понедельник, 28 июля 2008 г.

Что было на неделе (15-27 июля)

Государство продолжает наступление на бизнес

Прошедшая неделя ознаменовалась беспрецедентной атакой правительства на частный бизнес, сопоставимой по масштабу и характеру с разгромом нефтяного гиганта «Юкос» в 2003-2005 гг. Премьер Путин, явно демонстрируя, что он по-прежнему остается главной фигурой в стране, в резкой форме обрушился на крупнейшего производителя угля и металлов «Мечел».
Суть обвинений со стороны премьера вполне тривиальна. По его данным, компания продавала сырье за границу по ценам в два раза ниже рыночных. Фактически это может означать, что в официальных документах о сделках просто не указывались реальные суммы продаж и таким образом «Мечел» уходил от уплаты налогов. Это вполне распространенное явление в России.
Особенностью же данной ситуации была беспрецедентная резкость выступления Путина. Поскольку контролирующий акционер «Мечела» Игорь Зюзин находился на тот момент в кардиологической клинике, Путин зловеще пообещал прислать ему доктора и «зачистить ситуацию». Причем под этой зачисткой премьер имел в виду уголовное преследование со стороны следственного комитета генпрокуратуры.
Реакция финансовых рынков на эскапады премьера не заставила себя ждать. Акции «Мечела» резко упали, и его капитализация уменьшилась на 5 млрд. долларов. На фондовых биржах началось бегство от акций российских компаний, которое обесценило их в общей сложности почти на 60 млрд. долларов, а индекс РТС снизился на 5,5 процентов. Такова цена двух слов премьера.
Что же стоит за зловещими высказываниями Путина? Экспертное сообщество склоняется к мнению о том, что речь идет об еще одной попытке нынешнего бюрократического клана подмять под себя привлекательные и прибыльные отрасли – металлургическую и угольную промышленность. Примечательно, что документы к разгромному выступлению Путина готовил курирующий энергетику вице-премьер Игорь Сечин. А ведь именно он, в бытность заместителем главы путинской администрации, был главным закулисным инициатором дела «Юкоса», которое привело к банкротству этой компании и переходу значительной части ее активов под контроль российских государственных структур.
Скорее всего, «Мечел» в той или иной степени постигнет судьба «Юкоса». Разумеется, Зюзин – не Ходорковский, в политической оппозиции к нынешнему режиму не замечен и вряд ли серьезно пострадает. Однако его корпорация, скорее всего, станет легкой добычей Кремля и его ставленников в бизнесе. Корпорация вполне может оказаться под эгидой военно-промышленного гиганта «Ростехнологии». Тем более что одно из ключевых предприятий «Мечела» - Челябинский металлургический комбинат – уже давно является объектом посягательств со стороны «Ростехнологий», возглавляемых Сергеем Чемезовым, коллегой Путина по разведывательному сообществу.
Дело «Мечела» - далеко не единственный пример нарастающего вмешательства правительства в экономику. По указанию Путина антимонопольное ведомство возбудило дела в отношении крупных нефтяных компаний за злоупотребления монопольным положением на рынке. Они обвиняются в сговоре, хотя никаких конкретных доказательств этого нет. А при генпрокуратуре создается межведомственная рабочая группа, которая должна заняться борьбой с инфляцией путем предотвращения ценовых сговоров и биржевых спекуляций.
Это классический пример бюрократического, этатистского подхода к экономике. Очевидно, что силовые ведомства слабо приспособлены для решения чисто экономических задач. Ведь причины роста цен в России лежат, прежде всего, в плоскости непомерного увеличения государственных расходов. Если уж говорить о соблюдении законодательства, то генпрокуратуре следовало бы заняться вопросом о том, почему вопреки закону о федеральном бюджете растут государственные расходы и инфляция.
Тем временем, несмотря на официальные заверения о замедлении роста цен, инфляция продолжается. Опубликованные официальные статистические данные показывают, что рост цен у производителей товаров почти вдвое выше, чем инфляция на потребительском рынке. С начала года он составил свыше 17 процентов при потребительской инфляции около 9-ти. К концу года этот показатель прогнозируется на уровне свыше 30 процентов.
Очевидно, что инфляция для производителей неминуемо будет тянуть за собой вверх и цены на потребительском рынке. Даже если в среднем ее удастся сдержать на уровне 15 процентов, то для беднейших слоев населения она окажется гораздо более болезненной. По оценкам экспертов, минимальная потребительская корзина, включающая, в основном, продукты питания, за полгода уже подорожала более чем на 20 процентов, а к концу года станет дороже на 30 процентов, чем в прошлом году.
Неудивительно в свете этого, что международные эксперты вновь признали Москву самым дорогим городом мира. При базовом рейтинге Нью-Йорка в сто пунктов, индекс цен в Москве составляет 142,4 пункта. То есть, жизнь в Москве почти в полтора раза дороже, чем в Нью-Йорке. Однако средняя заработная плата в Москве в три-четыре раза ниже, чем заработок среднего нью-йоркца. Рост цен ощутимее всего бьет по низко оплачиваемым категориям населения.

Российская внешняя политика: вызовы Западу

На прошлой неделе российская дипломатия вновь проявила свою антизападную направленность. Тон этому задал сам президент Дмитрий Медведев, выступая с программной речью перед верхушкой МИДа. Контент-анализ речи президента позволяет говорить о том, что наиболее часто употребляемым словом в ней было слово «агрессивность». Именно этого требовал Медведев от российских дипломатов.
Результаты мгновенно дали о себе знать. Представитель России в ООН Виталий Чуркин резко выступил против передачи мандата ООН по Косову в распоряжение Евросоюза и обвинил генерального секретаря ООН Пан Ги Муна в превышении полномочий. Это беспрецедентное событие в истории дипломатии новой России. Если вспомнить еще и недавнее вето Москвы на резолюцию по санкциям против Зимбабве, то становится ясно, что Россия не намерена сотрудничать с Западом в тех вопросах, которые представляют для него интерес. Таким образом, механизм Совета безопасности будет еще больше обесцениваться, а роль ООН - уменьшаться.
Москва явно ведет дело к тому, чтобы формировать такие международные структуры, которые она могла бы полностью контролировать и которые были бы ей послушны. Давнее недовольство Кремля деятельностью ОБСЕ трансформировалось сейчас, в рамках новой внешнеполитической концепции, озвученной Медведевым, в проект нового «Договора о европейской безопасности». В том же русле самоутверждения России как самостоятельного политического центра, противостоящего Западу, идут и планы превращения Москвы в новый финансовый центр мира, а рубля – в международную валюту. Эту идею Кремль активно лоббирует сейчас в Европе.
Принципиально важным моментом в новой внешнеполитической концепции России является наделения правительства функциями реализации внешней политики. Это означает фактическую передачу Медведевым части президентских полномочий премьеру Путину. Совершенно ясно, что Путин и его окружение хотят сохранить все рычаги власти и во внутренней, и во внешней политике в своих руках и не допустить излишней самостоятельности Медведева.
Примечательно, что во всех телевизионных новостных программах показ событий с участием президента Медведева тут же сопровождается репортажем о мероприятиях, проведенных премьером Путиным. Дуумвират сохраняется, но первую скрипку все же по-прежнему играет Путин.

Комментариев нет: