здравоохранение, банкротить угольные энергетические компании – этот список можно продолжать еще долго.
Но есть и хорошие новости. Консерваторы лучше подготовлены к обороне, чем когда-либо. Мы располагаем такими аналитическими ресурсами, как Центр анализа данных, у нас есть энергичная сеть родственных организаций, которые можно быстро мобилизовать, когда остро встают принципиальные политические вопросы. У нас есть виртуальная армия блоггеров, которые могут поднять десятки миллионов американцев буквально за считанные часы. И у нас есть самые образованные и опытные эксперты в мире.
Сейчас не время для отчаяния. Сейчас время для оптимизма. Сейчас не время с сожалением смотреть в прошлое. Мы должны смотреть в будущее с надеждой, целеустремленностью и заинтересованностью. Сейчас не время позволять политическим неудачам истощить нашу решимость. Отступление – это естественная составная часть продвижения вперед.
Я сегодня постарался обозначить различия между консервативным движением и республиканской партией. Но я сделал это вовсе не из-за высокомерного предположения, что вы не понимаете этого различия.
Очевидно, что вы его понимаете. Поэтому вы и собрались сегодня здесь. Вы объединяетесь под этим знаменем, потому что понимаете, что мы - не те политики, которые способны оказаться от собственных идеалов. Вы верите, что Фонд «Наследие» останется принципиальным консервативным институтом, защищающим ваши идеалы. Вы демонстрируете свое доверие щедрой финансовой поддержкой, без которой мы не смогли бы работать. Поэтому я хочу воспользоваться этой возможностью, чтобы искренно поблагодарить вас. Спасибо за вашу преданность идеалам консерватизма. Спасибо за то время, энергию и средства, которые вы вкладываете в сохранение этих идеалов. Фактически вы осуществляете самую благородную деятельность, на которую только способен гражданин этой страны. Я благодарен вам за это.
Знаю, что сейчас некоторые из вас пали духом. Это вызвано катастрофическими результатами выборов. Мое послание вам сегодня можно выразить тремя словами: не меняйте курса. По нынешним временам это будет непросто.
Результат наших усилий не определится за день или за один год. Однако успех будет зависеть от нашей несгибаемой воли к победе. Не думайте, что нынешние неудачи – это наша судьба. Никогда не делайте этого. Ясность ума и решимость в сердце помогут вам встать плечом к плечу и защищать наше бесценное наследие свободы.
Не надо откладывать это на будущее. Примите на себя сознательное обязательство именно сегодня. Мы – команда, и мы победим!


Э. ФОЛНЕР: «ФОНД «НАСЛЕДИЕ» НУЖДАЕТСЯ В ВАШЕЙ ПОМОЩИ ДЛЯ ПРОДВИЖЕНИЯ КОНСЕРВАТИВНЫХ ИДЕЙ ПОСЛЕ ПРЕЗИДЕНТСКИХ ВЫБОРОВ В США

Президент Фонда «Наследие» Э. Фолнер обратился с призывом помочь Фонду в финансовом плане для продвижения консервативных идей после президентских выборов в США.
«Нам, консерваторам, нужен сильный голос в Вашингтоне для того, чтобы гарантировать неизменную силу консервативных принципов. Мы должны быть готовы противостоять возросшему присутствию либералов в Вашингтоне. Именно поэтому я сегодня обращаюсь к вам с просьбой о помощи Фонду «Наследие» и поддержке его работы по защите идей консерватизма после выборов.
Фонд «Наследие» ведет важную работу, борясь за консервативные идеи и выступая в их защиту против сильнейших препятствий. Наша деятельность говорит сама за себя: мы помогли сформировать политику президента Рейгана, провалить основанную на чрезмерном государственном вмешательстве реформу здравоохранения Клинтона, успешно боролись за реформу социального обеспечения и снижение налогов при Дж. Буше и помогли заложить основы ПРО.
У нас есть конкретный план защиты и продвижения нашего дела. В рамках кампании «Лидерство для Америки» мы разработали план по осуществлению реальных перемен в десяти ключевых областях, реформы, которые помогут сохранить Америку как замечательную страну.
2 октября с.г. член палаты представителей Дж. Уилсон (шт. Южная Каролина) на ее заседании признал успехи Фонда «Наследие»: «Мне бы хотелось выразить признательность Фонду «Наследие» в день его 35-летия. С 1973 г. Фонд является стойким поборником консервативных идей и принципов свободного рынка и содействует образованию американского народа в их духе. Его вера в силу свободы личности, американские ценности и ограниченное правительство сочетается с их приверженностью сильной национальной обороне. Фонд «Наследие» активно вовлечен в подъем современного консерватизма. Оценивая его деятельность – от его влияния на рейгановскую революцию до «Контракта с Америкой», содействия сильной национальной обороне и здоровому экономическому росту после террористических актов 11 сентября 2001 г., – я выражаю благодарность Фонду «Наследие» за его многолетнюю важную работу по содействию лидерам нашей страны в строительстве более сильной Америки».
У левых есть всеобъемлющий план, который призван реализовывать избранный президент Обама. Хочу проинформировать вас о том, что делает Фонд «Наследие» для противодействия этой программе и распространения идей консервативной реформы.
• Разоблачение экономической программы либералов. Эксперты Центра анализа данных Фонда «Наследие» - признанного лидера в своей области – выступают по национальным радио- и телевизионным каналам, разъясняя неэффективность и высокую цену либеральной экономической программы.
• Борьба с профсоюзными перекосами. Экономист Фонда Дж. Шерк продолжает опровергать аргументы крупнейших профсоюзных объединений в пользу отказа от тайного голосования при выборах профсоюзных боссов, которое даст им больше власти.
• Борьба за реформу ООН. Левые уже давно выступают за то, чтобы дать коррумпированным бюрократам в ООН больше контроля над американской внешней политикой. Однако эксперты Фонда дают отпор. Они настолько успешно защищают американский суверенитет, что один чиновник однажды даже спросил репортера, освещающего ООН, не работает ли он на Фонд «Наследие»!
• Восстановление конституционных принципов. Центр правовых и юридических исследований Фонда «Наследие», возглавляемый бывшим министром юстиции Э. Мизом, продолжает обосновывать идею о том, что предпочтение должно отдаваться тем судьям, которые трактуют конституцию с позиций здравого смысла.
• Работа по обеспечению будущих побед. Фонд «Наследие» продолжает закладывать основы будущих побед. Наша кампания «Лидерство для Америки», которая ведется уже десять лет, предлагает подробный план, как помочь Америке вернуться на правильный путь.
Э. Фолнер отмечает: «Мы остаемся глубоко преданными видению, присущему Фонду «Наследие» - строительству такой Америки, где процветают свобода, возможности, благополучие и гражданское общество. Однако наша работа на благо идей консерватизма возможна только при неизменной поддержке со стороны 381 тыс. наших сторонников по всей стране. Прошу вас рассмотреть возможность сделать пожертвование, которое позволило бы нам продолжать нашу важную работу. Спасибо за поддержку».


НОВАЯ «ХОЛОДНАЯ ВОЙНА»: ВОЗРОДИТЬ
АМЕРИКАНСКОЕ ПРИСУТСТВИЕ В АРКТИКЕ

Сотрудники Фонда «Наследие» А. Коэн, Л. Шашди и Дж. Доллбоу отмечают, что Арктика быстро возвращает себе прежний статус стратегического района, где на карту поставлены жизненно важные интересы Соединенных Штатов. Геополитическая и геоэкономическая значимость Арктики быстро возрастает, и природные богатства этого региона могут превратить его в XXI веке в экономически процветающую зону. Арктическое побережье и континентальный шельф содержат большие запасы нефти, природного газа, кластеров гидрата метана и ценных минералов.
В связи с таянием полярных льдов скоро увеличатся сроки ледокольной навигации по Северо-западному проходу в Северной Америке. Россия стремится продлить навигацию по Северному морскому пути в Евразии. Эти более короткие маршруты существенно сократят время и стоимость доставки грузов по морю.
Вопреки стратегическому расположению Арктики и ее огромным ресурсам Соединенные Штаты в значительной мере игнорировали этот регион. США следует разработать комплексную арктическую политику, включающую дипломатические, военные, военно-морские и экономические компоненты. Это должно включать незамедлительное картографирование территориальных претензий США с целью определения их масштабов и защиты от посягательств со стороны других государств. В условиях жесткого рынка т недавних беспрецедентно высоких цен на энергоносители огромные ресурсы углеводородов в Арктике способны облегчить положение потребителей. Эти запасы могут значительно укрепить экономику и повысить энергетическую безопасность Северной Америки и мира.
Амбиции России. Россия осознает многогранность потенциала Арктики и стремится быстрее утвердить здесь свои национальные интересы. Москва представила в орган Конвенции ООН по морскому праву свои претензии на 460 тыс. кв. миль – эта территория, равная Германии, Франции и Италии, вместе взятым. Кремль реализует свои интересы путем проецирования военной силы в этот регион и использования таких дипломатических инструментов, как договор по морскому праву. В августе 2007 г. Россия демонстративно установила свой флаг на дне Северного Ледовитого океана и впервые после «холодной войны» возобновила полеты стратегических бомбардировщиков над Арктикой.
На словах Россия воздает должное международному праву, но ее амбициозные действия напоминают, скорее, дипломатическую практику XIX века, чем правовую политику, свойственную XXI веку. Они свидетельствуют о том, что, по мнению Кремля, убедительная демонстрация силы способна урегулировать взаимные территориальные претензии. Позиция Запада в отношении Арктики была нерешительной и неадекватной. Ее необходимо изменить.
Восстановление американского присутствия. Соединенные Штаты не должны полагаться на выводы других стран, производящих картографирование морского дна в Арктике. Своевременные результаты независимого картографирования необходимы для защиты прав США и утверждения их в двусторонних и многосторонних рамках. Америка должна наращивать усилия по картографированию дна Северного Ледовитого океана, чтобы определить площадь внешнего континентального шельфа и размеры своих легитимных притязаний за пределами исключительной экономической зоны в 200 морских миль. Для достижения этой цели Соединенные Штаты должны модернизировать свой ледокольный флот. Они также должны продолжать сотрудничать и продвигать свои интересы вместе с другими государствами Арктического региона через такие форумы, как, например, недавняя Конференция по Северному Ледовитому океану в Иллюлисате (Гренландия).
Соединенные Штаты должны сделать следующее.
• Создать межведомственную рабочую группу по Арктике в составе представителей госдепартамента, министерств обороны, внутренних дел и энергетики для разработки общей политики в отношении этого региона. США должны использовать дипломатические, военные, военно-морские и экономические средства для поддержания своего суверенитета в Арктике, включая создание Объединенной оперативной группы - командования арктического региона во главе с командующим сил береговой охраны. Соединенные Штаты также должны созвать Форум береговой охраны в Арктике по типу успешно действующего Форума береговой охраны в Северной части Тихого океана.
• Ускорить закупку ледоколов для своевременного картографирования континентального шельфа и Арктики в целом для продвижения национальных интересов США. Соединенным Штатам следует незамедлительно картографировать свои претензии на континентальный шельф и районы, прилегающие к Аляске, для сохранения своих суверенных территориальных прав. В последующие 10 лет своевременное картографирование будет особенно важным, поскольку другие страны Арктического региона будут заявлять о своих претензиях. Для продвижения собственных интересов и защиты от притязаний других стран Соединенным Штатам не следует полагаться на картографические данные других государств.
• Предоставить береговой охране США бюджет, достаточный для осуществления операций и материально-технического обеспечения, с целью поддержания растущего, регулярного и влиятельного присутствия в Арктике.
• Вести переговоры с Канадой, Норвегией, Данией и, при возможности, с Россией. Для предотвращения конфликта с Россией и поддержания особых отношений с Канадой потребуются дипломатические усилия и сотрудничество с Канадой и европейскими союзниками Америки, имеющими интересы в этом регионе. США должны работать с Канадой для разработки взаимовыгодной схемы коммерческой эксплуатации углеводородов Арктики.
• Создать частно-государственную рабочую группу по Арктике для обеспечения формальных рамок, в которых частный сектор мог бы консультировать правительство США по вопросам экономического развития Арктики. Эта рабочая группа должна включать представителей энергетического сектора, геологоразведки и судоходства.
• Санкционировать разведку и добычу нефти в Арктическом национальном заповеднике дикой природы и других перспективных районах Арктики с тем, чтобы увеличить национальное производство энергоносителей. Конгресс также должен пересмотреть законодательство для тех районов, где производство уже началось, но жестко регулируется.

Заключение

Как арктическая держава Соединенные Штаты имеют значительные геополитические и геоэкономические интересы на Крайнем Севере. У Америки не только должно быть место за столом, но и роль лидера в преодолении новых вызовов и возможностей, например, споров из-за внешних границ континентального шельфа, судоходства на арктических морских путях и коммерческой разработки природных ресурсов и рыбных промыслов.
Чтобы играть эту роль и защищать свои интересы, Соединенные Штаты должны воскресить свою политику в отношении Арктики и вложить необходимые ресурсы для поддержания лидерства США на Крайнем Севере.


СИСТЕМА ПРО В ЕВРОПЕ: ПРОТИВОСТОЯТЬ РОССИЙСКИМ УГРОЗАМ

Ведущий эксперт в области исследований России, Евразии и проблем международной энергетической безопасности Фонда «Наследие» Ариэль Коэн напоминает, что на следующий день после победы Барака Обамы на выборах в США российский президент Дмитрий Медведев сделал заявление с целью проверить нового американского президента на прочность. В своем обращении к Федеральному Собранию Медведев пригрозил разместить в Калининградском анклаве России ракеты ближней дальности «Искандер», способные нести ядерные заряды, если Соединенные Штаты продолжат развертывание элементов ПРО в Польше и Чехии.
После переговоров с французским президентом Николя Саркози Медведев смягчил свою риторику и обещал повременить с размещением ракет при условии, что США примут участие в европейской конференции по безопасности. Как якобы сказал Саркози, до конференции не будет больше никаких разговоров о размещении ПРО».
Позже Саркози пересмотрел свое заявление, признав суверенное право Польши и Чехии разместить системы ПРО на своей территории. 17 ноября НАТО, уже после слов Саркози о том, что ПРО не сделает европейский континент более безопасным, в которую входит Франция, подтвердила свою поддержку планам США по созданию противоракетного щита в Европе. Представитель НАТО объявил, что позиция альянса, сформулированная в апреле 2008 г. на бухарестском саммите, не изменилась. Именно на этом саммите лидеры НАТО, включая Саркози, одобрили планы США по развертыванию противоракетного щита в Польше и Чехии.
Администрация Обамы не должна поддаваться на российские угрозы. Если это произойдет, то послужит сигналом, что на нового президента США можно оказывать давление и по другим проблемам. Даже если Обама открыт идее об отсрочке или отмене развертывания, сделать это после ракетных угроз со стороны России было бы явным признаком слабости.

Грузинская война спровоцировала развертывание ПРО

Сразу после войны между Россией и Грузией Польша согласилась на размещение на своей территории батареи из 10-ти ракет-перехватчиков, способных противостоять баллистическим ракетам большой дальности, которые могут угрожать Европе или Северной Америке. Варшава также получила от Соединенных Штатов дополнительные гарантии, которые расширяют ее двусторонние военные связи с Вашингтоном. Кроме того, Соединенные Штаты также согласились развернуть в Польше батарею зенитных ракет, способных нейтрализовать российские ракеты.
Москва яростно противится размещению американской ПРО, утверждая, что этот проект подвергает риску ее национальную безопасность. Однако утверждения России не выдерживают объективной проверки: ведущие кремлевские эксперты в области баллистических ракет пишут, что противоракетный щит в Европе не в состоянии нейтрализовать значительно превосходящий ядерный арсенал России и даже ее возможности ответного удара. Десять ракет-перехватчиков, которые Соединенные Штаты планируют развернуть в Польше, не смогут оказать ощутимого воздействия на стратегический баланс ядерных сил, включающий тысячи боеголовок, которые могут быть доставлены к цели российской стратегической триадой - баллистическими ракетами, бомбардировщиками и подводными лодками.
Кроме того, Соединенные Штаты много делали для того, чтобы уверить Москву, что эта система предназначена исключительно для отражения возможных ударов со стороны таких стран-изгоев на Среднем Востоке, как Иран. Министр обороны Роберт Гейтс предложил разместить российских офицеров связи взаимодействия в Польше и обещал, что система не будет введена в действие, если Иран не создаст ракет с дальностью, достаточной для удара по Европе.

Почему «Искандеры»?

Кремль и российские военные в собственных интересах поддерживают на плаву миф о военной угрозе с Запада. Они используют угрозы разместить ракеты малой дальности в Калининграде и на Балтийском флоте по двум причинам.
Во-первых, российские ВС, несмотря на победу над Грузией, остаются в конвенциональном плане более слабыми, чем силы НАТО. По данным американских военных источников, Москва, возможно, ищет предлог, чтобы интегрировать такие тактические ядерные системы, как «Искандер» двойного назначения – с конвенциональными или ядерными боеголовками, в подразделения первого эшелона, которые в противном случае будут слишком слабы, чтобы противостоять силам НАТО. Эти интегрированные системы также смогут поражать большой спектр целей в Европе, например, военные базы, склады и концентрированные группировки натовских войск в пределах 280-километровой зоны дальности ракеты «Искандер».
Во-вторых, недавнее заявление Медведева о готовности воздержаться от развертывания ракет в Калининграде в обмен на отказ от размещения американской ПРО в Европе свидетельствует о политических мотивах первоначального заявления Москвы о намерении развернуть «Искандеры». Используя угрозу разместить ракеты как средство давления, Кремль обеспечил себе инструмент для усугубления расхождений между Европой и США из-за ПРО. Такая тактика вызывает в памяти раскол между Европой и США в связи с развертыванием советских ракет «SS-20» в 1980-х гг.
Германия и, в особенности, Франция недовольны тем, что Соединенные Штаты первоначально не согласовали с ними планы по размещению ПРО в Европе. Эта позиция еще более ослабляет Североатлантический альянс и усиливает оппозицию НАТО со стороны тех, кто открыто отстаивает независимую оборону и безопасность. Москва рассчитывает на то, что если она развернет ядерное оружие на польской границе, активизируются скептики ПРО среди союзников США в Европе. Подобная оппозиция ПРО, по мнению Кремля, подкрепляет его довод, что развертывание американских ракет-перехватчиков приведет к опасной эскалации вооружений в регионе.
Действительно, российская угроза – хитрый геополитический ход. В своем противостоянии с Вашингтоном Москва пытается вбить клинья между «новой» и «старой» Европой, а также между Европой и Соединенными Штатами. Как основной источник энергоресурсов для Европы Россия располагает огромным экономическим влиянием на союзников США в этом регионе, которое способно сделать ее стратегию по вбиванию клиньев реальной угрозой.
Отсутствие единой позиции у Запада позволяет Москве в своих отношениях с европейцами и американцами применять с использованием средств энергетической дипломатии, древнеримский принцип «разделяй и властвуй». В отсутствие сильного и единообразного реагирования со стороны Запада Россия сможет максимизировать свои преимущества в Восточной Европе и в пространстве бывшего СССР, минимизировать свои слабости и тем самым получить преимущества за счет США и их союзников.

Обеспокоенность в Варшаве

Можно надеяться, что эти разногласия не повредят отношениям США с одним из их ближайших союзников в Европе – Польшей. Однако многие в Варшаве встревожены, так как внешнеполитический советник Обамы Денис МакДоноу опроверг заявления президента Леха Качинского о том, что Обама недвусмысленно привержен плану размещения ракет-перехватчиков в Польше. Обама ранее говорил, что поддержит развертывание системы ПРО, когда подтвердится эффективность ее технологии и если проект окажется практичным и рентабельным.
Другой советник Обамы Збигнев Бжезинский также высказался против развертывания ПРО. Однако, на данном этапе, если развертывание будет отложено, это послужит сигналом слабости Вашингтона и подарит Москве стратегическую победу.
В отличие от фантазий Москвы о западной «агрессии» угроза со стороны ядерной программы Ирана вполне реальна. В прошлую среду Иран провел испытания собственной ракеты средней дальности с использованием жидко- и твердотопливной технологии с дальностью в 2 тыс. км. В стадии разработки находятся еще и ракеты большей дальности. Поэтому Соединенные Штаты и их союзники не могут позволить себе отказаться от развертывания ПРО в Польше.
На встрече министров обороны НАТО в Таллине министр обороны США Гейтс утверждал, что Иран представляет для России такую же угрозу, как и для Европы, нейтрализовав тем самым доводы России против ПРО.

Отвергнуть российские угрозы

Администрация Обамы не должна разрушить или отложить планы создания ПРО в Европе. Однако ей следует продолжить усилия с целью убедить Кремль, что эта система не направлена против России. Любая уступка требованиям Кремля стала бы второй стратегической победой Москвы после признания Абхазии и Южной Осетии, являющихся частью Грузии.
Соединенные Штаты и Европа должны помешать Москве диктовать европейскую политику безопасности или вмешиваться в стратегическое сотрудничество между США и Польшей.
Администрации Обамы следует отвергнуть ракетные угрозы со стороны Медведева, разоблачая их как возврат к «холодной войне». Величайшая ирония и ошибочность действий России в том, что если бы Москва вела себя более ответственно, администрация Обамы вполне могла бы вообще отложить развертывание американской ПРО в Европе. А теперь ей необходимо противостоять давлению России, даже просто для того, чтобы не создать видимости своей слабости и препятствовать российскому стратегическому ревизионизму.


ИНДИЙСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ И
КИТАЙСКИЙ ФАКТОР

Эксперт в области исследований Южной Азии Центра азиатских исследований Фонда «Наследие» Л. Кертис отмечает, что в связи с недавним заключением между США и Индией соглашения о ядерном сотрудничестве в гражданской сфере открываются широкие перспективы. Однако попытка Китая препятствовать этому соглашению на встрече Группы стран-поставщиков ядерных материалов в сентябре 2008 г. наглядно продемонстрировала многим индийцам, что Китай не готов принять ни возвышения Индии на мировой арене, ни перспективы индийско-американского сближения.
По мере развития отношений между самой старой и самой многонаселенной демократическими странами в мире Вашингтону следует сосредоточить пристальное внимание на динамике индийско-китайских отношений. Будущее направление в отношениях между этими государствами с быстрорастущей экономикой, на долю которых приходится одна треть населения Земли, будет наиболее существенным фактором при определении общих политических и экономических тенденций в Азии, непосредственно затрагивающих американские интересы.
Хотя на первый взгляд создается впечатление, что индийско-китайские отношения улучшаются (объем торговли вырос в восемь раз за последние шесть лет почти до 40 млрд. долларов), у обеих сторон существуют глубокие подозрения относительно стратегических намерений друг друга. В последние два года проявления укоренившихся разногласий стали выходить на поверхность. Похоже, что эти трения будут продолжаться ввиду неурегулированных вопросов о границах между ними, заинтересованности Китая в дальнейшем контроле над Тибетом и роста влияния Индии в Азии. Китай затянул переговоры по пограничному урегулированию и с начала 2008 г. провел несколько рейдов вглубь ряда индийских штатов.

Что это означает для американской политики в регионе

Китай и Индия демонстрируют политический и экономический рост на мировой сцене, и, естественно, конкурируют между собой за влияние в регионе. Хотя экономический подъем в Китае по-прежнему будет происходить быстрее, чем в Индии, Пекин будет стремиться противостоять политическому и геостратегическому влиянию Дели. Соперничество между двумя странами будет подстегиваться стремлением каждой из них вторгаться в традиционные сферы влияния другой. Для Китая - это Южная Азия, а для Индии - Юго-Восточная Азия. Готовность Китая игнорировать права человека и интересы демократии в отношениях с малыми странами Южной Азии будет время от времени ставить Индию в неблагоприятные условия при попытках утверждать свою власть в регионе, как это недавно произошло в Непале и Шри-Ланке.
Китай озабочен планами США по поддержке позиций Индии в Азии и старается подорвать соглашение Вашингтона с Дели. Вероятно, Пекин начнет дискуссии в частных и государственных рамках о значении одновременного развития Китая и Индии с тем, чтобы показать, что он приветствует возвышение Индии. Однако Индия будет более пристально следить за действиями Пекина вдоль спорных участков индийско-китайской границы, чтобы просчитать его общие стратегические намерения. Негативная позиция Китая по проблемам индийско-американского соглашения о ядерном сотрудничестве в гражданской сфере послужила напоминанием, что Пекин недоволен растущей глобальной ролью Индии.
Соединенные Штаты должны сделать следующее.
• Продолжать развивать прочные стратегические связи с Индией, содействуя ее более активной политической и экономической роли в этом регионе. Для того чтобы помочь Индии исполнять эту роль, Вашингтон должен добиваться прочного сотрудничества между вооруженными силами обеих стран и укреплять военно-технические связи. Вашингтону также следует развивать азиатский диалог с Индией для обсуждений событий в азиатском регионе в целом на более формальной и регулярной основе.
• Способствовать постоянной вовлеченности Индии в стратегические инициативы, основанные на общих ценностях, типа американо-японо-австралийского трехстороннего диалога. Бывший японский премьер Ш. Абэ предложил формализировать четырехсторонний стратегический диалог между Японией, Индией, Австралией и США. Однако новое правительство в Канберре во главе с К. Раддом уклоняется от участия в этой инициативе. Вашингтон должен убедить Канберру в преимуществах возрождения и развития такого четырехстороннего форума, который был бы нацелен на содействие демократии, борьбу с терроризмом, экономическую свободу и развитие в Азии. Кроме того, Вашингтон должен продолжить выстраивать двусторонние компоненты такой организации – американо-японские, американо-индийские и американо-австралийские отношения, а также работать над содержательной трехсторонней повесткой дня для отношений между США, Японией и Австралией, приемлемой для стран, которые могут присоединиться позднее. Соединенные Штаты могут также поощрять американо-японо-индийские трехсторонние инициативы, особенно в энергетической сфере и в области морского сотрудничества, а также посредством институционализации регулярного диалога по вопросам безопасности в Азии. В последние годы индийско-японские отношения укреплялись. Это было продемонстрировано в ходе недавнего визита индийского премьера Сингха в Японию, где он подписал совместную декларацию о сотрудничестве в сфере безопасности и получил японские гарантии на заем в размере четыре млрд. долларов для проектов инфраструктуры в Индии. Это соглашение о безопасности стало третьим таким пактом, подписанным Японией. До этого у нее были договоры с США и Австралией.
• Осуществлять более тесное сотрудничество с Индией по инициативам, направленным на ускорение экономического развития и демократических тенденций в регионе, и совместно с Индией давать отпор действиям Китая, которые потенциально способны подорвать эти тенденции, с целью обеспечения мирного, демократического развития в Южной и Юго-Восточной Азии. Это потребует тесной координации действий по реагированию на события в Южной и Юго-Восточной Азии и роста взаимного доверия между Индией и Соединенными Штатами в отношении стратегических намерений друг друга в регионе. Например, США должны способствовать тому, чтобы Индия оказывала помощь Афганистану в его продвижении к стабильной демократии, приветствуя индийское содействие с целью укрепления демократических институтов Афганистана. Индийско-американский обмен мнениями о ситуации в Афганистане должен углубляться. США должны гарантировать, чтобы Индия играла роль во всех региональных усилиях по стабилизации Афганистана.
• Помогать Индии укреплять сотрудничество с Международным энергетическим агентством для координации механизмов реагирования в случае возникновения нефтяного кризиса. Соединенные Штаты имеют огромную заинтересованность в том, как Индия справляется с растущим спросом на нефть и как конкурирует с Китаем за энергетические ресурсы. США должны работать в тесном контакте с Индией в ее разработках собственных стратегических нефтяных ресурсов, чтобы быть уверенными в том, что крупнейшие страны- потребители энергии готовы сотрудничать в разрешении потенциально возможных глобальных энергетических кризисов.
• Избегать потенциального военного конфликта между Индией и Китаем из-за неурегулированных границ, исходя из заинтересованности США в обеспечении стабильности этого региона. Вашингтон должен пристально следить за ходом переговоров о пограничном размежевании, не пытаясь играть посредническую роль. Маловероятно, что стороны смогут добиться в ближайшем будущем каких-либо прорывов в своих дискуссиях, но Вашингтон не должен пропустить признаков возрастающей напряженности.


О КАМПАНИИ «ЧТО СДЕЛАЛ БЫ РЕЙГАН?»

Продолжается кампания Фонда «Наследие» «Что сделал бы Рейган?».
На прошлой неделе в рамках интеллектуального тестирования участникам были предложены очередные вопросы:

I. В чем, по мнению Рейгана, сущность эффективного американского лидерства? Варианты ответа.

1. В приверженности основополагающим принципам свободы.
2. В работе над укреплением федерального правительства.
3. В опоре на международную дипломатию.

II. Почему, по мнению Рейгана, важно бороться за свободу?
Предлагаются следующие ответы.
1. Америка должна использовать военную мощь для сохранения своего глобального влияния.
2. Распространяя свободу, мы защищаем себя.
3. Для получения экономических богатств других государств.

III. Что думал Рейган о государственных мерах по оказанию помощи бизнесу в кризисной ситуации?
Предлагаются следующие ответы.
• Когда американцы испытывают трудности, государство должно помогать.
• Государство всегда должно исправлять ошибочные решения бизнеса.
• Каждый доллар, который дает государство кому-либо, отнят у кого-то еще.

IV. Почему Рейган считал, что студентов необходимо обучать американской истории?
Предлагаются следующие ответы:
• Как напоминание о навеки ушедшем прошлом.
• В целях воспитания и сохранения американского духа свободы.
• Это маргинализирует меньшинства и женщин.


ДИСКУССИИ И КНИГИ В ФОНДЕ «НАСЛЕДИЕ»

1. В Фонде «Наследие» прошла дискуссия на тему «Оценка воздействия финансового кризиса на политическую архитектуру Европы». С основным сообщением выступил ведущий эксперт по налоговой политике Фонда «Наследие» д-р Дж.Фостер.
Глобальный финансовый кризис, несомненно, отразится на политической архитектуре Европы. Он может подтолкнуть некоторые страны ЕС войти в зону евро. Он может стимулировать создание единого министерства финансов Евросоюза или привести к рецессии, которая вызовет значительное напряжение в зоне евро.

2. Фонд «Наследие» и Фонд «В защиту демократий» провели дискуссию на тему «Нападение с использованием электромагнитного импульса: новый инструмент для врагов Америки». С основным сообщением выступил председатель комиссии по оценке угрозы от нападения с использованием электромагнитного импульса д-р У. Грэхем.
Электромагнитный импульс (ЭМИ) – это выброс электромагнитной энергии высокой интенсивности, вызванный быстрым ускорением заряженных частиц. ЭМИ может стать оружием массового разрушения, когда эти частицы либо через ядерную боеголовку, либо через бомбу, состоящую из изолированных электромагнитных импульсов, распространяются по электронной инфраструктуре, нанося значительный ущерб электронным системам и серьезно затрудняя возможности Америки к восстановлению. Например, самолеты могут в буквальном смысле падать с неба, продукты питания подвергнутся гниению, а возможности США по медицинскому и чрезвычайному реагированию перестанут существовать – количество жертв и размеры ущерба хозяйству будут колоссальными.

3. В Фонде «Наследие» прошла дискуссия на тему «Надежные союзники: будущее американо-британских и американо-японских отношений». В ее ходе отмечалось, что Великобритания и Япония – это два важнейших союзника Соединенных Штатов, надежная опора стратегии США в Европе и Азии. Однако Япония переживает переходный период в своей политике, как и сами США, в то время как в Великобритании власть новых лейбористов выглядит все более шаткой.
В свете этих перемен и геополитических вызовов со стороны Китая на востоке и Евросоюза на западе, возникает неопределенность относительно союзнических отношений и стратегий в сфере безопасности. Союз с Великобританией и Японией, несмотря на их значимость для США, иногда воспринимается в Америке как непреложная данность. США уделяют больше публичного внимания тем странам, которые не столь демократичны и дружественны.

4. В Фонде «Наследие» состоялась дискуссия на тему «Издержки регулирования выбросов углекислого газа: что на самом деле означает уведомление о предлагаемых новых нормах». В ней приняли участие руководитель департамента проблем регулирования Американской федерации по защите прав фермеров Р.Краус, старший научный сотрудник Института конкурентного предпринимательства М. Льюис и эксперты Фонда «Наследие».
Уведомление Агентства охраны окружающей среды (АООС) о намерении ввести новые нормы предвещает появление беспрецедентных по значимости и детализации регулирующих стандартов по ограничению выбросов углекислого газа. Они вполне могут стать законодательными нормами. В соответствии с ними, экономические затраты на принудительное снижение выбросов СО2 будут эквивалентны налогу на энергоносители, а малому и крупному бизнесу придется платить много новых и больших налогов. В период общественного обсуждения этого предложения заинтересованные стороны могут разместить свои мнения о новых регулирующих нормах в отношении бизнеса на сайте StopEPA.com.

5. В Фонде «Наследие» прошла презентация книги Д.Ван Атты «Честь имею: Мелвин Лэйрд в условиях войны, мира и политики». Скоро будет объявлен состав администрации нового президента США. В этой связи вспоминается, что отдельные члены команды президента могут играть уникальную роль в продвижении государственной политики. Бывший министр обороны Мелвин Лэйрд был именно таким назначенцем. В 1968 г., когда война во Вьетнаме была в разгаре, конгрессмен от шт. Висконсин согласился занять пост министра обороны в администрации президента Никсона. Лэйрд знал, что в этом качестве он вряд ли расположит к себе американскую общественность. Однако в последующие четыре года он умело маневрировал в трясине унаследованной им войны.
В этой первой книге, посвященной наследию Лэйрда, автор раскрывает его ведущую и все еще недооцененную роль в преодолении кризиса в отношении этических и политических вызовов, с которыми ему постоянно приходилось сталкиваться. Ван Атта рисует портрет человека, который жаждал открытого правительства в обстановке секретности.
Автор проливает свет на внутренние пружины большой политики: подковёрную схватку Лэйрда с Киссинджером по проблемам политики, его решения игнорировать общие директивы Никсона, его созидательное воздействие на контроль над вооружениями и здравоохранение, его ключевую роль в выборе Дж. Форда в качестве вице-президента и разочарование в связи с отказом от плана «вьетнамизации» войны.

6. В Фонде «Наследие» прошла презентация книги известного радио-ведущего М. Медведа «10 больших ложных представлений об Америке: как преодолеть деструктивные искажения образа нашей страны».
В своей книге М. Медвед концентрируется на 10 крупнейших ложных представлениях об Америке, которые присущи миллионам американцев – вопреки неопровержимым фактам, свидетельствующим об обратном. Он указывает на самые вредные примеры дезинформации, имеющей целью нанести удар по Америке, которые загрязняют нынешние дискуссии по экономике, этическим факторам, религии в политике, войне в Ираке и другим спорным проблемам.
По мнению автора, все ложные представления, которые широко распространены среди элит и изучаются как истины в университетах и государственных школах, - это пропагандистское искажение истории. Книга дает ответы, необходимые для разоблачения этих безосновательных представлений, каждому, кто устал слушать, как очерняют на Америку люди, не понимающие, о чем говорят. Остроумные и хорошо аргументированные опровержения Медведя – это новое напоминание о том, что американцы должны ощущать себя благословленными, а не обремененными своим наследием.

7. В Фонде «Наследие» состоялась дискуссия на тему «Пираты в Аденском заливе: как пиратство подрывает безопасность на море». Недавние захваты торговых судов сомалийскими пиратами укрепили международные опасения по поводу угрозы со стороны этих самых наглых среди современных пиратов, которые осуществляют насилие, занимаются похищением людей и вымогательством в открытом море. Ощущая полную безнаказанность, пираты на этом не остановятся. Успех их преступной деятельности поощряет их вторжение в другие нелегальные сферы - от торговли оружием и людьми до транспортировки наркотиков и отмывания денег. Акты пиратства – напоминание о том, что преступная деятельность на море не только продолжает существовать, но имеет огромное воздействие на политику, безопасность туристов, военную стратегию и международную систему снабжения.

Комментариев нет: