среда, 30 сентября 2009 г.

Бюллетень Фонда "Наследие" №9 (113)

ИНФОРМАЦИОННЫЙ МАТЕРИАЛ БЕЛОГО ДОМА ПО ПРОБЛЕМАМ ПРО ВЫЗЫВАЕТ БОЛЬШЕ ВОПРОСОВ,
ЧЕМ ДАЕТ ОТВЕТОВ

Как напоминает эксперт по вопросам политики национальной безопасности Фонда «Наследие» Б. Спринг, 17 сентября президент Обама объявил, что Соединенные Штаты отказываются от своих обязательств развернуть ракеты-перехватчики ПРО в Польше и РЛС в Чехии. Он также заявил, что США будут развивать новый, «поэтапный, адаптивный подход» к противоракетной обороне с целью защиты территории США и друзей и союзников Америки в Европе.
Белый дом сопроводил заявление президента информационным материалом, в котором дается описание этого адаптивного подхода и слабо обоснованные утверждения. Конгрессу можно с полным правом рекомендовать не принимать их за чистую монету. Ему следует задать чиновникам администрации США вопросы относительно этих утверждений.

Двусмысленные (в лучшем случае) утверждения

Ниже приводятся утверждения, включенные администрацией Обамы в информационный материал, и их анализ.
Утверждение №1. Иранская программа разработки баллистических ракет в значительной степени сконцентрирована на ракетах малой и средней дальности. В информационном материале говорится: «В настоящее время разведывательное сообщество считает, что угроза со стороны иранских баллистических ракет малой и средней дальности нарастает быстрее, чем прогнозировалось раньше, в то время как угроза от потенциальных возможностей МБР Ирана возрастает медленнее».
Нужно оставить в стороне тот факт, что разведывательные оценки разработок баллистических ракет иностранными государствами – неточная наука и США часто оказываются застигнутыми врасплох такими разработками. Однако реальность такова, что Иран придерживается целостного подхода к разработке баллистических ракет. Попытки провести разграничительную черту между иранской программой разработок ракет малой и средней дальности, с одной стороны, и МБР и космическими ракетами-носителями, с другой, противоречат этому целостному подходу. Разработка изделий, которые при конкретном летном испытании, возможно, покажутся ракетами малой дальности, может послужить существенным вкладом в разработку ракет большой дальности.
Конгресс должен вникнуть в конкретику оценок, которые дает администрация США, и задать следующие вопросы.
• Каким образом разведывательное сообщество смогло так точно провести разграничительную черту между элементами иранской программы ракетных разработок?
• Не интерпретировала ли администрация Обамы разведданные таким образом, чтобы сделать вывод о том, будто в структуре этой программы существуют четкие разграничения?

Утверждение №2. В области возможностей и технологий ПРО Соединенные Штаты в последние годы достигли большого прогресса. Это правильное утверждение, но оно полностью противоречит предыдущим заявлениям президента Обамы о том, что технологии ПРО неэффективны и не апробированы. В начале этого года администрация Обамы делала такие заявления с целью сократить или завершить ряд программ по ПРО и оправдать сокращение общей программы на 1,6 млрд. долларов в 2010 финансовом году по сравнению с 2009 финансовым годом. Теперь он использует противоположный аргумент для оправдания отмены планов по размещению систем ПРО в Чехии и Польше. Конгресс должен спросить, почему для достижения тех же целей -оправдания прекращения конкретных программ ПРО - используются противоположные аргументы.

Утверждение №3. Технологии ракет морского базирования и ракет-перехватчиков «Стандарт» могут быть разработаны в четыре этапа в течение следующего десятилетия. Несомненно, реализация программ разработок ракет-перехватчиков морского базирования и «Стандартов» вполне возможна в течение времени, указанного в информационном материале. Однако программа может быть завершена только при наличии устойчивой приверженности ее реализации на протяжении всего периода разработок.
В описании программы нет ни слова о наличии такой приверженности, а уровень долгосрочного финансирования не обнародован. Нет никаких гарантий, что соображения в сфере контроля над вооружениями не будут препятствовать выполнению этой программы аналогично тому, как они привели к ликвидации системы ПРО, предназначенной для Чехии и Польши. Конгрессу следует спросить о наличии твердой приверженности в отношении этой программы.

Утверждение №4. Альтернативный подход обеспечит оборону территории США от ракет большой дальности. Даже при наличии устойчивой приверженности альтернативной программе, эта цель будет достигнута лишь на последнем из четырех этапов или около 2020 г. Между тем, администрация Обамы предлагает сократить с 44 до 30 число ракет-перехватчиков, которые развернуты на Аляске и в Калифорнии и предназначены для отражения ударов по США ракетами большой дальности. Теперь она отменила развертывание ракет-перехватчиков в Польше, которые также помогли бы защитить территорию США. Конгресс должен спросить, почему администрация Обамы не развивает обе системы для обороны Соединенных Штатов.

Утверждение №5. Альтернативный план ускоряет формирование ПРО в Европе для защиты развернутых там американских сил и союзников США. Это утверждение основывается на сравнении времени, которое потребуется на размещение элементов ПРО для отражения ракет большой дальности из Ирана в Чехии и Польше, и ничегонеделания. В нем условно допускается, что Соединенные Штаты не будут развивать другие программы, например, систему ПРО морского базирования, которая сейчас так рекламируется, высотную систему обороны района театра военных действий на конечных участках траектории и программу сотрудничества с НАТО во взаимодействии с элементами ПРО в Чехии и Польше. Однако Соединенные Штаты уже давно разрабатывают эти дополнительные программы совместно планами в отношении Чехии и Польши. Конгресс должен задать администрации США вопрос относительно явно ложной посылки в поддержку этого сравнения.

Утверждение №6. Альтернативный план предусматривает больше гибкости в реагировании на формирующуюся угрозу со стороны иранских ракет. Очевидно, что если активно и неуклонно развивать программу развертывания ракет морского базирования и «Стандартов», она сможет обеспечить гибкость в связи с ее высоко мобильным режимом развертывания и возможностью добавления в систему технических модернизаций. Как уже говорилось в отношении предыдущего утверждения, этого можно добиться во взаимодействии с развертыванием РЛС и ракет-перехватчиков в Чехии и Польше. Говорить, что это либо предыдущий вариант, либо альтернативный план администрации Обамы, означает предлагать ложный выбор. Конгресс должен спросить о возможности добиться большей гибкости, развивая и то, и другое в тандеме.

Выбирать не из чего

Пытаясь найти оправдание своему решению отказаться от развертывания ракет-перехватчиков ПРО и РЛС в Польше и Чехии, администрация Обамы опубликовала специальный информационный материал, содержащий сомнительные и обоснованные утверждения. Они высвечивают ошибочность этого решения. Конгресс непременно должен его оспорить.

КАК МАРГАРЕТ ТЭТЧЕР ПОМОГЛА
ПРЕКРАТИТЬ «ХОЛОДНУЮ ВОЙНУ»

Старший научный сотрудник Центра свободы им. М. Тэтчер Фонда «Наследие» Тед Бромунд исследует влияние бывшего премьер-министра Великобритании на исторические процессы в период завершения «холодной войны».
Когда Маргарет Тэтчер пришла к власти в 1979 году, многие на Западе думали, что «холодная война» не может и не должна быть выиграна, что антикоммунизм морально ошибочен и что будущее заключено в разрядке между супердержавами и эволюции демократии в направлении постоянно углубляющегося государственного социализма. К моменту ее ухода с поста премьера Берлинская стена была разрушена, а Восточная Европа освобождена. Еще через год Советский Союз рухнул, оказавшись на свалке истории. Демократия и свобода были на подъеме.
Вклад премьер-министра Тэтчер в эту победу был огромным. Ее храбрость и качества лидера наряду с твердыми взглядами ее близкого друга президента Рональда Рейгана, вдохновением Папы Римского Иоанна-Павла II и решимостью угнетенных народов Восточной Европы и России сыграли важную роль в победе демократии над коммунизмом.
Еще до 1979 г. в Советском Союзе ее с насмешкой называли «железной леди». Она доказала, что в этом случае коммунисты были правы, превратив то, что мыслилось как оскорбление, в мировую славу. Сейчас, когда освобожденные народы, их друзья и союзники отмечают 20-ю годовщину падения Берлинской стены, следует с благодарностью помнить о ее роли в этой великой победе.

Восприятие М. Тэтчер «реальной разрядки»

Тэтчер была избрана лидером консервативной партии в феврале 1975 г. В июле, выступая с программной речью перед членами Ассоциации консерваторов в Челси, она изложила свое видение британской внешней политики и единства Запада. Она выразила поддержку «реальной разрядке», но отметила, что когда советский лидер Леонид Брежнев просвещал свой народ о мирном сосуществовании, он заявлял, что оно ни коим образом не подразумевает возможности ослабления идеологической борьбы.
Что еще более существенно, заметила Тэтчер, в течение десятилетия разрядки вооруженные силы СССР росли, продолжают расти, и нет никаких признаков их сокращения. Разрядка станет реальной тогда, когда «Россия будет поддерживать ее на деле, а не только на словах». Вместо этого, Советский Союз продолжал вооружаться, одновременно усиливая репрессии внутри страны. Поведение Москвы оказало воздействие на политику Запада, так как «страна, которая лишает свой народ свобод, не постесняется отказать в них и другим». Если свободная Европа хочет добиться общей цели – обретения и сохранения свободы, она должна объединиться, развернуть мощные вооруженные силы, достаточные, чтобы сдерживать агрессию, и работать – через структуры НАТО – с Соединенными Штатами.
Эти темы доминировали в общественной жизни Маргарет Тэтчер в последующие 15 лет, когда она была она в оппозиции или во главе правительства. Она настаивала на том, чтобы говорить правду о Советском Союзе. Это было крайне непопулярно во многих кругах, как внутри страны, так и за рубежом, где ее искренность представлялась опасной для усилий по развитию более тесных отношений с Советским Союзом. Однако Тэтчер в соответствии с убеждениями, которые она приобрела еще в молодости, считала, что это действительно опасно – поклоняться такому типу государства, которое породило тиранию в СССР и удушающий социализм в самой Великобритании.
Она соединила ясность морального видения с верой в присущее Западу единство, включая США, Великобританию и Западную Европу, и жизненно важную необходимость силы западного оружия для мира и безопасности. Она не верила в вечный тупик. Она была убеждена, что основы Советского Союза ошибочны, и поэтому утверждала, что перед лицом сдерживания со стороны западного оружия, превосходства свободных экономик и реальности их свобод коммунистическое государство со временем будет вынуждено признать свой крах.

Храбрость и лидерство дома и за рубежом

Тэтчер пришла к власти в результате сокрушительной победы консервативной партии на всеобщих выборах 1979 г. Перед ней стояло множество вызовов. Победа Рональда Рейгана на выборах в США в 1980 г. была для нее жизненно важным источником силы. Рейган впервые познакомился с Тэтчер в 1975 г., они оба мгновенно осознали общность своих базовых принципов. Как лидеры великих и независимых держав они действовали не как единое целое, а во взаимодействии и в конечном итоге согласились друг с другом в оценке крупнейших вызовов 1980-х гг.
Первым таким вызовом было восстановление стратегического баланса между СССР и Западом. 12 декабря 1979 г. Североатлантический альянс принял решение разместить крылатые ракеты и ракеты «Першинг-2» в Западной Европе для противостояния советским мобильным ракетным системам «СС-20». Многие были против этого решения, и на споры и протесты ушли годы. Однако благодаря безоговорочной и отважной поддержке со стороны Тэтчер развертывание происходило. Спустя восемь лет Соединенные Штаты и Советский Союз подписали Договор о ликвидации ракет средней дальности, который ознаменовал начало конца «холодной войны» в Европе и доказал обоснованность веры Тэтчер в НАТО, англо-американский альянс и значимость обеспечения мира путем использования мощи.
Вторым вызовом было убедить врагов демократии во всем мире, что Запад вновь обрел волю не только к собственной защите, но и к сопротивлению агрессии при помощи силы. Когда в 1982 г. авторитарная аргентинская хунта вторглась на Фолклендские острова, Тэтчер сразу поняла, что Великобритания должна дать отпор. Сдать Фолкленды означало бы уступить агрессии и содействовать ее распространению в мире. Под ее вдохновляющим руководством Великобритания отвоевала острова. Эта решительная акция ошеломила Советы, которые не верили, что Великобритания будет сопротивляться, и принесла в Аргентину демократию, подорвав репутацию хунты. Мощная волна демократизации в мире в 1980-х гг. была запущена частично благодаря действиям Тэтчер в ходе Фолклендского кризиса.
Третьим вызовом было восстановление экономической свободы на Западе и преодоления представления о том, будто западные общества медленно, но неизбежно движутся к вялому бюрократическому социализму. Пока существовало подобное мнение, Советский Союз мог считать, что для победы ему нужно просто подождать. Эта проблема стояла особенно остро в Великобритании, которая приобрела ужасную репутацию как приходящее в упадок, неуправляемое государство, в котором доминируют ультралевые профсоюзы. Одержав верх в 1984-1985 гг. над попытками шахтеров поставить всю страну на колени и приступив к далеко идущей программе денационализации, Тэтчер переписала историю упадка Великобритании и возглавила экономическое возрождение Запада 1980-х гг., которое лишило СССР последней надежды.

Дальновидность Тэтчер оправдалась

В основе дальновидности Тэтчер, как и Рейгана, была надежда. Именно благодаря своей вере в Запад она считала, что «холодную войну» можно выиграть и что Советский Союз не вечен, так как бесчеловечность его системы приведет к его краху. Она даже с большим желанием, чем Рейган, искала такого советского лидера, который был бы способен понять, что перед лицом сильного и объединенного Запада советской системе не выстоять. Она нашла его в Михаиле Горбачеве. Тэтчер писала: «Я всегда верила, что наша западная система в конечном итоге победит, если мы не откажемся от своих преимуществ, так как она основывается на уникальной, почти безграничной творческой активности и жизненной энергии отдельных личностей. Даже такая система, как Советы, цель которой – раздавить личность, никогда не сможет до конца добиться этого… Это подразумевает, что в какой-то момент определенная личность может даже бросить вызов системе, которую она использовала для обретения власти… Вот почему неправы те, кто впоследствии считали, будто я отклонилась от своего первоначального подхода к Советскому Союзу потому, что была ослеплена Горбачевым. Я нашла его потому, что искала такого, как он».
Горбачев хотел реформировать, а не уничтожить коммунистическую систему. Но Рейган и Тэтчер поняли, что как только коммунизм начал либерализацию, он был обречен. Их вера в свободу принесла Западу мощь и мирную победу в «холодной войне», а тоталитарным режимам – крах.

Железная леди

Советские лидеры признавали в Маргарет Тэтчер достойного оппонента, так как она говорила о них правду. Их враждебность лишь прибавляла ей уважения, как и всем западным лидерам и восточноевропейским диссидентам, которые сопротивлялись коммунистическому режиму. Делу свободы повезло с Рональдом Рейганом и Маргарет Тэтчер: мир обрел лидеров, у которых была общая жизненно важная вера в свободу.
Запад должен помнить, как Маргарет Тэтчер помогла положить конец «холодной войне». Ведь эти принципы актуальны сейчас, как и тридцать лет назад:
• Добиваться мира с помощью силы.
• Бесстрашно противостоять агрессии.
• Верить, что любое государство, ограничивающее свободу, разрушает собственное будущее.

Эти уроки Запад должен почерпнуть у «железной леди».


АНАЛИЗ ПОВЕСТКИ ДНЯ КОНГРЕССА США
ПО ПРОБЛЕМАМ ВНУТРЕННЕЙ БЕЗОПАСНОСТИ

Авторы обзора - эксперт в сфере внутренней безопасности Центра внешнеполитических исследований им. Эллисонов Дж. МакНил, заместитель директора Института международных исследований им. Дэвисов Фонда «Наследие» Дж. Карафано и временный сотрудник Фонда, бывший советник министерства внутренней безопасности США М. Мэйер - отмечают, что по окончании парламентских каникул конгресс приступил к составлению законодательной повестки дня до конца года. В свете восьмилетней годовщины террористических актов 11 сентября 2001 г. конгресс должен почтить память погибших в этой трагедии, утвердив повестку дня по вопросам внутренней безопасности. Необходимо сделать правильные шаги с целью обеспечения безопасности, свободы и процветания страны.
Одновременно законодатели должны препятствовать реализации глупых инициатив, которые не укрепляют безопасность, а только наносят вред ключевым аспектам американской жизни. Конгрессу пора проявить лидерство и задать тон дискуссии по проблемам внутренней безопасности.

Внутренняя безопасность сегодня

Несмотря на достигнутые успехи, угрозы Соединенным Штатам сохраняются. Предотвращенные недавно спецслужбами США заговоры, такие как, теракт в отношении синагоги, показывают, что террористы все еще полны решимости уничтожить как можно больше американцев. Их необходимо остановить.
После террористических актов 11 сентября 2001 г., по официальным данным, было предотвращено, по меньшей мере, 23 атаки террористов. Этот успех – в большой степени результат нормативных актов, принятых после террористических ударов 11 сентября - закона «ПАТРИОТ» и закона о внутренней безопасности. Они обеспечили принятие следующих мер.
• Широкий обмен информацией между федеральным правительством, властями штатов и местными правоохранительными органами.
• Создание первоклассного министерства внутренней безопасности(МВБ).
• Развертывание постоянно расширяющейся инфраструктуры в сфере внутренней безопасности.

Эти факторы помогли обеспечить безопасность американцев, и их следует поддерживать, культивировать и расширять. В то же время, конгресс принял или рассматривает некоторые меры внутренней безопасности, которые имеют много общего с наклейками на бампере: за едкими формулировками мало содержания. От таких мер следует отказаться. У конгресса еще много неоконченных дел и незавершенных задач, требующих его внимания.

Что конгресс не должен делать

Часть того, что конгресс сделал или планирует сделать, не способствует укреплению безопасности, не защищает свободу личности и частную жизнь и не позволяет американской экономике расти и процветать. Далее приводятся инициативы, которые не следует продвигать.

Не содействовать нелегальной иммиграции. В этом году конгресс провел несколько законодательных предложений, которые будут поощрять нелегальную иммиграцию. Эти «молчаливые амнистии», например, закон «ДРИМ», предоставляющий образовательные льготы нелегальным иммигрантам, и закон о занятости в сельскохозяйственном секторе, амнистирующий нелегальных сельскохозяйственных рабочих, подорвут верховенство закона и дорого обойдутся американцам.
Конгресс также рассматривает законопроект, который снизит эффективность закона 2005 г. о требованиях к водительским правам и удостоверениям личности. Вместо этого конгрессу просто следует должным образом реализовывать закон 2005 г. Это позволит предотвратить хищение и подделку персональных данных, ослабляющих систему идентификации и упрощающих нелегальную иммиграцию.
Не наказывать туристов. После террористических актов 11 сентября 2001 г. поток туристов в страну сократился. Бессмысленно вводить налогообложение туристов, если рассчитывать на возвращение их потока к прежнему уровню. Законопроект о развитии туризма, вновь внесенный в этом году в обе палаты конгресса, предусматривает создание еще одной государственной структуры – корпорации, финансируемой за счет иностранных туристов, - с целью стимулировать поездки в США.
Хотя развитие туризма жизненно важно для экономического благополучия Америки, это именно тот вид деятельности, в который правительству лучше не вмешиваться. Налогообложение туристов посылает союзникам США ложный сигнал. Вместо этого правительство должно сконцентрироваться на упрощении порядка въезда в страну путем расширения программы безвизовых поездок и совершенствования инфраструктуры пунктов въезда в страну.
Не субсидировать ураганы. Закон о защите домовладельцев создаст фонд страхования от катастроф наподобие уже обанкротившейся и крайне неэффективной Национальной программы страхования от наводнений. Он предоставит государственное страхование домовладельцам и частным предприятиям для защиты их от очередного катастрофического урагана. Такое законодательство потребует, чтобы практически все американцы субсидировали тех, кто живет в подверженных ураганам районах, и разрешит штатам создавать нереалистичные программы страхования от природных катастроф и вновь обращаться к федеральному правительству за покрытием убытков.
Слабое место этого закона – в том, что он использует термин «катастрофический» при принятии решений, на какие бедствия закон будет распространяться, но не дает четкого определения этого термина. В результате, действие закона о защите домовладельцев может распространяться на любой природный катаклизм.

Что следует делать

Продвигаясь вперед, конгрессу следует прекратить играть в политику и заискивать перед группами влияния, а начать смотреть на внутреннюю безопасность глобальным, рассчитанным на перспективу и рациональным взглядом. Приоритеты конгресса должны включать следующее.
Отказаться от 100-процентного контроля морских и воздушных грузоперевозок. Решение конгресса о 100-процентном контроле морских и воздушных грузов продолжает лежать тяжким бременем на МВБ. Министерство не может найти способ выполнить это решение таким образом, чтобы это было действенно, рентабельно и укрепляло безопасность. Более того, большинство экспертов по безопасности и перевозкам утверждают, что это решение не нужно и не прибавляет безопасности. Пока не потрачено впустую больше времени, денег и ресурсов, конгресс должен пересмотреть эти невыполнимое решение.
Внести поправки в закон Стаффорда. Почти что как и закон о защите домовладельцев, закон о чрезвычайной помощи при бедствиях Р. Стаффорда 1998 г. не содержал достаточно жестких ограничений в отношении того, что может подпадать под описание катастрофы. В результате, Федеральное агентство по управлению в чрезвычайных ситуациях игнорировало расплывчатые положения закона Стаффорда и подходило даже к незначительным природным бедствиям по меркам реагирования на федеральном уровне.
Хотя правительства штатов и местные администрации способны адекватно реагировать практически на все природные катастрофы, эта реалия не помогает тем, кто воспринимает природные катаклизмы как «весьма политические события». Конгресс должен внести уточнение в трактовку понятия «природная катастрофа» законом Стаффорда так, чтобы оно распространялось исключительно на такие катаклизмы, на преодоление которых сил штата или местной администрации не хватает. Этот шаг будет гарантировать, что скудные налоговые поступления будут расходоваться только там, где это действительно необходимо.

Реформировать структуру грантов на внутреннюю безопасность

Комиссия по расследованию террористических актов 11 сентября 2001 г. отметила, что федеральные гранты на внутреннюю безопасность приносят выгоду сговорившимся между собой представителям отдельных штатов. Комиссия была права. МВБ продолжает раздавать гранты, которые базируются на крайне подозрительных критериях.
Так, например, МВБ продолжает увеличивать число городов, которые могут претендовать на получение грантов, тем самым распыляя ограниченные ресурсы. Оно также разрешает штатам оставлять себе часть этих средств, еще больше обделяя финансированием населенные пункты, которые находятся в высокой степени риска.
Конгресс должен сократить до 35 число городов, подвергающихся самой высокой степени риска, на которые распространяется право получать гранты, и потребовать 100-процентного выделения этих средств с тем, чтобы они дошли туда, где они нужны больше всего.
Если взглянуть глубже, система грантов – это ошибочный способ укрепить внутреннюю безопасность. Она не предполагает значительного участия федеральных органов, тогда как МВБ вовлечено целиком и полностью – от формулирования требований к не финансируемым их федерального бюджета задачам до требований представлять ежегодные запросы на гранты.
Оптимальным подходом были бы соглашения о совместной деятельности. Имея такие соглашения, федеральное правительство и местные власти могут сесть за стол как равноправные партнеры и договориться о результатах с самого начала, включая охват требований программного и финансового надзора, и затем направить фонды для достижения желаемых результатов без необходимости обращаться за грантами ежегодно.

Содействовать правоприменительным акциям штатов и населенных пунктов в отношении иммигрантов

Федеральное правительство неспособно преодолеть кризис, связанный с постоянно растущей нелегальной иммиграцией. В результате штаты начали принимать собственные законы и политические меры, нацеленные на уменьшение нелегальной иммиграции на низовом уровне. Однако федеральный закон продолжает довлеть над штатами и населенными пунктами в процессе реализации ими этих мер. Например, в законе о реформировании и контроле иммиграции для штатов и населенных пунктов исключения предусматриваются только в том случае, если они имеют дело с «лицензированием или аналогичными законами», связанными с приемом на работу нелегальных иммигрантов.
Принимая во внимание эти полномочия, федеральное правительство должно стимулировать штаты и населенные пункты к разработке инновационных правоприменительных методов, которые не требуют федерального вмешательства. Конгресс, со своей стороны, должен стремиться отменить предписанные законом ограничения, которые сужают возможности штатов и населенных пунктов по сокращению нелегальной иммиграции.


ЗНАМЕНАТЕЛЬНАЯ ВЕХА В КАМПАНИИ «ЛИДЕРСТВО
ДЛЯ АМЕРИКИ» ФОНДА «НАСЛЕДИЕ»

Президент Фонда «Наследие» Эдвин Фолнер объявил, что Фонду удалось достичь важной вехи в десятилетней кампании «Лидерство для Америки». «В конце августа с.г. число наших спонсоров впервые перевалило за полмиллиона. Это приблизило Фонд на один шаг к цели – к 2017 г. довести их численность до 1 млн. По этому случаю я записал специальный видеоролик. Приглашаю Вас посмотреть его в сети и рассмотреть возможность сделать взнос, не облагаемый налогом, с тем, чтобы я мог включить Вас в списки Фонда «Наследие» (http://www.myheritage.org/leadershipforamerica/five-hundred-thousand-members.html.)
Для меня будет иметь огромное значение, если Вы вступите в ряды Фонда «Наследие», просто щелкнув мышкой вот здесь http://www.myheritage.org/leadershipforamerica/five-hundred-thousand-members.html. Первоначальный взнос составляет всего 25 долларов.
Полмиллиона – это важная веха для Фонда «Наследие» и всего консервативного движения США. Мы воздаем долг благодарности таким сознательным гражданам, как Вы.
Такой быстрый рост наших рядов отражает сохраняющуюся важность консервативных принципов. В отсутствие реального лидерства со стороны политиков и политических партий американцы обращаются к Фонду «Наследие» за решениями наиболее актуальных проблем сегодняшнего дня.
Благодаря «Лидерству для Америки» мы вновь обратились к принципам, которые сделали нашу страну великой: свободному предпринимательству, ограниченному правительству, свободе личности, традиционным американским ценностям и сильной национальной обороне.
У нас есть план воплотить эти принципы в конкретные результаты в Вашингтоне и по всей стране. И по мере того, как число наших активных сторонников увеличивается в каждом избирательном округе, а мы идем вперед, влияние Фонда «Наследие» на общественно-политическую дискуссию будет постоянно расти.
Еще раз, огромное спасибо. Я полон надежды увидеть Ваше имя в списках нашего Фонда. Вперед к миллиону!»


ВЫСТАВКА КАРТИН О ГУЛАГЕ В ФОНДЕ «НАСЛЕДИЕ»

30 сентября в Фонде «Наследие» открылась выставка картин о ГУЛАГе. Это 50 захватывающих полотен о жизни и смерти в советских лагерях. Выставка проводится в рамках акции «Год чудес: падение Берлинской стены», организованной Фондом «Наследие».
Коллекция картин о ГУЛАГе создана Николаем Гетманом, пережившим ужасы сталинских лагерей. Эти произведения - беспрецедентные визуальные свидетельства существования сотен исправительных лагерей, где содержалось более 14 млн. политзаключенных. Многие из них умерли там или вскоре после освобождения.
Гетман начал писать картины тайно в 1953 г., когда вышел на свободу после восьми лет принудительного труда в Сибири и на Колыме. За что он был осужден? Однажды он оказался в компании с другим художником, который нарисовал крошечную карикатуру на Сталина.
Гетман позже писал о своей миссии: «Я был уверен, что мой долг – оставить свидетельства о судьбах миллионов заключенных, которые погибли и не должны быть забыты». Десятки лет ушло у Гетмана на то, чтобы перенести на свои полотна ужасающие, но странно воодушевляющие воспоминания. Он умер в августе 2004 г. в возрасте 86 лет с уверенностью, что сделал все возможное, чтобы сберечь для людей образы жестокой бесчеловечности коммунизма.
«Мы в Фонде «Наследие» горды тем, что спонсируем первую за 10 лет публичную выставку этих мучительных, порой шокирующих картин», - сказал один из организаторов юбилейной акции Ли Эдвардс. «Картины Гетмана называют визуальным аналогом «Архипелага ГУЛАГ» - классического произведения Александра Солженицына», - отмечает Эдвардс, который был главной движущей силой создания Мемориала жертвам коммунизма в США.
Выставка работ Гетмана будет открыта для посещения по рабочим дням до 9 ноября 2009 г., 20-й годовщины падения Берлинской стены.
Эдвардс сказал, что Фонд «Наследие», который временно приобрел картины Гетмана у Джеймстаунского фонда, надеется найти постоянного владельца и выставочные площади для этой коллекции и других художественных свидетельств ужасов коммунизма.


ФОНД «НАСЛЕДИЕ» СКОРБИТ О КОНЧИНЕ ИРВИНГА КРИСТОЛА

18 сентября президент Фонда «Наследие» Э. Фолнер выступил со следующим заявлением.
«С уходом из жизни редактора и ученого Ирвинга Кристола консервативное движение лишилось еще одного из своих интеллектуальных поборников. В последние годы Ирвинг был почетным стипендиатом у наших друзей в Институте американского предпринимательства. Однако этот пост был не более чем кульминационным пунктом его долгой карьеры в СМИ, издательском деле и научном сообществе.
Широко известно, что Ирвинг Кристол не всегда был консерватором, тем более, «неоконсерватором». Он начал свою карьеру как марксист, но с левых позиций смог разглядеть слабость марксизма. Это понимание постепенно привело его к переходу в политический лагерь правых.
Однажды он сформулировал это так: «Насколько я помню, я всегда был «неокем-то»: неомарксистом, неотроцкистом, неолибералом, неоконсерватором; в религии – неоортодоксом даже тогда, когда я был неотроцкистом и неомарксистом. В конце своего пути я собираюсь остаться просто «нео». Вместо этого Ирвинг стал притягательной иконой консерватизма.
В 1947-1952 гг. он был главным редактором журнала «Комментэри», затем в течение восьми лет исполнительным вице-президентом издательства «Бейсик букс» и профессором в области общественной мысли в школе бизнеса Нью-Йоркского университета.
Ирвинг Кристол вдохновлял нас всех. На заре консервативного движения либералы контролировали научное сообщество даже больше, чем сейчас. Кристол напомнил нам, что идеи важнее, чем идеология. Он положил начало интеллектуальному движению, доказавшему, что консервативные идеи работают, и помог превратить консерваторов в то, что покойный нью-йоркский сенатор Дэниэл Мойнихэн назвал «партией идей».
«Консерватор, - любил говорить Ирвинг – это либерал, столкнувшийся с реальностью». Всю свою продолжительную карьеру Кристол тщательно следил за реальностью. Поэтому он с гордостью называл себя консерватором.
Все наши молитвы и соболезнования - с его женой, историком Гертрудой Химмелфарб и его сыном Биллом Кристолом, одним из основателей и редактором журнала «Уикли стандарт».


ДИСКУССИИ И КНИГИ В ФОНДЕ «НАСЛЕДИЕ»

10 сентября в Фонде «Наследие» состоялась презентация антологии «Культурная разведка ради достижения мира» под редакцией профессора, эксперта в сфере политики и культуры Института мировой политики д-ра Дж. Пилон. С сообщением на эту тему выступил руководитель управления психологических операций комитета начальников штабов ВС США полковник в отставке Г. Эйерс.
Участники дискуссии задавались вопросом: вовлечены ли мы в конфликт цивилизаций? Ответ далеко не прост: культуры взаимодействуют ежедневно, часто к всеобщей выгоде, вне разрушительных катастроф, и американская культура на подъеме. Однако если окончание «холодной войны» заставило многих поверить, что «глобализация» будет сопровождаться возрастанием толерантности и гармонии, то террористические акты 11 сентября 2001 г. мгновенно развеяли эти иллюзии. Вскоре (хотя и недостаточно быстро) мы осознали необходимость понимать влияние традиций, истории и идей, особенно в тех регионах, где существует плодотворная почва для радикальных исламистов.
Превосходство в военной силе может временно победить их, но, как мы усвоили, заплатив высокую цену, их заменяют другие боевики, умело используя податливое население. Для того чтобы победить упорных и неумолимых врагов, нам следует принимать во внимание культурную «человеческую местность», на которой они действуют. В антологии рассматриваются связанные с этим вызовы. Они охватывают военную значимость понимания культуры противника; учет культурных факторов при реагировании на ассиметричные конфликты; необходимость избегать стандартного подхода к несхожим культурам; необходимость учитывать постоянно изменяющуюся природу культуры; феномен женщин-смертниц, повышение квалификации без отрыва от работы для офицеров в области информации, которые оказались неадекватно или слабо подготовленными для службы в Ираке и Афганистане. И, наконец, потребность учитывать культурные факторы в стратегических коммуникациях. Это критически важный ингредиент следующего поколения военных действий, когда конечный результат измеряется прочным, а не иллюзорным миром.

Комментариев нет: