вторник, 31 марта 2009 г.

Бюллетень российского представительства Фонда "Наследие" №3 (107)

«БОЛЬШАЯ ДВАДЦАТКА»: ВОЗМОЖНОСТИ МЕЖДУНАРОДНОГО СОТРУДНИЧЕСТВА ПО ПРЕКРАЩЕНИЮ
РЕЦЕССИИ ОГРАНИЧЕНЫ

В связи с проведением в Лондоне в начале апреля антикризисного саммита высокоразвитых государств мира Фонд «Наследие» подготовил ряд аналитических материалов, призванных способствовать формированию американской позиции на этом форуме.
Прогнозируя перспективы саммита, директор Центра проблем международной торговли и экономики Фонда «Наследие» посол Терри Миллер отмечает, что те, кто возлагает большие надежды на встречу министров финансов «большой двадцатки», будут разочарованы результатами этой международной конференции.
Министр финансов Великобритании Алистер Дарлинг нарисовал оптимистическую картину международного сотрудничества: крупнейшие страны мира работают в партнерстве в интересах глобального финансового оздоровления. Ничего плохого в международном сотрудничестве и партнерстве, конечно, нет. Однако каждая часть предложенного Дарлингом сценария координации действий вызывает вопросы и несет в себе не только потенциальную пользу, но и вред.

Может ли лекарство быть таким же, как причина болезни?

Дарлинг призывает к координации усилий «большой двадцатки» в трех сферах. Во-первых, он хочет, чтобы страны стимулировали спрос путем кредитно-денежных послаблений, финансовых рычагов и восстановления банковского кредитования. Идея заключается в том, чтобы наводнить рынок деньгами, заставить государство приобретать для населения те товары, которые оно само в настоящее время не хочет покупать, и оказать давление на банки с тем, чтобы они выдавали кредиты, которые без этого они давать не хотели.
Первая и третья части этого плана – кредитно-денежные послабления и принуждение банков к выдаче кредитов – напоминают финансовую политику, которая и вызвала кризис. Так оно и есть.
Кроме того, ни одна из них не требует международного сотрудничества. Фактически, при существующих связях между международными рынками капитала любое изменение в системе автоматически повлияет на любой ее компонент. Международное сотрудничество на уровне правительств может привести к некоторому перераспределению бремени, но это вряд ли важно.
Вторая часть рецепта Дарлинга по стимулированию спроса – это скорее политический, чем экономический ход. Ресурсы, которые расходует государство, не бесплатны. Они должны откуда-то поступать, сейчас или в будущем. Финансовый стимул – это нежданная удача для политиков, стремящихся к расширению собственной роли в принятии решений о том, кто и что получает в экономике. Результатом бюджетных расходов станет победа политически привилегированных групп, а непривилегированные проиграют. Однако общее воздействие на экономику будет близким к нулю или, что более вероятно, негативным, ввиду присущей правительствам неэффективности.

Стоит ли звать на помощь МВФ?

Дарлинг призывает увеличить ресурсы Международного валютного фонда (МВФ) для «предотвращения распространения кризиса от корпораций на страны». Это исключительно символический жест. При том что вся мировая экономика составляет приблизительно 50 триллионов долларов, МВФ из своих самых больших расходов (2002 г.) предоставил странам-участницам менее 30 млрд. долларов или около 0,06 процента мировой экономики.
Не существует реальной возможности увеличить ресурсы МВФ таким образом, чтобы эта организация смогла оказать серьезное воздействие на нынешний экономический кризис или рецессию. Не стоит также стремиться к такому увеличению ресурсов, которое лишь отвлечет продуктивный капитал и денежные средства от других целей. Действительно, МВФ может помочь в отдельных случаях или в странах со слабой экономикой, однако в целом его воздействие на кризис будет ничтожным.

Противоположные цели

Наконец, Дарлинг призывает к реформированию глобального финансового регулирования. Здесь он выступает за совершенствование управления рисками «через возможности раннего предупреждения и коллегий супервайзеров». Это единственный пункт, где возможность соглашения между странами «большой двадцатки» вполне реальна и безвредна, хотя есть скепсис в отношении того, что совместная централизованная оценка рисков сможет реально их уменьшить. Напротив, она может повысить их, концентрируя мышление регулирующих органов лишь на актуальной проблеме сегодняшнего дня.
Еще большую озабоченность вызывает суждение Дарлинга о том, что «необходимо защитить потребителей, рынки и экономику от всех типов риска». Очевидно, однако, что именно благодаря риску предпринимателей экономика разных стран увеличивает свою производительность и растет. Риск всегда можно уменьшить – это и было отличительной чертой плановой социалистической экономики СССР и стран Восточной Европы – но только за счет роста и процветания. Мы можем лишь надеяться, что наши руководители центральных банков не зайдут в этом направлении слишком далеко.
Дарлинг считает, что один из способов снижения рисков – это ограничение соотношения собственных и заемных средств банков, требуя иметь больше резервов. Однако это уменьшит возможности банков по кредитованию. Это прямо противоречит тому, к чему призывал Дарлинг в качестве одного из основных приоритетов. Ограничение собственных и заемных средств банков, что уже регулируется во всех странах, вероятно, можно было бы откорректировать. Однако не стоит делать вид, что соотношение резервов и кредитования может быть увеличено в пользу первых без снижения объемов предоставленных займов.

Просто уйдите с дороги

Дарлинга можно простить за крикливую рекламу встречи министров финансов «большой двадцатки» и ее потенциального воздействия на мировой кризис. В конце концов, он ведь выступал в качестве принимающей стороны этого мероприятия, а его правительство сделало солидную политическую ставку на положительный результат. Однако остальные не должны иметь таких иллюзий. Лишь восстановление доверия к рынкам и ценам на активы положит конец болезни, которой мы страдаем. В этом смысле заявление правительств «большой двадцатки» о том, что они не будут вмешиваться в деятельность рынков, возможно, сделает гораздо больше для восстановления доверия, чем заявление о совместных действиях или новых регулирующих нормах.


ПРЕДЛОЖЕНИЕ О НОВОЙ ГЛОБАЛЬНОЙ ВАЛЮТЕ: ХОРОШИЙ ДИПЛОМАТИЧЕСКИЙ ТЕАТР, НО ПЛОХАЯ ПОЛИТИКА

Директор Центра проблем международной торговли и экономики Фонда «Наследие» посол Терри Миллер напоминает, что недавно Россия и Китай призвали заменить доллар в качестве мировой резервной валюты и предложили вместо него использовать специальные права заимствования МВФ (CДР). Однако не спешите продавать свои доллары – это предложение имеет отношение, скорее, к театру международной дипломатии, чем к функционированию мировой экономики.
Председатель Центробанка Китая Чжоу Сяочунь, выступая с этим предложением, тем не менее, признал, что «это потребует чрезвычайной политической дальновидности и смелости». В переводе с дипломатического языка это означает: «Мы знаем, что это невозможно». То, что Чжоу и его российский партнер по этой инициативе, министр финансов Алексей Кудрин отнесли срок замены доллара на далекое будущее (по мнению Кудрина, это 30 лет), дает еще одно свидетельство, что данное предложение политически мотивировано и не предлагает решить актуальную и неотложную экономическую проблему.
Для Чжоу, как и для Кудрина, атака на доллар накануне экономического саммита «большой двадцатки» - это отличный театральный прием для выражения своего недовольства по поводу доминирования США в международной финансовой системе. Это также показатель их неудовлетворенности неэффективным подходом Соединенных Штатов к восстановлению мирового экономического роста и защите международной торговли и финансовых потоков. Они посылают ясный сигнал, что не намерены механически утверждать на саммите предложения США.

Доллар удобен для всех

В настоящее время доллар США – это главная мировая резервная валюта. Он начал выступать в этом качестве после краха золотого стандарта и распада Британской империи во второй половине ХХ века. Соединенные Штаты получают существенные преимущества от использования другими государствами доллара в качестве резервной валюты. Мировой спрос на доллары поддерживает ее стоимость на высоком уровне. Это означает, что импортируемые товары, включая такие основные сырьевые товары, как нефть, обходятся американцам значительно дешевле. Готовность иностранцев владеть американскими ценными бумагами (или деноминированными в долларах активами, например, облигациями Минфина США) делает возможным долговременный торговый дефицит Соединенных Штатов к выгоде американских потребителей.
Некоторые утверждают, что из-за высокой стоимости доллара американские производители уступают экспортные возможности и даже рабочие места иностранным производителям. Однако этот логический вывод работает для тех стран, чья национальная валюта не используется в качестве резервной. В большинстве стран, если курс национальной валюты растет, экспортные товары дорожают, и спрос на них падает. Однако спрос на экспорт из США неизменно рос, даже при высоком курсе доллара. Причина в том, что для других стран стоимость доллара как резервной валюты создает дополнительный спрос на доллар, превышающий ту стоимость, которая формируется обычными товаропотоками. Таким образом, люди готовы продавать Америке больше товаров, чем другим странам, с целью получения дополнительных долларов в качестве резервной валюты. Но при этом они также хотят покупать американские товары и услуги.
Другие страны также имеют от этого значительные выгоды. Самоочевидна практичность функции резервной валюты – располагать стабильным и легко конвертируемым товаром (в данном случае долларом), в котором можно хранить свое благосостояние. Доллар - это легкодоступное средство обмена, им можно расплачиваться практически за все. Более того, потребители могут быть уверены, что на доллар завтра можно будет купить практически столько же товаров, сколько сегодня. Трудно представить себе международную торговлю без какого-либо средства обмена типа доллара.
Однако еще важнее возникший в Соединенных Штатах дополнительный спрос на экспорт из других стран. Это побочный продукт мощной глобальной потребности в долларах. Этот потребительский спрос в США дал главный импульс для роста мировой экономики. В последнее десятилетие этот рост в мировом масштабе спас от нищеты миллионы людей. В отношении Китая этот основанный на экспорте экономический рост стимулировал создание новых рабочих мест. А это способствует социальной стабильности и ведет к росту доходов, пусть даже в отдельных секторах экономики и географических районах, которым авторитарное китайское правительство позволило присоединиться к мировой экономике.

Нереалистичное решение несуществующей проблемы

Создание новой мировой резервной валюты вместо доллара – ни что иное как решение несуществующей проблемы. Пока что доллар отлично выполняет функции резервной валюты. Продолжающееся укрепление доллара лишний раз доказывает его неизменную практичность в качестве резервной валюты и уверенность рынков в том, что он не утратит своей значимости в будущем. Кстати, эта уверенность распространяется и на российское и китайское правительства, которые располагают большими запасами долларов.
В то же время существует много причин, почему переход на СДР не имеет смысла.
* СДР не имеют истинной ценности. Они поддерживаются лишь добрыми намерениями и, если хотите, верой в МВФ. Сами по себе они ценности не имеют, и, по крайней мере, в настоящее время на них ничего нельзя купить. Правда, что людям нравится говорить, будто доллар поддерживается лишь доброй волей и доверием к американскому правительству. Однако в реальности доллар обеспечен товарами и услугами, произведенными американцами, и их готовностью обменивать эти товары и услуги на доллары. При этой готовности обменивать реальные вещи на доллары, существующей во всем мире, ценность доллара поддерживается не только американским народом или правительством США, но и фактически всеми производителями и потребителями в мире, взаимосвязанными через глобальные системы снабжения. Это и торгующие нефтью арабы, и производители текстиля из Бангладеш, и японские и корейские автопроизводители, и даже российские министры финансов и председатели китайского центрального банка. МВФ, однако, не производит ничего.
• Универсальная мировая валюта не способна отвечать разнообразным мировым потребностям. Экономики, растущие разными темпами, имеют различные потребности в сфере монетарной политики. Странам с быстро растущей экономикой требуется быстрый рост денежной массы. Странам с более медленным экономическим развитием не нужно столько денежной массы во избежание инфляции. СДР не способны соответствовать таким разнообразным потребностям. Их ценность определяется политикой МВФ, которая, в свою очередь, зависит от конкурирующих политических и экономических интересов международных дипломатов.
• Принятие СДР приведет к утрате транспарентности. Процесс установления запасов и ценности доллара совершенно прозрачен. Люди во всем мире точно знают, что делает Федеральная резервная система США, когда увеличивает денежную массу долларов или регулирует учетные ставки. Даже обоснование изменений быстро становится понятным из заявлений ФРС и публичных заявлений, которые управляющие ФРС обязаны делать по закону. МВФ намного менее транспарентен: представитель каждой страны, по всей вероятности, расскажет по-разному о том, что делается и зачем.
• СДР создадут новые финансовые осложнения и возможности для коррупции. Использование СДР добавит еще один этап к каждой международной сделке. Покупателям и продавцам придется конвертировать национальную валюту в СДР. Некоторым придется сначала переводить национальные деньги в конвертируемую валюту и уже потом в СДР. Это откроет новые возможности для произвола и коррупции или, по меньшей мере, сделает этот процесс более дорогостоящим из-за дополнительных сборов за обмен. Любители деривативов полюбят СДР: ведь они - тоже дополнительный слой, уводящий от чего-то с реальной стоимостью. СДР откроют замечательные возможности манипулировать и снимать сливки для валютных трейдеров и финансовых спекулянтов. Они также будут менее транспарентными, и нормальным людям будет труднее понять их. Они будут контролироваться международной организацией, у которой совсем мало демократической легитимности и подотчетности.

Глупая идея серьезных людей

Зачем русским и китайцам понадобилось предложить такое? Ведь они серьезные люди, а серьезные люди, как правило, не выступают с глупыми идеями. Простой ответ – это обида на Соединенные Штаты за их уникальную и доминирующую роль в этой системе. Это возможно, особенно в отношении русских. Однако, что более вероятно, китайцами и русскими руководит страх, что в настоящее время Соединенные Штаты не слишком хорошо справляются со своей экономикой и мировой экономической ролью. Вбрасывание мало реалистичного, но провокационного предложения – это самый верный способ дипломатическими средствами выразить озабоченность, не угрожая при этом нынешней системе, от которой они зависят так же, как и весь остальной мир.
Можно только предположить, что реакция США – безоговорочная защита доллара и его роли как резервной валюты и министром финансов Гейтнером, и председателем ФРС Бернанке – была именно тем, чего хотели добиться китайцы и русские. Это было для них дипломатическим трюком, а также предупреждением Соединенным Штатам о том, что все правильные или ошибочные действия этого государства немедленно отражаются не только на нем, но и на других странах. Америка не должна думать, что другие государства будут сидеть сложа руки в случае, если политика США начнет наносить ущерб как их экономическому росту, как и своему собственному.


ПРОГРАММА ПОМОЩИ СЕКТОРУ ГАЗА: ПОРА ПЕРЕСМОТРЕТЬ РАЗМЕРЫ АМЕРИКАНСКОЙ ПОМОЩИ ПАЛЕСТИНЦАМ

Эксперт по проблемам Ближнего и Среднего Востока Центра внешнеполитических исследований им. Эллисонов Института международных исследований им. Дэвисов Фонда «Наследие» Дж. Филлипс напоминает, что администрация Обамы объявила о крупном пакете помощи палестинцам сектора Газа в размере 900 млн. долларов с целью облегчить гуманитарную ситуацию и поддержать обанкротившуюся палестинскую администрацию (ПА). Это наращивание «мягкой силы» направлено на укрепление позиций умеренных палестинских лидеров и создание условий для возобновления палестино-израильских переговоров. Однако пока «Хамас» беспрепятственно обстреливает ракетами израильскую территорию, такие амбиции – не более чем попытки выдать желаемое за действительное.
Со времени подписания мирных договоренностей в Осло в 1993 г. Соединенные Штаты на двусторонней основе предоставили палестинцам щедрую финансовую помощь в размере 2,2 млрд. долларов. С 1950 г. еще 3,4 млрд. долларов поступили палестинцам в виде гуманитарной помощи через неэффективные организации ООН. Эта помощь:
• субсидировала благополучие палестинских беженцев;
• содействовала культивированию виктимизации и крикливого антиизраильского и антизападного радикализма;
• дала возможность некоторым палестинским группам сконцентрироваться на уничтожении Израиля, а не на обеспечении благосостояния и продвижении долгосрочных интересов палестинского народа.
В условиях жестокого экономического кризиса, с которым столкнулась Америка, администрация Обамы должна сделать следующее.
• Существенно снизить уровень этих чрезмерно амбициозных целей.
• Прекратить финансирование тех органов ООН, которые недостаточно тщательно проверяют своих сотрудников на предмет связей с террористами или не допускают внешнего аудита.
• Ужесточить ограничения на распределение помощи с тем, чтобы гарантировать ее неиспользование во враждебных целях.

Мягкотелый и «мягкосиловой» подход к достижению мира на Ближнем Востоке

В начале марта госсекретарь Х. Клинтон объявила на международной конференции в Шарм-эль-Шейхе (Египет) о решении администрации Обамы предоставить помощь в размере 900 млн. долларов. Этот пакет включает гуманитарную помощь палестинцам в Газе в сумме 300 млн. долларов, 200 млн. долларов для поддержки бюджета ПА и 400 млн. долларов на поддержание Палестинского плана реформ и развития ПА на Западном берегу Иордана.
Администрация Обамы утверждает, что эта массированная программа помощи не достанется «Хамасу» и другим террористическим группам. Она планирует распределять помощь через Палестинскую администрацию, НКО и органы ООН. Однако, несмотря на недавние реформы, ПА остается слабым и проблемным институтом, пораженным коррупцией. А у органов ООН есть свои интересы и антиамериканские и антиизраильские тенденции.
Крупнейшим органом ООН, участвующим в предоставлении помощи палестинцам, является Агентство ООН для помощи палестинским беженцам. Этот институт печально известен отсутствием прозрачности и эффективности, в него проникли сторонники «Хамаса» и другие палестинские радикалы. Это агентство ежегодно получает свыше трети миллиарда долларов в виде международного финансирования, и, по данным периодических отчетов, оно неэффективно и коррумпировано. Тем не менее, там не проводятся внешние или общественные аудиты. Такое отсутствие подотчетности особенно тревожно в связи с тем, что эту организацию хронически преследуют внутренние конфликты.
По данным многочисленных отчетов, агентство инфильтрировано террористами из «Хамаса». Как утверждает Главное бюджетно-контрольное управление правительства США, не менее 16 сотрудников агентства задерживались израильскими властями за преступления, несущие ущерб безопасности, а трое были осуждены военными судами за террористическую деятельность. Руководство Агентства ООН для помощи палестинским беженцам признавало ранее, что «Хамас», занесенный правительством США в список зарубежных террористических организаций, сумел в него проникнуть. Бывший генеральный комиссар агентства Питер Хансен вызвал в 2004 г. политическую бурю, заявив в интервью канадскому СВС: «Я уверен, что в агентстве работают и получают зарплату члены «Хамаса», и не считаю это преступлением. «Хамас» - это политическая организация, и это вовсе не означает, что каждый ее член – боевик. Мы не проводим политических проверок и не исключаем людей по политическим признакам».
Налицо конкретные примеры того, что радикалы действительно работают в агентстве. Например, министр внутренних дел «Хамаса» Саид Сайям работал в Газе учителем в школах агентства, а директор одной из этих школ Авас аль-Кид был руководителем ячейки, производившей ракеты для террористической группы «Исламский джихад». Ряд сотрудников агентства уволились, чтобы баллотироваться на палестинских выборах 2006 г. в качестве кандидатов от «Хамаса».
Несмотря на то, что Соединенные Штаты являются крупнейшим донором этого агентства ООН, оно продолжает сопротивляться реформированию и противиться проведению внешних аудитов своей деятельности. Вызывает удивление, что сайт агентства, где размещена информация о специальном призыве помочь Газе, предлагает донорам вносить денежные средства через Коммерческий банк Сирии, в отношении которого министерство финансов США ввело санкции за отмывание денег и подозрение в участии в их переводе террористическим группам. Очевидно, что чиновники агентства небрежно относятся к борьбе с терроризмом, и им нельзя доверять распределение помощи, предоставляемой американским правительством.

Нет субсидированию террористических групп американскими налогоплательщиками

Принимая во внимание, что в Агентство ООН для помощи палестинским беженцам» и в ряд НКО проникли террористы, Соединенные Штаты должны гарантировать, что их помощь не попадет в чужие руки. Член палаты представителей Марк Кирк (республиканец, шт. Иллинойс) предостерег: «Если мы направим 900 млн. долларов в этот регион, а «Хамас» сможет украсть лишь 10 процентов от этой суммы, все равно мы окажемся вторым по величине спонсором «Хамаса» после Ирана.
Конгресс должен внимательно изучить планы администрации Обамы по предоставлению помощи и убедиться, что исключена абсолютно любая возможность попадания денег американских налогоплательщиков в карманы членов террористических групп. Сенат должен вывести финансирование Агентства ООН для помощи палестинским беженцам и Палестинскую администрацию из законопроекта о расходовании 410 млрд. долларов, который в настоящее время находится на рассмотрении конгресса. Обе палаты конгресса должны провести слушания и реализовать свои надзорные полномочия с тем, чтобы гарантировать распределение помощи палестинцам в будущем в более скромных масштабах, через тщательно контролируемые НКО, а не через коррумпированные органы ООН, действующие вразрез с внешнеполитическими целями США.


ПОЧЕМУ СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ НЕ ДОЛЖНЫ ВСТУПАТЬ
В МЕЖПАРЛАМЕНТСКИЙ СОЮЗ

Старший научный сотрудник Центра свободы им. М. Тэтчер Института международных исследований им. Дэвисов Фонда «Наследие» Тед Бромунд напоминает, что Межпарламентский союз (МС), основанный в 1888 г. французом Ф. Пасси и англичанином Р. Кремером, изначально ставил целью укрепление мира путем регулярных контактов между парламентариями из стран с установившейся демократией. МС также поддерживал свободную торговлю и арбитраж между национальными государствами на основе уважения национального суверенитета. Словом, МС был воплощением либерального интернационализма конца XIX века.
Нынешний МС не имеет ничего общего с организацией, основанной Пасси и Кремером. Он грустное напоминание о том, как институты, созданные либеральными интернационалистами, были захвачены и извращены сторонниками автократий и противниками суверенитета. В настоящее время МС:
• не имеет стандартов членства в нем, и поэтому там доминируют репрессивные и антилиберальные режимы;
• не преследует каких-либо серьезных целей, но усиливает впечатление, будто эти режимы легитимны и ответственны, предоставляя им общепризнанную трибуну;
• является активным сторонником мер, направленных на ограничение суверенитета демократических государств и свободы слова.
Соединенные Штаты не являются членами МС и не должны в него вступать.

МС как он был задуман

Изначально МС был направлен на укрепление сотрудничества между суверенными демократическими государствами, не желавшими бороться со своими собратьями и поэтому предпочитавшими урегулировать споры посредством дипломатии и третейского суда. В этом видении не было места диктатурам. На втором заседании МС в 1889 г. были представлены лишь Великобритания, Франция, Италия, Испания, Дания, Венгрия, США и Либерия. Основатели МС стремились к формированию такого мира, где межгосударственные отношения выглядели бы так, как ныне существующие между Великобританией и Соединенными Штатами, то есть мира, где войны немыслимы, а разногласия урегулируются мирным путем.

Современный МС

К сожалению, нынешний МС не имеет ничего общего с организацией, основанной в 1888 г. В нем нет стандартов членства, и он по существу придает формальную легитимность худшим диктаторским режимам в мире. Высокоавторитетная неправительственная организация «Фридом хаус», которая ежегодно проводит ранжирование стран мира по степени их политической и экономической свободы, отмечает, что четверка «худших из худших» - Ливия, Северная Корея, Сомали и Судан – члены МС. В нее также входят такие диктаторские и автократические режимы, как Белоруссия, Куба, Иран, Лаос, Оман, Саудовская Аравия, Сирия, Тунис, Вьетнам и Зимбабве. К членам МС относятся такие известные отсутствием свободы страны, как Ангола, Бурунди, Конго, Демократическая Республика Конго, Сьерра-Леоне, Того, Украина и Венесуэла.
Для того чтобы осудить МС, достаточно одного того факта, что Северная Корея, Венесуэла и Зимбабве являются полноценными членами этой организации, предположительно ориентированной на «прочное создание представительной демократии». Однако и многие другие члены МС вызывают сомнения. Действительно, в эту организацию входят такие демократические и респектабельные государства, как все 26 союзников США по НАТО. Но это все старые члены, стоявшие еще у истоков МС. Их далеко превосходят по численности страны, вступившие в МС позже, например, 88 членов Движения неприсоединения и 49 членов Организации «Исламская конференция». Государства-члены этих организаций со слабой приверженностью либеральным и демократическим ценностям или с полным ее отсутствием контролируют 94 из 154 мест в МС.

Антилиберальная политика

Политика, которую проводит МС, отражает антилиберальный настрой его членов. МС больше не упоминает свободную торговлю, как некогда. Взамен, эта организация выступает в пользу «справедливой» торговли, которую она понимает как осуществление систематической дискриминации в торговле в интересах развивающихся стран, а также создание глобальных институтов, которое ограничит суверенитет демократических государств. МС больше не утверждает, что свободная торговля уменьшает власть автократий. Вместо этого, МС призывает страны к регулированию и структурированию всех аспектов экономической жизни. Этот призыв дает диктатурам, входящим в МС, неограниченные возможности обосновывать правоту своей интрузивной тирании.
Вместо признания того, что арбитраж предполагает наличие двух добровольных партнеров, МС делает лишь формальные заявления против палестинского терроризма, но постоянно осуждает Израиль за осуществление своего права на самозащиту. Вместо того чтобы защищать международную государственную систему, на которой он был основан, путем осуждения терроризма, МС подчеркивает «необходимость проводить различие между терроризмом и борьбой народов за освобождение своей земли и восстановление своих законных прав». Вместо выступления в защиту великого либерального принципа свободы слова делегаты МС ссылаются на необходимость контроля над «религиозными оскорблениями». Это кодовое слово для цензуры выступлений, критикующих радикальный ислам.

Лицемерие МС

Лицемерие многих делегатов МС, да и самой этой организации, поразительно. В октябре 2008 г. в ходе дискуссии о «свободе волеизъявления и праве на получение информации» китайский делегат заявил, что «все китайские граждане имеют право на свободное волеизъявление и могут доводить свою критику до государственной власти и государственных должностных лиц». В реальности, по словам исполнительного директора «Фридом хаус» Дж. Уиндзор, в Китае действует «сложная система ограничений на свободное распространение идей».
В декабре 2008 г. МС провел «Конференцию женщин-парламентариев и женщин, занимающих ответственные посты в политических системах стран-участниц Совета сотрудничества государств Персидского залива». Эта организация включает Саудовскую Аравию, где, даже по признанию МС, женщинам не разрешено ни голосовать, ни занимать государственные посты. В глазах МС это отнюдь не повод отстранения Саудовской Аравии от участия в конференции.
Лицемерие МС не просто лишает смысла его идеалистические слова, но также порочит честь и ставит под сомнение чистоту помыслов демократических государств, участвующих в этом фарсе. Безрассудно и опасно добиваться консенсуса через многосторонние переговоры с Саудовской Аравией о правах женщин, с Китаем о свободе прессы или об определении демократии с Северной Кореей. Стремясь к такому консенсусу, хорошие государства придают легитимность плохим режимам, и косвенно подразумевается, что к тем следует прислушиваться, когда на карту поставлена свобода личности. Автократии используют этот процесс лишь для того, чтобы дезориентировать и посеять сомнения среди демократических государств. Они манипулируют этим форумом, вроде бы призванным бороться за свободу, с целью добиться международного признания своих тиранических режимов. Для продвижения ценностей свободы не надо вести переговоры о них на основе многостороннего консенсуса с врагами. Необходимо показать, что свободные государства чтят эти ценности настолько высоко, что не видят необходимости вести достойные переговоры с диктаторами.

Друг диктаторских режимов

Судьба МС, как и судьба других международных организаций, выросших из либерального интернационализма конца XIX века, по-настоящему трагична. От выражения искренней надежды на лучшее мироустройство, основанное на свободной торговле, демократии и сотрудничестве на основе суверенной воли народов, они пришли к поддержке прямо противоположных ценностей.
Принимая страны, не разделяющие с ними основополагающие ценности, в качестве полноправных и равных членов, эти организации предали заложенные в них принципы. В их составе в настоящее время настолько доминируют враги, что реформировать их невозможно: автократии могут просто провалить любую меру, угрожающую их господству. Именно эта проблема заставила администрацию Обамы выйти из «Конференции Дурбан-II». Сейчас МС – это просто непрекращающийся Дурбан.
Такая ситуация вызывает сожаление, но ее необходимо воспринимать такой, какая она есть. Поэтому Соединенные Штаты не должны вступать в МС. Вступление в него будет подразумевать, что это респектабельная международная организация, не являющаяся другом диктаторским режимам или врагом либеральных ценностей и демократического суверенитета.


ДИСКУССИИ И КНИГИ В ФОНДЕ «НАСЛЕДИЕ»

1. В Фонде «Наследие» состоялась лекция на тему «Возвращение британских консерваторов: уроки для Америки» депутата британского парламента, бывшего лидера консерваторов Йана Д. Смита.
Опросы общественного мнения прогнозируют победу консервативной партии на всеобщих выборах в Великобритании и ее возврат во власть впервые с 1997 г. Смит рассказал о важности проблем социальной справедливости для возрождения британских консерваторов. На основе исследований, проведенных его исследовательской организацией – Центром социальной справедливости, он рассмотрел те принципиальные уроки, которые американские консерваторы могли бы извлечь из консервативного возрождения по другую сторону Атлантики.
Центр социальной справедливости работает с сетью организаций, которые эффективно борются с бедностью в Великобритании, и привносит свои ноу-хау и опыт в формулирование публичной политики. Он ставит цель восстановить институт традиционной семьи, снизить иждивенческую зависимость от социальных пособий, повысить социальное благосостояние и уменьшить размеры государства.

2. В Фонде «Наследие» состоялась презентация нового документального фильма «33 минуты», снятого силами сотрудников Фонда «Наследие».
Фильм «33 минуты» разоблачает чрезвычайно опасные мифы относительно защищенности Америки от ракетного удара. Правда жестока: ракета, запущенная против Америки, способна поразить запрограммированную цель на ее территории меньше чем через 33 минуты. В фильме содержатся захватывающие и полные драматизма видеоматериалы, а также эксклюзивные интервью с мировыми лидерами, включая М. Тэтчер, бывшего министра юстиции США Э. Миза и других. Он открывает глаза на то обстоятельство, что спустя годы после террористических актов 11 сентября 2001 г. американцы все еще остаются уязвимыми к ракетному удару. У США нет оборонительных возможностей для защиты городов, штатов и населения.
Президент Рональд Рейган сказал: «Исключительно от нас зависит, сделаем ли мы мудрый выбор между трудной, но необходимой работой по сохранению мира и свободы и соблазном игнорировать свой долг, слепо надеясь на лучшее, в то время как враги свободы становятся сильнее день ото дня».

3. Участники проекта «Политика в отношении России и Евразии» представили в Фонде «Наследие» доклад «Реалистичная программа действий для президентства Обамы». В дискуссии приняли участие ведущий исследователь по вопросам национальной безопасности Института стратегических исследований Колледжа сухопутных сил США С. Бланк, научные сотрудники Школы новейших международных исследований им. П. Нитце университета Дж. Хопкинса С. Корнелл, Р. Фридман и Д. Дженсен, а также научные сотрудники Фонда «Наследие» А. Коэн и П. Брукс.
Проект «Политика в отношении России и Евразии» был инициирован Фондом «Наследие» для содействия политикам в исполнительной и законодательной ветвях власти в формулировании политической линии в отношении России и Евразийского региона. В составлении доклада приняли участие тщательно отобранные специалисты с большим опытом и признанной репутацией в этой области, работавшие в республиканской и демократической администрациях, в области национальной безопасности, в сфере российских и евразийских отношений. Цель программы – не только описание, но и разработка реалистичных, реализуемых и сбалансированных рекомендаций.
Перед администрацией Обамы стоит множество разнообразных вызовов: глобальный финансовый кризис, вывод войск из Ирака, нетранспарентный, непредсказуемый, рвущийся к ядерному оружию Иран, опасный и неуправляемый Афганистан и все более хаотичный Пакистан. Еще один геостратегический вызов будет омрачать президентство Обамы и, возможно, вызывать беспокойство и у его преемника: Москва, стремящаяся добиться более сильной роли в глобальной архитектуре.
В последние годы под руководством Владимира Путина Россия проводила все более наступательную, если не сказать агрессивную, внешнюю политику. Это показала ее война с Грузией в августе прошлого года, ставшая водоразделом в постсоветской евразийской геополитике, а также российско-украинский газовый конфликт в январе с.г.
Несмотря на острый экономический кризис, Кремль стремится создать для себя «привилегированную сферу интересов» и доминировать над своими соседями. Россия сотрудничает с режимами-изгоями от Каракаса до Тегерана, использует зависимость Европы от природного газа в качестве инструмента внешней политики и намеренно раздувает конфликт из-за планов размещения ограниченной баллистической ПРО в Европе. В докладе анализируются разнообразные вызовы со стороны России, с которыми сталкиваются Соединенные Штаты и Европа.
Для отражения этих вызовов и сохранения безопасности Европы и Евразии составители доклада рекомендуют администрации Обамы провести всестороннюю оценку состояния российско-американских отношений и разработать детальную внешнеполитическую программу, которая защитит американские интересы, сдержит усилия России по созданию сферы своего влияния в «ближнем зарубежье», остановит агрессию против США, их союзников и стратегических партнеров, поможет России придерживаться нормы правового государства внутри страны и за рубежом и обеспечит равные условия в экономических отношениях, то есть заставит действовать в международной системе как ответственный игрок.

Комментариев нет: