понедельник, 8 июня 2009 г.

Что было на неделе (1-7 июня)

Quo vadis, Россия?

Экономическая ситуация в России оказалась в фокусе очередного санкт-петербургского форума. Он со всей очевидностью показал, что в российском руководстве нет четкого представления о перспективах кризиса и выхода из него. Речь президента Дмитрия Медведева, которую многие с нетерпением ждали, вызвала определенное разочарование. Он тщательно избегал каких-либо четких оценок в отношении нынешней ситуации и будущего российской экономики, зато повторил те амбициозные идеи Кремля, которые родились еще до кризиса и, вроде бы, оказались на втором плане после серьезного падения российской экономики в последнее время.
Замыслы превращения Москвы в международный финансовый центр, а российского рубля - в мировую резервную валюту сейчас еще более далеки от воплощения, чем год назад. Однако Кремль продолжает настойчиво продвигать их во имя своих сверхдержавных интересов, делая вид, что обстановка не изменилась.
В отличие от первого вице-премьера Игоря Шувалова, который в своем выступлении в прошлом году вызвал подлинный фурор заявлениями о необходимости либерализации экономики, Медведев никак не обозначил идеологического позиционирования своей экономической политики. Однако подспудно этатистская тенденция в его выступлении преобладала.
Что еще показал петербургский форум, так это многоголосие, если не сказать какофонию, правительственных оценок в отношении состояния и перспектив российской экономики. Если такие высокопоставленные деятели правительства, как министр экономического развития Эльвира Набиуллина и помощник президента Аркадий Дворкович, выступают преимущественно с оптимистичными оценками, то министр финансов Алексей Кудрин, напротив, весьма скептически оценивает и нынешнее положение, и возможности безболезненного выхода из него.
Эти расхождения постоянно прорываются наружу, становясь темой широких публичных обсуждений. В ходе форума Кудрин раскритиковал Дворковича и Набиуллину за предположение о том, что государство может позволить себе снизить НДС уже в 2011 г., и предупредил, что могут пройти десятилетия, прежде чем в России наступит экономический рост, сравнимый с предыдущими годами.
Правительство, безусловно, озабочено растущими трудностями в стране и предпринимает для их разрешения рискованные шаги, создающие опасные прецеденты. Так, когда 400 безработных в маленьком городке Пикалево Ленинградской области заблокировали шоссе в знак протеста против задержек зарплаты, премьер Путин лично вылетел туда и под телекамеры наказал нерадивых менеджеров и распорядился урегулировать ситуацию. Этот популистский ход, возможно, и прибавил популярности Путину, но, безусловно, поощряет дальнейшие стихийные акции протеста, которые чреваты серьезным нарушением правопорядка. Достаточно сказать, что таких городков, как Пикалево, с одним градообразующим предприятием, в стране насчитывается не менее семисот. Судорожный жест Путина – это, по сути дела, демонстрация не только неэффективности юридической и судебной системы в России, но и глубокого неверия правительства в рыночные механизмы в экономике.
Тем временем отнюдь не для всех кризис имеет негативные последствия. Консолидирует свои позиции видный олигарх Геннадий Тимченко, известный своей близостью к Владимиру Путину. В результате многоступенчатой сделки он удвоил свою долю в крупной газовой компании НОВАТЭК и остался совладельцем одного из крупнейших в России газовых месторождений – Южнотамбейского. По оценкам экспертов, «стоимость этого актива непрозрачна». Кроме того, оставаясь во главе нефтяных и газовых трейдеров, Тимченко создает собственный промышленный холдинг. Он уже консолидировал почти 80 процентов акций «Стройтрансгаза», лидера на рынке строительства нефте- и газопроводов.
Новый передел собственности ожидается и в сфере российской электроэнергетики. Под предлогом неэффективности владельцев нынешних энергетических компаний Минэнерго ищет для них "более состоятельных инвесторов". Главный игрок на этом поле уже известен. Это государственная корпорация «Интер РАО ЕЭС», чей совет директоров возглавляет вице-премьер Игорь Сечин. Предполагается, что деньги на приобретение частных энергетических компаний также даст государство. Фактически речь идет о новом огосударствлении российской электроэнергетики и радикальном пересмотре результатов ее реформы, проведенной в начале десятилетия Анатолием Чубайсом.

Вступит ли Россия, наконец, в ВТО

В связи с санкт-петербургским форумом активизировались спекуляции на тему вступления России в ВТО. В рамках этого мероприятия министр экономического развития Эльвира Набиуллина сообщила, что у Москвы есть все шансы завершить переговоры по присоединению к ВТО до конца 2009 г. Состоявшиеся у российских переговорщиков контакты с Евросоюзом, вроде бы, позволили урегулировать некоторые проблемы, связанные с российскими экспортными пошлинами на лес и техническими барьерами во внешней торговле. А американский торговый представитель Рональд Кирк после переговоров с вице-премьером Игорем Шуваловым и Набиуллиной заявил, что США не будут мешать России получить членство в ВТО.
Действительно ли дела обстоят так оптимистично? Как представляется, все не так просто. В российском правительстве продолжают обсуждать проект концепции таможенной и тарифной политики, которая предполагает в качестве антикризисных мер жесткие протекционистские шаги, например, повышение ввозных пошлин на готовые товары вплоть до заградительного уровня и введение "технических" ограничений в торговле.
Как это может работать в конкретных условиях, показал новый виток обострения российско-белорусских отношений. На прошлой неделе Москва запретила ввоз белорусской молочной продукции под предлогом несоответствия белорусских товаров российским техническим требованиям. Эта нетарифная мера обойдется Белоруссии в 1 млрд. долларов. Так что в свете этого прецедента Европе есть о чем беспокоиться.
Не снята озабоченность западных партнеров в России и в отношении откровенно протекционистского характера такой меры, как ограничение доступа иностранных инвесторов в так называемые «стратегические отрасли», а таковых, как известно, российское законодательство насчитывает ни много, ни мало 42.
Скептически оценивает перспективы вступления России в ВТО уже в 2009 г. такой видный российский деятель, как глава государственной корпорации «Роснанотехнологии» Анатолий Чубайс: «Слова о том, что в текущем году нам удастся завершить переговоры, мы слышим уже с 2002 г». По мнению Чубайса, России целесообразно найти альтернативу ВТО, и она в последнее время вырисовывается в форме таможенного союза между Россией, Белоруссией и Казахстаном.
Разумеется, подобный таможенный союз не только не решит проблем доступа российских товаров на мировые рынки, но и, напротив, усугубит изоляцию России. Однако существование подобных настроений в российской элите свидетельствует как о глубоком разочаровании в эффективности ВТО, так и о серьезном укреплении протекционистских тенденций во внешнеэкономической политике России.

Комментариев нет: