понедельник, 14 июля 2008 г.

ЧТО БЫЛО НА НЕДЕЛЕ (7-13 июля)

Имидж России в международных делах

В последнее время в правящих элитах Запада сложилось устойчивое мнение о России как «спойлере» – пакостнике, который старается подпортить Западу везде, где только можно. Главной целью нового президента Дмитрия Медведева на встрече «большой восьмерки» на Хоккайдо, похоже, как раз и было развеять это впечатление.
Получилось ли это у Медведева? Пожалуй, нет. Действительно, он пытался проявлять конструктивный подход к обсуждаемым вопросам, наладить личные дружеские отношения с другими лидерами «большой восьмерки». Более того, Медведев даже выступил с отдельными нейтральными инициативами, которые не вызвали возражений у партнеров. Это, например, проведение встреч министров сельского хозяйства «большой восьмерки» и ежегодного сельскохозяйственного форума.
Однако по большинству обсуждавшихся вопросов Россия явно находилась на периферии дискуссии. Несмотря на свою растущую экономику, она пока еще оказывает слабое влияние на мировые экономические процессы, особенно в финансовой сфере. Претензии Москвы на то, чтобы рубль стал международной резервной валютой в регионе, были прохладно встречены основными участниками «большой восьмерки» как, скорее, попытка выдать желаемое за действительное, чем реалистический вариант действий.
Серьезно повредило имиджу Медведева то, что происходило не на самом саммите, а вокруг него и после. В ответ на соглашение между Вашингтоном и Прагой о размещении радара ПРО в Чехии Медведев вновь, как и его предшественник В. Путин, обещал предпринять «соответствующие меры». А российский МИД в более жесткой форме конкретизировал, что это будут «военно-технические методы».
В период саммита на Хоккайдо резко обострилась ситуация на Кавказе. Российские военные самолеты нарушили воздушное пространство Грузии, причем это было сделано преднамеренно. Российский МИД объяснил эти действия необходимостью «охладить горячие головы в Тбилиси» и предотвратить развитие ситуации по силовому сценарию.
Однако эта акция устрашения была адресована не только Грузии. Примечательно, что демонстрация силы со стороны Москвы была предпринята в тот самый момент, когда в Тбилиси находилась госсекретарь США К. Райс. Кремль однозначно интерпретировал ее визит как проявление Вашингтоном своей поддержки Тбилиси в его конфликте с Москвой. Таким образом, военная акция России была также и сигналом Вашингтону о решимости Кремля защищать свои интересы на Кавказе любыми средствами и помешать американскому вмешательству в этот конфликт. И Москва, и сепаратистские режимы в Абхазии и Южной Осетии отвергают какое-либо международное посредничество в нынешнем конфликте.
Для Москвы первостепенной задачей остается предотвращение вступления Грузии в НАТО. В Кремле явно рассчитывают, что в условиях повышенной напряженности и балансирования на грани войны в этом регионе европейские союзники США будут противостоять предоставлению Грузии членства в НАТО.
Большие надежды возлагались перед встречей «большой восьмерки» на личные контакты Медведева и британского премьера Г. Брауна. Предполагалось, что они позволят сдвинуть с места застывшие во льдах российско-британские отношения. Однако этого не произошло. Более того, те вопросы, вокруг которых у обеих сторон существовали острые разногласия, только приобрели еще больший накал.
В ответ на продолжающиеся обвинения со стороны Лондона о причастности российских спецслужб к убийству бывшего сотрудника ФСБ А. Литвиненко Кремль предпринял жесткую ответную акцию, публично обвинив в шпионаже одного из высокопоставленных сотрудников британского посольства. А в деле ТНК-ВР российские государственные ведомства продолжают предъявлять новые претензии к британскому менеджменту, касающиеся неуплаты налогов и нарушений трудового законодательства. А между тем российские акционеры ТНК-ВР при негласной поддержке сверху пытаются отстранить от руководства компанией британца Р. Дадли. Все эти интриги не добавляют доверия Медведеву и его политике.
И, наконец, пожалуй, самым серьезным поражением для Медведева стало развитие событий вокруг резолюции ООН о санкциях против Зимбабве. На встрече «большой восьмерки» Медведев вроде бы дал обещание поддержать резолюцию. Однако в конечном итоге Москва заблокировала ее принятие. Это вызвало на Западе закономерный вопрос о том, насколько можно доверять Медведеву.
В российском экспертном сообществе поговаривают о том, что Медведев все еще неуверенно чувствует себя в сфере внешней политики и, по мнению путинского окружения, склонен к излишним компромиссам с Западом. Поэтому некоторые его заявления фактически дезавуируются доставшимся ему в наследство от Путина помощником по внешней политике С. Приходько или российским МИДом, а политические шаги Москвы очевидно идут вразрез со словами президента.
В лучшем случае можно говорить о том, что у Запада складывается впечатление о Медведеве как не совсем независимом лидере. А конкретные шаги России на международной арене по-прежнему говорят Западу о том, что Россия остается спойлером, компромиссы с которым по большинству спорных проблем пока не достижимы.

Комментариев нет: