понедельник, 23 марта 2009 г.

Что было на неделе (16-22 марта)

Кремль подает противоречивые сигналы

На прошлой неделе президент Медведев встречался с ветеранами американской внешней политики, включая бывшего госсекретаря Генри Киссинджера, выступающими за улучшение российско-американских отношений, и положительно оценил последние шаги администрации Обамы. Медведев сказал, что «перезагрузка» в российско-американских отношениях не должна ограничиваться только словами, а реализовываться на практике.
Москве, безусловно, не могут не нравиться выдвигаемые бывшими и нынешними американскими оппортунистами предложения о пересмотре планов развертывания ПРО в Чехии и Польше, замораживании процесса приема Украины и Грузии в НАТО, о разработке новой архитектуры европейской безопасности с учетом российских предложений. Весьма импонируют Кремлю и другие рекомендации Вашингтону, сделанные комиссией бывших сенаторов Хейгла и Харта, - проявить максимум сдержанности в критике внутренней политики и ситуации с правами человека в России и фактически признать территорию бывшего СССР зоной особый интересов Москвы.
Однако сам Кремль пока еще воздерживается от шагов навстречу Вашингтону. Более того, как следует из выступления президента Медведева на коллегии министерства обороны, Россия подает США сигнал, что она и впредь намерена укреплять свой военный потенциал и прежде всего его стратегическую составляющую. В рамках масштабного перевооружения армии, намеченного на 2011 г., планируется принять на вооружение новые межконтинентальные баллистические ракеты наземного базирования «Тополь-М», ввести в строй новые атомные подводные лодки, оснащенные баллистическими ракетами «Булава».
На фоне широко обсуждающихся сейчас планов администрации Обамы по замораживанию программы ПРО наращивание российского стратегического потенциала может быть интерпретировано как прямой вызов Соединенным Штатам.
Вместе с тем, московское экспертное сообщество склоняется к мнению, что последние заявления Медведева о перевооружении российской армии имеют, скорее, внутриполитическую, чем внешнюю направленность. В вооруженных силах весьма обеспокоены нынешней военной реформой, которая ведет к существенному сокращению численности офицерского состава и упраздняет институт мичманов и прапорщиков. В условиях экономического кризиса это сокращение может тяжело сказаться на социальном положении большого числа военнослужащих, поскольку неминуемо возникнут трудности с обеспечением их жильем и работой.
Что касается военно-промышленного комплекса, то там нарастают опасения, что сокращение бюджетных ассигнований из-за кризиса подорвет финансирование государственных оборонных заказов и повлечет за собой закрытие ряда крупных оборонных предприятий - также с суровыми социально-экономическими последствиями в виде безработицы и резкого уменьшения доходов населения.
Таким образом, выступление Медведева в министерстве обороны было явно призвано успокоить и вооруженные силы, и ВПК, подтвердить приверженность нынешнего режима курсу на всестороннюю поддержку военного компонента государства.
В то же время, возникает целый ряд сомнений в том, что далеко идущие обещания Медведева армии и ВПК будут выполнены. Выдвинутые им планы слабо стыкуются с прежними военными программами правительства, в том числе и нынешней, которая должна действовать до 2015 г. Отдельные компоненты медведевского заявления уже сейчас оказываются под вопросом. Так, неясной остается ситуация со стратегическими ракетами морского базирования «Булава», на которые Москва возлагает большие надежды. Из десяти испытаний только пять оказались успешными. Еще предстоит выяснить, является это случайностью или свидетельством существенных технологических недоработок.
Острые дискуссии идут в российском правительстве вокруг неизбежного в условиях тяжелого кризиса сокращения бюджетных расходов. Российское руководство упорно не хочет сокращать социальные расходы, так как это может обострить социально-политическую обстановку в стране. Поэтому акцент пока делается на уменьшение несоциальных госрасходов. В проекте Минфина, представленном в правительство, серьезно урезаны расходы на ВС (на 77,1 млрд. рублей), а также ассигнования на другие силовые министерства и ведомства – МВД, ФСБ и МЧС. Планируется практически полностью прекратить финансирование модернизации правоохранительных органов и внутренних войск.
Вместе с тем, совершенно необязательно, что предложения Минфина на этот счет будут одобрены правительством. В условиях возможного обострения внутриполитической ситуации Кремлю, как никогда, необходима поддержка силовых структур, а сокращение ассигнований на них неизбежно оттолкнет силовиков и в перспективе даже может поставить под вопрос их лояльность режиму в случае чрезвычайной ситуации. Поэтому вполне вероятно, что сокращение силовых бюджетов будет носить символический характер, а основное бремя бюджетных неурядиц вновь ляжет на социальную сферу.

Комментариев нет: