понедельник, 30 марта 2009 г.

Что было на неделе (23-29 марта)

Новый виток «газовой войны» между Россией и Украиной

На прошлой неделе обозначилась угроза новой «газовой войны» между Россией и Украиной, что может иметь серьезные экономические и политические последствия для обеих стран, так и для Европы в целом. Поводом для очередного конфликта стало соглашение между Киевом и Евросоюзом о реформировании украинской газотранспортной системы (ГТС). Согласно брюссельским договоренностям, Украина должна получить от «большой Европы» более 2,5 млрд. долларов на реконструкцию своей ГТС. В обмен Киев гарантирует прозрачность газового транзита и равный доступ к трубе.
Это соглашение вызвало резкое недовольство со стороны Кремля, поскольку лишает российский «Газпром» монополии на транзит российского газа через территорию Украины. Российская делегация, которая участвовала в брюссельских переговорах, даже покинула этот форум в знак протеста.
Незамедлительно последовали и санкции России против Украины и Евросоюза. Были, в частности, отложены российско-украинские межправительственные консультации, на которых должен был решаться вопрос о предоставлении Киеву кредита в 5 млрд. долларов. Отсрочка кредита может нанести серьезный удар по украинской экономике и правительству Тимошенко.
Более того, Россия планирует конкретные санкции против Евросоюза. Москва намерена пересмотреть отношения с европейскими компаниями, которые инвестируют в российскую энергетику, в случае, если «Газпром» не будет допущен к модернизации украинской ГТС. Помимо этого Москва может сократить закупки газотранспортного оборудования в Европе, которые в настоящее время запланированы на уровне 26 млрд. долларов. Фактически замораживаются и переговоры с ЕС о долгосрочном партнерстве. По сути дела, конфликт между Россией и Евросоюзом вышел в серьезную политическую плоскость.
Объяснение этому простое. Энергетические рычаги являются главным средством экономического и политического воздействия России как на ее соседей в постсоветском пространстве, так и на Европу в целом. Любое ослабление такого влияния воспринимается в Кремле как прямая угроза мощи и имиджу России как возрождающейся сверхдержавы. Кроме того, ослабление монополии на поставки и транзит энергоресурсов как следствие большей независимости и диверсификации европейских стран в энергетической сфере чревато существенными финансовыми убытками для России. В условиях острого экономического кризиса это, по сути дела, смерти подобно для нынешнего режима.
Москва негативно восприняла недавно подтвержденную приверженность Евросоюза строительству газопровода «Набукко» в обход России. Для консолидации своего энергетического влияния Кремль рассчитывал использовать переговоры с туркменским президентом Гурбангуды Бердымухаммедовым. Однако на встрече с туркменским лидером президенту России Дмитрию Медведеву не удалось добиться подписания самого важного для России соглашения – о строительстве газопровода «Восток-Запад», который свяжет северо-восточные газовые месторождения Туркмении с Каспием и поможет реализации российских планов по строительству Прикаспийского газопровода.
В результате обострения конфликта с Украиной и Европой Россия активизировала попытки в сотрудничестве с Турцией реанимировать и другой проект - расширение газопровода «Голубой поток» по дну Черного моря в обход Украины. В Москве считают, что это план поможет остановить «Набукко» и укрепить позиции «Газпрома» в Средней Азии и на Ближнем Востоке.
На сегодняшний день ситуация выглядит таким образом, что противоречия между Россией и остальной Европой по вопросам энергоресурсов перешли через определенную опасную черту.

Как российские партии видят выход из кризиса

Прошедшие на прошлой неделе дискуссии в правительстве, Госдуме и в руководящих органах парламентских партий показали, что у них нет четкого представления о путях выхода из экономического кризиса. Большинство партий, причисляющих себя к оппозиции, будь то КПРФ или ЛДПР, по сути дела ограничиваются набором популистских лозунгов, которые слабо помогут в борьбе с кризисом.
Показательным в этом плане стал пленум КПРФ. На нем много говорилось о том, что нынешний кризис демонстрирует "крах модели либерального капитализма", а альтернативой ему может быть только социализм. Примечательно, что в качестве примера такой "социалистической альтернативы" лидер коммунистов Геннадий Зюганов назвал США и программу Обамы.
О том, насколько далеки коммунисты от реальности, говорит, например, поставленная Зюгановым задача осуществить в этом году в связи со 130-летием со дня рождения И.В. Сталина «сталинский призыв в партию молодых, энергичных и талантливых людей».
Есть, правда, в антикризисных предложениях правительства и партий и некоторые позитивные с точки зрения свободной экономики моменты. Это, прежде всего, касается налоговой реформы. Фактически отпали планы увеличения налоговой нагрузки по социальным платежам с 26 до 34 процентов. Пока забыты и существовавшие у левых партий и ряда ведомств проекты восстановления прогрессивной шкалы подоходного налога. А лидер ЛДПР Владимир Жириновский и главный коммунист Геннадий Зюганов на встречах с премьером Путиным, не сговариваясь, предложили вообще заменить НДС налогом с продаж, как это имеет место в США. Причем Зюганов предложил установить размер этого налога в 4 процента. А лидер левоцентристской «Справедливой России» Сергей Миронов лоббирует уменьшение 13-процентного плоского подоходного налога для малоимущих слоев населения.
Понятно, что в условиях острого кризиса правительство вряд ли пойдет на сокращение налоговой нагрузки для населения, опасаясь резкого сокращения бюджетных поступлений. Однако тот факт, что большинство партий осознает необходимость низких налогов для стимулирования экономики, уже является неплохим признаком либерализации экономической мысли в России.

Комментариев нет: