среда, 3 июня 2009 г.

Визит президента Обамы в ФРГ: необходимо отвергнуть мифологию о бомбардировке Дрездена

Проблемы фальсификации истории в ущерб национальным интересам волнуют не только российское руководство. Перед лицом массовых искажений исторических фактов левыми интеллектуалами по обе стороны Атлантики американские консерваторы тоже дают отпор вредным мифам - разумеется, совсем с иных позиций и иными методами, чем Кремль. Думается, что разоблачение фальсификаций истории должно опираться на мудрое изречение Солженицына: «Волкодав прав, а людоед – нет». Старший научный сотрудник Центра свободы им. М.Тэтчер Института международных исследований им. Дэвисов Фонда «Наследие» Т. Бромунд размышляет о том, какие последствия для интересов Америки может иметь поездка Обамы в Европу с посещением Дрездена.
5 июня президент Обама нанесет визит в немецкий город Дрезден. Этот визит вызовет острую полемику. Дрезден широко известен в связи с англо-американскими бомбардировками 13 февраля 1945 г. Они привели к массовой гибели людей, но в этом не было ничего беспрецедентного и необычного в период второй мировой войны. Мифы вокруг этих авианалетов возникли благодаря нацистам, а послевоенная советская пропаганда их автивно распространяла.
В этом контексте решение Обамы посетить Дрезден является опрометчивым. В ходе визита ему следует категорически отвергнуть любое отождествление западных союзников и нацистов. Обама должен уклониться от признания обоснованности измышлений нацистских и советских пропагандистов о бомбардировках Дрездена. Он должен решительно выступить в защиту англо-американской воздушной войны, которая выполнила свое назначение и привела к освобождению Западной Европы от нацистов в 1945 г., а также, в конечном итоге, и Восточной Европы от Советского Союза в 1989 г.

История вопроса

13 февраля 1945 г. 1100 британских и американских бомбардировщиков сбросили на Дрезден мощные фугасные и зажигательные бомбы. Они вызвали огненный смерч, уничтоживший центр города. Точное число погибших никогда не будет известно, но тогда нацистские власти неофициально оценили их количество в 25 тыс. человек. По данным и британского историка Ф. Тейлора, потери составили 25-40 тыс. человек. В 2008 г. авторитетная комиссия немецких историков назвала цифру вероятных потерь примерно в 18 тыс. человек, но определенно не выше 25 тыс.
Налет на Дрезден не был чем-то необычным. В июле 1943 г. британский авианалет на Гамбург вызвал аналогичный огненный смерч, уничтоживший 56 процентов городских строений и 40 тыс. жителей. Оба налета были частью англо-американской кампании стратегических бомбардировок, начатой после встречи американского президента Ф. Рузвельта и британского премьера У. Черчилля в Касабланке в январе 1943 г. Она осуществлялась после немецких бомбардировок Варшавы в сентябре 1939 г. и Роттердама в мае 1940 г., нацистских авианалетов на Лондон летом и осенью 1940 г., уничтожения Белграда немецкими самолетами в 1940 г. и британских бомбежек Германии, которые начались в мае 1940 г. и усилились в 1942 г.
Бомбардировка Дрездена была проведена по просьбе Советского Союза, которому требовалось, чтобы городской железнодорожный узел был разрушен для предотвращения концентрации немецких войск против наступающих сил СССР. В Дрездене также находилось свыше 100 заводов, работавших на войну. По оценке Тейлора, «Дрезден был в числе ведущих военно-промышленных центров Третьего Рейха». Конечно, Дрезден был широко известен и как культурный центр, но одновременно он имел большое военное значение, что бы ни утверждали распространители мифов на более позднем этапе.

Мифы вокруг Дрездена

Нацистский режим, отчаявшись остановить англо-американское наступление, пытался парировать его организацией пропагандистской кампании против западных союзников. После налета на Дрезден министр пропаганды Й. Геббельс решил сгустить краски. Он инициировал утечку в прессу фальсифицированных документов, в которых приводились увеличенные на порядок данные о потерях: 25 тыс. превратились в 250 тыс. Он также играл на репутации Дрездена, утверждая, что это город исключительно культурных ценностей и сокровищ искусства, а не военно-промышленный центр.
Широкая общественность поверила в ложь Геббельса. «Степень широкомасштабных и долговременных отголосков международного возмущения, которое последовало за бомбежками Дрездена, представляет собой, по крайней мере, частично, последний мрачный шедевр Геббельса», - заключает Тейлор.
После войны Дрезден был частью советской зоны оккупации, а позже входил в состав ГДР. Советские власти и руководство ГДР использовали нацистский миф о Дрездене в своей пропагандистской кампании эпохи «холодной войны» против США, Великобритании и ФРГ. В 1953 г. участникам массовых митингов протеста в ГДР объясняли, что бывший командующий союзными силами Д. Эйзенхауэр – к тому времени уже президент США - несет личную ответственность за бомбардировки «англо-американских воздушных гангстеров» (термин, придуманный Геббельсом). В 1954 г. потери от бомбардировок были официально объявлены коммунистическим режимом в количестве «сотен тысяч».
Эта инспирированная нацистами ложь получила широкое распространение. Ее повторил Курт Воннегут в своем романе «Бойня №5» (1969 г.), который опирался на «Разрушение Дрездена» Д. Ирвинга (1963 г.). На суде о клевете 2000 г. в Великобритании судья охарактеризовал Ирвинга как «человека, яростно отрицавшего холокост», который «по собственным идеологическим соображениям упорно и настойчиво искажал исторические факты и манипулировал ими ». Трактовка Ирвингом бомбардировок Дрездена положила начало идеологическому наступлению на военную этику западных союзников.

Успехи воздушной войны

Авианалеты на Дрезден были частью широкой англо-американской кампании стратегических бомбардировок. Эта кампания решила пять жизненно важных задач, имевших ключевое значение для победы над нацистской Германией.
Во-первых, она показала, что у Великобритании с 1940 по 1942 гг. было достаточно воли для сопротивления. Это было крайне необходимо для ее отношений с США, а после июня 1941 г. - и с Советским Союзом.
Во-вторых, как утверждает видный историк Р. Иванс, «бомбардировки Дрездена сделали намного больше, чем поражение нацистов под Сталинградом и в Северной Африке, для распространения среди немецкого населения разочарования в нацистской партии».
В-третьих, воздушная война нанесла колоссальный ущерб германскому военному производству. В январе 1945 г. немцы подсчитали, что бомбардировки привели к сокращению их производства танков на 25 процентов.
В-четвертых, эти бомбардировки заставили Германию израсходовать значительные ресурсы на создание системы ПВО. Эти ресурсы могли пойти на боевые действия против западных и советских войск. Это также заставило Гитлера сконцентрироваться на разработке ракет «Фау-1» и «Фау-2». Обе представляли собой замечательное технологическое достижение, но с военной точки зрения были бесполезны. Тем не менее на них уходили без того скудные ресурсы рейха.
И последнее. Воздушная война отвлекла германские ВВС с восточного фронта, тем самым содействуя наступлению Советской армии, и в конечном итоге способствовала их разгрому на западном фронте. Без подавляющего преимущества в воздухе высадка союзных войск в Нормандии была бы невозможна. Именно благодаря этой операции Западная Европа освободилась от нацистов. Была создана база свободы, приведшая к падению в 1989 г. коммунистических режимов в Восточной Европе.

Символичность Дрездена и визита Обамы

Для многих критиков бомбардировка Дрездена стали символизировать зло всей англо-американской воздушной войны против нацистской Германии. Для них бомбардировка Дрездена была лишь наиболее вопиющим примером в этой военной кампании и является военным преступлением.
Таким образом, миф о Дрездене – это своеобразное сосредоточие усилий по нравственному отождествлению западных союзников с нацистской Германией. А если взглянуть шире, - то и попыток дискредитировать и криминализировать американскую и британскую внешнюю политику в тех случаях – как это было в 2003 г. в отношении войны в Ираке, – когда она избирает направление, которое не нравится критикам.
Такие усилия начались с коммунистической пропаганды после 1945 г. Пока длилась «холодная война», они не имели успеха, но с крахом Советского Союза и воссоединением Германии их популярность стала расти. К 2002 г. после публикации книги Йорга Фридриха «Пожар», в которой он коварно приравнивает бомбовую войну против Германии к холокосту, эта кампания достигла уровня бестселлера.
Символичность Дрездена, даже если это слабо подтверждается историческими фактами, - это уже реальность: она помещена в мифологию за мнимые военные преступления, совершенные американцами и британцами в их войне против нацистов, и, как подразумевается, за их предполагаемые преступления после 1945 г. Выбрав Дрезден из всех городов ФРГ, президент Обама будет постоянно ощущать этот миф как политический фон. Жаль, что ему не отсоветовали ехать туда.
Решение президента США посетить этот город вызывает опасение и тем, что он может воспользоваться этой возможностью, чтобы извиниться за бомбардировки. В связи с тем, что эти бомбовые удары стали символизировать предполагаемое зло всей воздушной войны, извинения за Дрезден могут иметь очень широкие последствия в отношении этики второй мировой войны в целом.
Особенно неудачно, что Обама в один день посетит Дрезден и концлагерь в Бухенвальде. Тот факт, что и Бухенвальд, и Дрезден считаются достойными президентского визита, может быть воспринят как моральное равенство между ними. Именно этого и пытались добиться ревизионисты.

Что должен сделать Обама

Президент США не должен стать заложником мифов о Дрездене, инспирированных нацистами и коммунистами, например, о числе людей, погибших под бомбежками, или значимости военного производства в этом городе. Он также не должен верить любым попыткам поставить знак равенства между западными союзниками и нацистами или бомбовой войной и холокостом. Обама обязан выступить с ясным заявлением, что бомбардировка Дрездена была частью широкомасштабной англо-американской воздушной войны против нацистского режима и была жизненно необходима для поражения нацистов и победы Запада в 1945 г.
Наконец, он должен пойти еще дальше, сказав, что уроки второй мировой войны не в том, чтобы никогда больше не было войны, и не в том, что пацифизм – это нравственный выбор. Уроки войны в том, что зло – это реальность, что политика умиротворения – это не добродетель, и что никакая война – даже с такой целью, как поражение нацистской Германии, - не может быть выиграна без трудного, но необходимого выбора.

Комментариев нет: