вторник, 9 июня 2009 г.

Каирская речь Обамы концентрировалась на общих интересах, но не сумела выявить общего врага

Сотрудники Фонда «Наследие» Л. Кертис и Дж. Филипс, комментируя речь президента Обамы в Каире 4 июня, считают, что это была попытка создать более глубокое взаимопонимание между американцами и мусульманами во всем мире. Однако благоприятное впечатление от этого выступления вряд ли продлится долго или существенно изменит отношение к Америке со стороны тех, кто противостоит политике Соединенных Штатов на Ближнем Востоке и в Южной Азии.
Многие мусульмане откликнулись на усилия президента США продемонстрировать уважение к ним и подчеркнуть общие ценности. Однако Обама упустил возможность четко идентифицировать общего врага - исламских экстремистов. Вместо этого он говорил о «неистовых экстремистах», уклонился от использования термина «исламистский» и обошел молчанием терроризм, который продолжает оставаться угрозой не только для американцев, но и для самих мусульман.

Новая политика в отношении мусульман

Президент Обама призвал начать отношения между США и мусульманами заново на основе «взаимного интереса и взаимного уважения». Он признал важный вклад, который внесли мусульмане в искусство, естественные науки, философию и медицину и пообещал бороться против негативных стереотипов в отношении мусульман. Он также подчеркнул необходимость большей толерантности и гарантий этнокультурных различий в странах с преобладающим мусульманским населением. Мусульмане не должны забывать о различиях между людьми. Он также правильно акцентировал важность прав женщин.
Президент также подчеркнул большое значение успеха мусульман в Америке, отметив, что Соединенные Штаты предоставляют равные возможности людям всех рас, вероисповеданий и религий. Однако ему следовало пойти дальше и особо отметить, что это возможно благодаря правовому государству и демократическим сдержкам в отношении власти.
Важно было и то, что он говорил об основополагающих принципах Соединенных Штатов. Это должно происходить в публичной дипломатии США значительно чаще. Это явно продуктивнее, чем пытаться продвигать американскую поп-культуру в качестве инструмента публичной дипломатии. Однако он мог бы более определенно высказаться в отношении исламского экстремизма и опасностей, которые он представляет для свободы личности и вероисповедания. Обама косвенно коснулся этой проблемы, выразив приверженность Соединенных Штатов демократическим ценностям, но должен был бы оказать большую моральную поддержку тем мусульманам в разных странах мира, которые сами борются с такими идеологиями.
Избегая употреблять слово «исламистский», Обама преуменьшает роль идеологических основ терроризма и угнетения. Он прав в том, что мы не должны ставить знак равенства между терроризмом и религией ислама, но Америке также следует быть готовой вступить в борьбу идей и твердо отстаивать свои позиции, когда исламистская идеология противоречит идеалам свободы личности и вероисповедания.

Ошибочные шаги в отношении арабо-израильского конфликта и других ближневосточных вызовов

Президент Обама поделился личным опытом жизни в стране с преобладающим мусульманским населением и попытался сравнить движение за гражданские права в США с борьбой палестинцев за независимое государство. Проблема с этим сравнением заключена в его контексте. Отличие от борьбы за гражданские права в Америке состоит в том, что на палестинских территориях и на всем Ближнем Востоке существуют крупные экстремистские и иногда даже насильственные движения, приверженные цели уничтожения Израиля. Создание независимого палестинского государства вряд ли приведет к устранению угрозы для Израиля. Такое государство фактически будет представлять для Израиля значительно более серьезную угрозу, если оно вернется к терроризму и станет союзником Ирана или других враждебных держав. Более того, президент США Обама даже не упомянул тот факт, что мусульмане, живущие в Израиле, имеют больше гражданских прав, чем мусульмане, живущие под репрессивным режимом «Хамаса».
Обама также сильно недооценил угрозу со стороны «Хамаса» для Израиля и для самих палестинцев. Он говорил о «Хамасе» в неопределенных выражениях, как будто это просто политическая партия, и не разоблачил ее революционной исламистской идеологии, которая отвергает не только мирные переговоры, но и само существование Израиля. Он также вторил аргументам арабов об «оккупации» и «унижении», не упомянув об арабских ударах по Израилю, которые неоднократно приводили к войнам, а также палестинский терроризм, который саботировал усилия по установлению мира. Арабы могли бы создать палестинское государство после 1948 г., но не сделали этого. Иордания оккупировала Западный берег р. Иордан, а Египет оккупировал сектор Газа.
Обама дал мусульманам надежду на скорый успех мирного урегулирования, что понижает требования к безопасности для Израиля и преуменьшает угрозу продолжающегося терроризма. Тем самым президент США создает условия для опасной ответной реакции в случае, если эти надежды не оправдаются.
Терроризм и отказ от признания существования Израиля – а не израильских поселений, – вот главные препятствия к достижению мира. В Израиле речь Обамы, скорее всего, воспримут как попытку умиротворения мусульман за счет Израиля. Там будет расти тревога, что Обама сознательно игнорирует потребности Израиля в сфере безопасности и преуменьшает угрозу терроризма.

Ирак и Иран

Обама также критиковал решение администрации Буша начать войну против Ирака и ни словом не обмолвился о том, что Саддам Хусейн в течение нескольких лет упорно отказывался реагировать на многосторонние дипломатические усилия и только глумился над 16 резолюциями Совета безопасности ООН. Если бы Соединенные Штаты не возглавили коалицию по выполнению этих резолюций, сегодня режим Саддама продолжал бы систематически подавлять и уничтожать иракцев, угрожать соседям и подрывать мир и безопасность на Ближнем Востоке.
Президент Обама также порвал с прошлой внешней политикой США, заняв очень мягкую линию в отношении угрозы со стороны ядерной программы Ирана и его мощной поддержки терроризма. Он повторил свое предложение взаимодействовать с Ираном без всяких условий и даже стал первым действующим президентом, признавшим, что Соединенные Штаты имели отношение к свержению режима Моссадыка в Иране в 1953 г. Тем самым он имплицитно подтвердил трактовку событий иранскими революционерами-исламистами. Это, возможно, и несколько повысит личную популярность Обамы, однако неясно, как это поможет американским национальным интересам в Иране или на Ближнем Востоке.

Попытки «Аль-Каеды» оттеснить Обаму

Попытка «Аль-Каеды» отодвинуть речь Обамы на второй план провалилась. В начале июня обнародовав поочередно записи выступлений аль-Завахири и якобы даже Осамы Бен Ладена, «Аль-Каида» попыталась выставить Обаму как врага мусульманского мира, который сеет ненависть в мусульманском сообществе, особенно в связи с политикой США в отношении Пакистана.
Эти видеозаписи говорят о том, что «Аль-Каеда» обеспокоена способностью Обамы апеллировать к мусульманскому сообществу и отчаянно ищет пути ослабить ее. «Аль-Каеда» концентрирует свои усилия на Пакистане, где на политику США часто возлагается ответственность за многочисленные теракты, осуществленные взрывниками-самоубийцами в последние два года в этой стране.
«Аль-Каеда» ошиблась, упомянув ситуацию в долине Сват, так как в последнее время пакистанская общественность сплотилась в результате боевых операций Пакистана по выдавливанию талибов из этого региона. Пакистанцы все чаще рассматривают Талибан как злонамеренного игрока, стремящегося к подрыву пакистанского государства и его демократических институтов.
Послания «Аль-Каеды», имевшие целью очернить речь Обамы, - это напоминание о вполне реальной угрозе со стороны общего нигилистического врага. В своих выступлениях в будущем Обама должен четко сформулировать, каким образом Соединенные Штаты и мусульмане могут сотрудничать для победы над этим врагом.
В конечном итоге, Обаме также придется обратиться к проблемам, связанным с исламистской идеологией, которая противоречит идеалам свободы личности и вероисповедания. Ему следует высказываться с большей ясностью и авторитетностью, а также разработать более широкую стратегию публичной дипломатии для борьбы с этой идеологией для того, чтобы противодействовать интеллектуальным основам и оправданию терроризма и угнетения, которые продолжают исходить от некоторых мусульманских стран.

Комментариев нет: