среда, 8 июля 2009 г.

Контроль над вооружениями с Россией: сенаторы должны дать советы администрации Обамы

Эксперт по проблемам политики национальной безопасности Центра внешнеполитических исследований им. Эллисонов Института международных исследований им. Дэвисов Фонда «Наследие» Б. Спринг анализирует возможную роль сената США в предстоящей работе по составлению, ратификации и выполнению российско-американского договора о сокращении стратегических вооружений.
В ходе своего недавнего визита в Москву президент США Обама и российский президент Дмитрий Медведев приняли совместное заявление о будущем договоре по контролю над стратегическими ядерными вооружениями. Здравомыслящие члены сената США должны предоставить администрации Обамы советы относительно этого договора до того, как его ратифицировать.
Судя по всему, администрация Обамы полна решимости завершить переговоры по этому договору до истечения срока действия нынешнего соглашения с Россией о сокращении стратегических вооружений 1991 г. (СНВ) 5 декабря с.г. Посторонние наблюдатели могут подумать, будто после этой даты число развернутых Соединенными Штатами и Россией стратегических ядерных зарядов немедленно возрастет. Однако такой скачок не произойдет потому, что арсеналы США и России уже находятся ниже установленных СНВ «потолков», а обе стороны связаны обязательствами по Московскому договору 2002 г., согласно которому к концу 2012 г. Соединенные Штаты и Россия не могут иметь более 2200 оперативно развернутых стратегических ядерных боезарядов. Вот почему администрации Обамы нет никакой необходимости так торопиться с переговорами о новом договоре - с истечением срока действия СНВ конец света не наступит.

Торопиться опасно

Текст совместного заявления Обамы и Медведева выявляет ряд проблем, которые вызывают озабоченность и которые, возможно, нельзя будет разрешить, если процесс контроля над вооружениями будет проходить в спешке.
• Администрация США готова согласиться на новый «потолок» от 1500 до 1675 единиц для оперативно развернутых стратегических ядерных зарядов. Она готова связать себя этим обязательством, несмотря на то, что еще не закончила пересмотр своей ядерной доктрины. Следовательно, этот диапазон выбран произвольно.
• Более зловещим представляется то, что администрация Обамы также обязалась провести переговоры о сопутствующем ограничении на стратегические системы доставки в диапазоне 500-1100 единиц. Это означает, что администрация США готова допустить, чтобы договор, ограничивающий стратегические ядерные вооружения, также ограничивал конвенциональные возможности США, так как стратегические системы доставки могут быть оснащены и конвенциональными боезарядами. Непонятно, почему администрация Обамы, которая подчеркивает приоритет конвенциональных возможностей по отношению к ядерным, готова позволить России использовать контроль над вооружениями для ограничения своего конвенционального потенциала.
• В тексте совместного заявления указывается, что новый договор будет включать эффективные меры контроля. Однако в нем не сказано, какими именно будут эти меры.

Положительным моментом является то, что президенты Обама и Медведев также подписали совместное заявление по ПРО. Благодаря тому, что именно в этом документе не прописано, ясно, что администрация Обамы еще не согласилась разрешить России использовать процесс контроля над вооружениями для ограничения вариантов развертывания американской ПРО. Россия уже давно выступает против развертывания систем ПРО США большой дальности в Чехии и Польше, но совместное заявление обязывает обе стороны изучить возможные меры сотрудничества в сфере противоракетной обороны.

Какие советы должны дать сенаторы

Хотя в соответствии с конституцией, палата представителей США не играет прямой роли в заключении договоров, она уже подала пример, каким образом сенату следовало бы давать советы относительно контроля над вооружениями администрации Обамы.
25 июня палата представителей без возражений включила в закон об утверждении ассигнований на национальную оборону в 2010 финансовом году поправку, предложенную М. Тернером (республиканец, шт. Огайо). Она запрещает использование финансовых средств на выполнение договора или любого другого соглашения с Россией о сокращении стратегических ядерных сил США, если президент не подтвердит, что этот договор или соглашение не вводит ограничений на системы ПРО, возможности США в космосе или на новейшие конвенциональные вооружения. В поправке также содержится требование, чтобы президент подтвердил готовность модернизировать и обновить комплекс ядерных вооружений США.
Отдельные сенаторы должны дать администрации Обамы аналогичные советы. Они также должны дать ясно понять, что если администрация представит в сенат договор, который не учитывает озабоченности конгрессменов, они будут готовы отказать ей в своем согласии. Эти советы следующие:
• не допускать, чтобы истечение срока договора СНВ стало искусственным предельным сроком для нынешних переговоров с Россией. Можно дать СНВ возможность прекратить свое действие.
• концентрировать переговоры с Россией на выработке протокола о контроле и транспарентности в дополнение к предусмотренным Московским договором пределам на оперативно развернутые стратегические ядерные заряды;
• не допускать, чтобы контроль над вооружениями с Россией был помехой для неотложной необходимости модернизировать весь стратегический потенциал США, включая ядерное оружие, с целью его адаптации к требованиям менее надежного и менее предсказуемого мира в эпоху после «холодной войны»;
• акцентировать использование процесса контроля над вооружениями на длительную перспективу с Россией для содействия перехода обеих сторон к более оборонительным стратегиям и доктринам, которые будут гарантировать защиту США и России от стратегического нападения, включая баллистические ракеты.

Поспешишь – людей насмешишь

Старая поговорка «поспешишь – людей насмешишь» явно применима к процессу составления договоров о сокращении стратегических вооружений. Поспешность не только повышает риск того, что администрация Обамы не сможет договориться с Россией о заключении важного договора. Здесь существует риск, что подписанный договор не вступит в силу или, что еще важнее, не будет служить интересам США.
В недавнем прошлом были примеры того, как излишне поспешные переговоры по договорам приводили к провалу. Например, в 1980 г. президент Картер был вынужден просить сенат отложить рассмотрение ОСВ-2, а в 1999 г. сенат отклонил договор о всеобщем запрещении ядерных испытаний. Что касается обеспокоенности относительно того, что спешка приведет к выработке договора, не отвечающего интересам США, вспомним договор по ПРО 1972 г. Этот документ, подписанный президентом Никсоном, должен был ограничить стратегическую ядерную гонку вооружений между США и СССР. Однако к концу «холодной войны» развернутые стратегические ядерные вооружения обеих сторон возросли вчетверо.
Дав свои советы администрации Обамы сейчас, сенаторы повысят шансы на то, что она добьется такого договора с Россией о контроле над вооружениями, который учитывает потребности обоих государств, включая интересы национальной безопасности Соединенных Штатов.

Комментариев нет: